November 29th, 2013

МУЖИК РАБОТАЕТ. "РУССКИЙ РЕПОРТЁР".

Что хочет сказать стране Юра Огурец из села Россолово

Власть ворует, народ голодает, мужики спиваются, бабы стервенеют, русских давят, нерусских травят, большой бизнес борзеет, малый загибается, жить честным трудом нельзя, нечестным — тем более. Очень стройная и гармоничная картина мира. Не вписывается в нее только Юра Смирнов по кличке Огурец, который в своей вымирающей костромской деревне имеет 100 тысяч в месяц. Как? Да никак! Просто работает.

[Читать полностью]Тормозные осенние мухи очень смешные. Они гуляют вразвалочку по оконному стеклу, лапки дрожат и подкашиваются. Берешь ее голыми руками за крыло, а ей даже жужжать лень. Когда выглядывает солнце, дрозофилы и дрозофилки кое-как поднимаются в воздух, но тут же идут на жесткую посадку, издавая звук падающего самолета. Все, не могу больше ждать! Пойду сам, пешком. Подумаешь, какие-то семь километров.
Юра и его средства производства: автомобиль, трактор, а также ум, честь и совесть

Юра Смирнов по кличке Огурец — это человек, который вечно опаздывает, но все успевает. Ангел-хранитель села Россолово. Неутомимый шабашник. Просто человек, который берется за любую работу. Для профессии, которую он освоил, односельчане названия еще не придумали, но номер Смирнова есть у каждого — как 02 или 03. Просто любой здесь знает точно — по нему можно позвонить в любое время суток, и Юрка: а) никогда не откажет; б) обязательно сделает то, что обещал; в) возьмет недорого, а может и вовсе подождать с оплатой.

Почему же, зараза, он уже на час опаздывает?!

Уважительная причина может быть только одна. Село Россолово рассечено пополам железной дорогой с очень капризным шлагбаумом. Недавно сильно умные люди в РЖД решили построить на станции дополнительный тупиковый путь. Не рассчитали с длиной, а может, сэкономили: теперь, если туда загоняют слишком большой поезд, он перекрывает переезд на несколько часов. Для Смирнова это единственный шанс передохнуть.

— Да ты что, правда пешком сюда явился?! — Юрка округ­ляет глаза, когда я застаю его по ту сторону товарняка. — Там же медведица бродит! Я вчера ее сам видал, прямо на дорогу передо мной вышла.

Ладно, не будем о грустном…


О грустном

В местный диалект, изобилующий северным оканьем, дыканьем и восходящими интонационными завитушками, каким-то чудом вплелось дворянское словечко «пóлно». В окружении высококачественной матерщины оно смотрится особенно изысканно: «Юран, да пóлно, не дождемся мы сегодня этого мудака, он вчера весь вечер Юльку топтал, сейчас дрыхнет, сука, попердывает — пошли без него, нам больше бабла достанется».

Собственно, это «пóлно» — единственная веселая нотка в местной печальной действительности. По крайней мере на первый взгляд.

— Формально на территории сельсовета 86 деревень, но треть из них уже давно вымерла, а таких, где живут люди, а не дачники, всего четыре, — глава сельсовета Александр Транчуков, бывший моряк торгового флота, мужественно докладывает обстановку на демографическом фронте. — Население — 2613 человек, из них 757 пенсионеры. Молодежь уезжает в Москву, Питер, Кострому, а из городов и с северов приезжают в основном старики — доживать свой век на природе. Еще немного, и станем домом престарелых под открытым небом.

Костромская область вообще аутсайдер почти по всем показателям. В рейтинге регионов по качеству жизни — в первой десятке снизу. Численность населения сползла до зловещих 666 тысяч — впору присоединяться к соседней Ярославской области. Экономика африканского типа, ведущие отрасли — лесное и сельское хозяйство. Полная и безоговорочная депрессия. «Это все потому, — утверждает костромская интеллигенция, — что наша земля — вотчина династии Романовых. Советская власть сюда не вкладывалась принципиально. А постсоветская — вообще никуда не вкладывается».
Александр Транчуков. Глава сельсовета. Много думает

Александр Транчуков — это человек, который много думает.

— Про русский национальный характер, — уточняет глава сельсовета. — Мы почему-то все время ждем, что придет какой-нибудь сильный вожак и нас организует. Мы почему-то стесняемся сами делать какие-нибудь хорошие дела. На субботник людей уже не выгонишь, еле приучил за вывоз мусора платить. Все жалуются на торговцев паленым спиртом, а как предложишь совершить контрольную закупку, разбегаются по норам. То ли мы потеряли чувство любви к родине, то ли его и не было никогда. А может, просто раньше власть посильней была, заставлять умела?

Сам Транчуков — человек гиперактивный. По правую руку от него стена, увешанная культурными мероприятиями. Конкурс «Коси, коса!», «Папа, мама, я», чемпионат сельсовета по гиревому спорту…

— Я своего сына знаете как научил родину любить? Мы когда с ним на природу выезжали, первым делом весь чужой мусор вокруг себя уберем, в яму закопаем, сверху поставим крестик и прочитаем молитву собственного сочинения.

Юру Транчуков тоже иногда критикует за недостаточную духовную крепость. Юра и правда ни о чем таком не думает. Почему? Да не почему! Просто работает.


Могу копать

В восемь утра, прорвавшись сквозь проклятый переезд, ездим по Россолово, собираем трудовые резервы под необходимость вырыть могилу для очень ответственной старушки Гусевой. Позавчера утром она сказала: «Ну все, сегодня я точно помру!» И слово сдержала, к вечеру умерла.
Сашка-«ирландец». Не пьет, не курит, характер «модный»

Трое уже есть: Юрка, его брат Толик и я. На обочине нас ждет здоровый рыжеватый парень Саша, он похож на ирландца. У Саши «модный» характер: всегда себе на уме, любит деньги, почти непьющий. Разыскиваем последнего, Серегу. Он полная противоположность «ирландцу». Хоть и щупленький на вид, но шебутной, любит пиво и поозорничать. То на машине пьяный улетит в кювет прямо под носом у гаишников, то морду набьет кому-нибудь не тому, то женится неудачно. Но есть у него все-таки один недостаток — гиперответственный. Если что-то обещал, сделает. Вот и сейчас, хоть и в весьма потрепанном виде, Серега все-таки присоединяется к рабочему коллективу, и всем этим ласковым маем мы едем копать.

Дорога на кладбище, она же дорога к храму, представляет собой реку грязи, которую даже идущий не осилит — только джип. Параллельно течет еще одна жидкая дорога — река Векса. Там, где эти две магистрали почти соприкасаются, стоит живописный храм, и с каждым годом все шире расползается оно — кладбище.

Копать могилу, оказывается, — занятие очень позитивное. Особенно если ты роешь ее для человека, умершего естественной и достойной смертью, как в случае со старушкой Гусевой. Это почти как принимать роды или провожать ребенка первый раз в первый класс. Чувствуешь себя частью какой-то естественной и непреодолимой силы. Никакого уныния и скорби, копаем, как будто танцуем лезгинку. Попеременно кто-то один выходит в центр и машет лопатой, погружаясь все глубже в землю, остальные стоят по краям и самозабвенно трындят.

— Толик, а помнишь, как мы могилу рыли и на труп наткнулись? Как ты быстро тогда из могилы выпрыгнул! Небось, сейчас так не получится!

— Конечно, выпрыгнул. Он же лицом вниз лежал. Я как представил, что его могли живым закопать, мне аж плохо стало.

— А в Москве сейчас такой аттракцион есть: платишь бешеные деньги, и тебя на полчаса закапывают прямо в гробу. Полежал, подумал о вечном, откопали — и никакой депрессии, как новенький.

— А гроб со связью?

— Зачем?

— Ну как, закапываешь дурака, а потом звонишь ему под землю и торгуешься — почем откапывать будем.

— Саш, а Саш, ты брюки-то сегодня крепкие надел? Не треснут, как в прошлый раз? Он у нас тут отличился: опускаем гроб в могилу, а они у него хрясь — прямо вместе с трусами. Люди аж плакать перестали, ржачка на кладбище была такая, даже отец Валентин из окна выглянул.

— А как он, кстати? Все пьет?

— Сейчас вроде нет уже. А раньше пил — почти каждый день звонил, бутылку заказывал.

— На что он пил-то? Его ведь в служении запретили.

— Знакомый прихожанин из Буя помогал. За былые заслуги. Юран, ты на хрена землю в яму загоняешь — делать, что ли, нечего?

— Че, не видишь? Края выравниваю, красоту навожу.

Старушка вместе с родственниками приезжает в кузове грузовика. Могилой все остались довольны: дно сухое и ровное, края отполированы, отвальная земля лежит по трем сторонам периметра красивым диванчиком. Родные и близкие поплакали, спели «Святый Боже», выпили и начали яростно размечать прилегающую к свежей могиле землю под собственные будущие трупы. Причем безо всякого траурного фарисейства, а наоборот — с большим азартом и жизнелюбием. Раньше так делили ордера на квартиры в только что построенном для трудящихся доме.


Сам себе зарплата

Почему Смирнова стали называть Огурцом, не помнит уже никто, кроме его самого и его родной матери. Да и у них версии разнятся.

— Это все Валька Попова, — говорит мать. — Он однажды рубероид привез на склад, спрыгнул из кабины на землю, смешной такой, как огурец. Вот она первая и стала его так называть.

— Это все Валька Попова, — соглашается Юрка и тут же делает шаг в другую сторону. — Мы однажды сидели где-то вместе за столом, а я все на огурцы налегал. Вот она первая и стала меня так называть.

В этих местах прозвище есть почти у каждого. Обижаться — признак идиотизма. Кличка дается человеку как пропуск в сообщество достойных. Например, крупнейшего местного предпринимателя зовут Штуцер. А есть целое семейство, которое уже на протяжении лет ста от мала до велика зовут Кабанами, Кабанихами, Кабанятами. Живет в Россолове даже один тип, которого все в глаза называют Глупым — и он тоже не обижается. Да Юрка и впрямь похож на огурец. Непонятно чем, но похож. Какой-то весь кругловатый, кривоватый, а главное — всегда в тонусе.

— Выучился на механизатора, работал в колхозе «Объединенный труд», в девяностые начал потихоньку шабашить, — излагает свою биографию бывший Смирнов. — Ну а как еще? В колхозе зарплату по четыре месяца задерживают, а тут день в день живые деньги. В нулевые, когда получше стало, пошел в «Форию» в охранники, но шабашить не перестал. Сутки сторожу, двое — сам себе зарплата.

— Куда пошел?

— В «Форию». Это у нас тут была такая контора финская. Они решили лес заготовлять, им береза была нужна. Навезли техники целую дивизию, огромный холм своротили, построили терминал. А когда дошло дело до рубки, выяснилось, что это только на картах у нас здесь береза. А на самом деле осина. В общем, заплакали финны, забрали свою технику, свалили на родину, а нас сократили. Тогда я решил уже полностью пересесть на шабашку. Купил два убитых трактора, привел их в рабочее состояние — потом, правда, один пришлось продать, деньги были очень нужны. Сейчас опять зовут в охранники, в таксисты, даже главный районный жириновец в помощники к себе идти предлагает. Но я уже не хочу. Я все равно нигде такой зарплаты не найду.

— Какой такой?

— Ну вот смотри. За могилу мы сегодня по тысяче заработали. Сейчас пойдем чубарики грузить, развозить, я с них еще по тысяче имею. Вечером семью одну в Галич повезу на поезд, а другую, наоборот, встречу — еще восемьсот. Плюс так, по мелочи. Меньше трех тысяч в день у меня никогда не бывает, а работаю я без выходных. Плюс пенсия по инвалидности — почти десятка. Ты сам-то в своей Москве сколько зарабатываешь?


Чубарики

Они же шабарики. Весьма ценные отходы лесного хозяйства. Прежде чем просто срубленное дерево станет деловой древесиной, ему отрубают сучья и нижнее утолщение, которое портит калибр. Это и есть чубарик — самая плотная часть ствола, идеальное топливо для домашних печей. Этими отходами завалена целая долина, примыкающая к местной пилораме Костромалесхоза. На ней по договоренности с лесозаготовителем и пасется Юрка Огурец.

Телегу чубариков на пять кубов он продает за две с половиной тысячи. Из них одну платит хозяину долины, пятьсот за погрузку — Сашке, похожему на ирландца, тысячу — себе за доставку. Если заказчик просит порубить чубарики на дрова, еще четыреста. Но дело это трудоемкое, сам Огурец не рубит. Юрка вообще уже почти полностью слез с физической работы, поскольку инвалидом является не только по документам, но и в реальности: врожденный вывих тазобедренного сустава.

— Я сам только за рулем работаю, ну и в гараже по слесарке. Даже когда могилы копаем, я больше дирижирую, чем лопатой машу, — сам видел.

— За что же тебе платят?

— За ум, честь и совесть.

— В смысле?
Телега чубариков. Две с половиной тысячи рублей

— В прямом. Иди найди какого-нибудь шабашника. Найдешь, конечно. Но не факт, что он все сделает как надо, не факт, что не попросит лишнего, не факт, что вообще приедет в назначенное время. А я человек, в котором уверены все, у меня репутация — за многолетний и добросовестный труд. Поэтому обращаются ко мне, а я уже собираю людей под конкретную работу. У меня на примете человек десять толковых ребят. Правда, время от времени кто-нибудь из них начинает дурковать, но это быстро лечится: я просто отлучаю его от заказов, и он быстро приходит в себя. Одно дело поругаться с каким-нибудь разовым клиентом, другое — с человеком, на котором фактически замыкается вся шабашка местная.

Это сейчас Огурец такой продуманный, а когда начинал свой бизнес, весь состоял из одних слабостей. Добрый, честный, круглый. Собственно говоря, история его успеха тоже началась с одного большого недостатка: не мог никому отказать.

— Люди просят: сделай то, сделай это. Бабушке какой-нибудь дрова порубить, крышу залатать — ну как тут откажешь? Помогал. Сначала бесплатно, как тимуровец. Потом стали деньги совать. Вот и вся история успеха.

— А почему деньги, а не пол-литра?

— Пытались и пол-литра, но я не пью.

— Принципиально?

— Да какой там! С организмом что-то не то. Иной раз ужас как хочется напиться, а больше бутылки пива не лезет — хоть плачь. И что остается делать? Приходится работать.


Дежурный по территории

Сегодня у Огурца рекорд — четыре тысячи пятьсот рублей. После двух телег с чубариками позвонил сосед, попросил вывезти на свалку хлам, который остался в доме после смерти дедушки, — еще четыреста рублей. Потом отвезли на кладбище одну семейку — отметить сороковины. Вернулись домой, помыли машину. Пока она сохла, Юрка отлучился на пять минут: думал — до ветру, оказалось — успел в бане помыться.

Не успели выехать за пассажирами, чтобы везти их в Галич, — звонок. Дама бальзаковского возраста просит принести ей из магазина бутылку водки. Сто рублей сверху. Еще звонок. Молодой бездельник заказывает продукты с доставкой. Еще сто.
Юра и его средства производства: автомобиль, трактор, а также ум, честь и совесть

— Ты тут прямо как «скорая помощь».

— Почему как? Меня очень часто просят в больницу отвезти. Недавно вон дедушку одного чуть не спас. Если бы врачи его потом обратно домой не отправили, выжил бы.

— А пожары тушить тебя не вызывают?

— На пожары нет, а вот дороги от снега я постоянно чищу вместо дорожников.

— И кто платит?

— Иногда люди скидываются, иногда сельсовет что-то подбрасывает. Но от властей много не дождешься — так, на бензин.

— Зачем же ты чистишь?

— Ну а как тут откажешь? Кроме меня, некому.

— Слушай, а почему бы тебе самому не пойти в главы сельсовета? Ты ведь, в сущности, сейчас именно этим и занимаешься — дежурный по территории, решаешь проблемы людей. Станешь начальником — будешь делать то же самое бесплатно, за государственный счет.

— Боже упаси! У меня столько нервов нету.

Берем пассажиров, прорываемся через проклятый шлагбаум. На заднем сиденье пожилые брат и сестра. Оба кораблестроители, всю жизнь проработали в Северодвинске, делали подводные лодки. Брат вышел на пенсию, вернулся в родное Россолово и запил. Сестра приезжала на похороны матери, а теперь возвращается к своим субмаринам.

— Знаешь, какое у нас там вредное производство? Ой, лучше тебе не знать!

Пьяный кораблестроитель крепко садится мне на уши и всю дорогу мужественно сражается с собственной немотивированной агрессией. В ожидании поезда отпрашивается в туалет, а сам идет в магазин, покупает еще пузырь и возвращается добрый и счастливый. Опытная сестра разоблачает брата именно по этому признаку. Пузырь находит с одного касания.


Женщине плохо

Древний город Галич дикий, но симпатичный. Огромное озеро, сколько хочешь деревянного зодчества и всего один светофор — зато с озвучкой для слепых. Юрка делает погромче музыку, чтобы совсем не озвереть от этого писка, пока мы ждем сильно нетрезвую женщину, работницу ресторана «Русский чай».

У нетрезвой женщины случилось большое горе: жизнь в очередной раз бессмысленна и беспросветна. Всю дорогу до Россолово она очень громко матерится, сбрасывает звонки нелюбимого мужа и любимой мамы, названивает подруге, к которой хочет поехать ночевать, потому что все достали, просит остановить возле магазина, чтобы купить сигарет, покупает там все, кроме курева, приезжает наконец к подруге, через пять минут звонит, чтобы ее оттуда забрали, — в общем, плохо женщине, очень плохо. Даже буйный кораблестроитель забился в дальний угол заднего сиденья и затих.

— Юран, а у вас тут что, люди каждый день на работу на такси ездят?

— Вообще-то туда автобусы четыре раза в день ходят. Просто сегодня девушка припозднилась. Да и взял я с нее вдвое меньше, потому что в складчину с этим… кораблестроителем. Но вообще я бы не сказал, что жизнь здесь у нас бедная. Она не бедная. Просто немного бестолковая.

Юркина родная мать Валентина накопала сегодня 13 ведер картошки. Соседи просто пришли к ней и сказали: «Что-то неохота нам свою картошку копать. Хочешь — бери бесплатно. Все равно пропадет».

— Это что, бедность называется? — спрашивает меня Валентина. — В советское-то время было гораздо бедней. Зарплата — 50–60 рублей, за колбасой в Москву, сено по ночам тайком косили. Такого даже представить было нельзя, чтобы люди себе на дом водку с доставкой заказывали. Причем богаче всех живут бездельники. Вон соседи мои алкоголики — рожают, живут на детские пособия, на такси за справками ездят, а после трех лет, когда пособия больше не положены, сдают детей в детдом. Моя воля — я бы половину всех этих пособий вообще отменила, они портят людей. Мужики стали какие-то беспутные, девки безрукие — даже пельмени магазинные приготовить не умеют. Ох, чем все это закончится, даже не знаю. Я вот газ и воду не стала в дом проводить, хотя предлагали.

— Почему?

— Если у нас все в доме будет, как жить-то после этого? На улицу выходить вообще не за чем станет. Одичаем совсем!

То, что жизнь в Россолово не бедная, а глупая, признает даже задумчивый глава сельсовета Александр Транчуков. В среднем люди имеют по 15–20 тысяч в месяц. Если добавить огородную ренту и экономию на общей сельской солидарности, то доход можно смело удваивать.

Изменился лишь народный рейтинг работодателей. Раньше денежно и почетно было работать на железной дороге. Теперь зарплаты на РЖД снизились настолько, что работать туда идут все больше люди никчемные. Зато поднялся статус врачей, учителей и прочих бюджетников. Но и тех, и этих, и всех остальных одинаково гложет какое-то всепроникающее чувство тотальной неправильности жизни. Юрка Огурец — едва ли не последний фактор стабильности.


От работы кони дохнут

Неподалеку от Россолово из тугой земли Мантуровского района торчит одна непростая избушка, которая по совместительству является исследовательской базой факультета государственного и муниципального управления Высшей школы экономики. Построил базу профессор Юрий Плюснин, который возит сюда студентов для более тесного знакомства со страной. Он изучает провинциальное общество уже лет тридцать. У него несколько нестандартный взгляд в том числе и на русскую трудовую этику.

— Прежде всего нужно научиться различать понятия «работа» и «труд», — с ходу интригует Плюснин.

— Научите.

— Работа — это процесс, слабо сопряженный со смыслом. На древнерусском языке это называлось «ломить», «орать». А труд — это действие, изначально обращенное на результат. Труд — это творчество. Чтобы хорошо работать, нужно просто упереться рогом — сила есть, ума не надо. А чтобы хорошо трудиться, нужно быть немного ленивым. Ровно настолько, чтобы не любить лишние усилия.
Дорога к храму. Не осилит даже идущий

— А, так вот почему в католических землях Германии экономика развита гораздо лучше, чем в протестантских! Все эти БМВ, «Мерседесы» и «Порше» появились именно в Швабии и Баварии, а не в какой-нибудь Нижней Саксонии. Католики просто ленивей протестантов.

— Очень даже может быть. Технологии создают такие люди, которые не любят лишней работы. А протестантская этика культивирует работу как процесс: не ленись, все время что-то делай, и бог будет тебя любить. Результат не важен. И в этом ее слабость. По крайней мере в современном мире.

— Сейчас вы скажете, что православная трудовая этика ближе к католической.

— Да, скажу. Мы не любим делать бессмысленные вещи, и это очень хорошо. Православный подход к труду — он прежде всего творческий. Русский человек — плохой работник, но хороший труженик. Неслучайно именно это слово активно использовала советская пропаганда. Коммунисты чувствовали, как активизировать человеческий ресурс. В России отлучать труд от смысла нельзя ни в коем случае.

Теория очень красивая и стройная, но упрямый Огурец ни в какую не желает в нее встраиваться. Ко всем религиям мира он одинаково равнодушен, но ведет себя именно как протестант. Просто пашет с утра до ночи, а когда спрашиваешь зачем, пожимает плечами: «Меня так воспитали». Возможно, именно поэтому самая большая Юркина слабость — неумение грамотно распорядиться результатами своего труда. Если монетизировать свой ангельский, безотказный характер Смирнов худо-бедно научился, то инвестировать заработанное хоть в какие-то долгосрочные жизненные блага он не умеет совершенно. Деньги тратит с идиотизмом, достойным лучшего применения. Не то чтобы шикует, а просто опять же никому не может отказать.

— Сыну надо было в больницу ложиться, он говорит: «Пап, купи мне компьютер, тогда лягу, а то мне там скучно будет». Ну, купил ему хороший компьютер. Теперь он в нем торчит круглосуточно, мне вообще не помогает. Дом вот все никак нормальный не приобрету, ютимся в двух комнатах с протекающей крышей.

— А чего так? Зарабатываешь ведь хорошо. Да и дома здесь дешевые.

— Да то одно то другое. Машина ломается, в долг просят, дочь болеет. Операцию вот себе самому надо делать, а то этот вывих тазобедренного сустава с годами все больше беспокоит. А это 300 тысяч — дороже, чем дом.

— Неужели бесплатно нельзя?

— Да можно, у нас многие бесплатно оперируются. Но надо квоту получать, в район ехать.

— Так ты ж там каждый день бываешь.

— Да некогда все как-то.

Эта непрактичность у него тоже от матери. В недобрый для себя час открыла она письмо от компании «Ридерз Дайджест». Теперь покупает наложенным платежом все дорогие и ненужные книги, которые ей присылают хитрожопые маркетологи. Она их даже не читает — просто боится потерять виртуальные баллы, которые ей начисляются за каждую покупку.

— Уже 84 тысячи на эту заразу потратила, не знаю, что и делать, — чуть не плачет тетя Валя и идет на почту за новой посылкой.

Уважаемая компания «Ридерз Дайджест»! Оставь, пожалуйста, бабушку в покое! Ну, или хотя бы пришли ей какую-нибудь действительно умную книжку. Например, «Как правильно инвестировать заработанное».


Лирическое отступление

Деревня Кожухово. Сплошные политональные наложения

«Мы вышли на улицу. Буш разразился гневным монологом:

— Это не котельная! Это, извини меня, какая-то Сорбонна!.. Я мечтал погрузиться в гущу народной жизни. Окрепнуть морально и физически. Припасть к живительным истокам… А тут?! Какие-то дзен-буддисты с метафизиками! Какие-то б…ские политональные наложения!..»

Это Довлатов, повесть «Компромисс». Эпизод, который невозможно не вспомнить при посещении местных полумертвых деревень. Вот, например, деревня Кожухово. Кто здесь проживает? Дом первый — семья программистов, оба выпускники мехмата МГУ. Дом второй — православный публицист с четырьмя детьми и супругой-социологом. Дом третий — видный политтехнолог, пиарщик олигарха Прохорова. Никакой народной жизни. Одни политональные наложения.

Одному такому «дзен-буддисту» мы с Юрой облицовываем дом вагонкой. Работа выгодная, подобные заказы не первой необходимости считаются пижонскими. Если у человека есть деньги на архитектурный марафет и к тому же он не в состоянии сделать такую простую работу собственными руками, пусть платит тысяч тридцать, не меньше. Работа и правда проще некуда. Доски уже покрашены и высушены, я пилю, Огурец прибивает: вжик-вжик, тук-тук. В свободную от умственного труда голову лезут всякие глупые мысли.

— Юран!

— А!

— А ты вот эту свою безотказность сознательно используешь как маркетинговый ход?

— Что такое маркетинговый ход?

— Ну вот почему люди идут в «Макдоналдс», например? Потому что они точно знают: бигмак — он и в России бигмак, и в Америке бигмак, и даже во Вьетнаме он точно такой же бигмак.

— Да пóлно! Не думаю я ни о чем таком. Думать вообще вредно.

Вжик-вжик. Тук-тук. Дом, который мы облицовываем, стоит на холме. Внизу до самого горизонта деревья цвета водорослей: зеленые, желтые, ржавые, черные. В этом море где-то далеко и глубоко гудит поезд. Бродит медведица. Молится трезвый отец Валентин. Похмеляется несчастная женщина из ресторана «Русский чай». Кидает в телегу чубарики Сашка, похожий на ирландца. Лежит в земле ответственная старушка Гусева. Как же все-таки прекрасен этот мир!

— Юран!

— А!

— А ты в детстве кем мечтал стать?

— Кем хотел, тем и стал. Механизатором.

Вжик-вжик. Тук-тук. С верхней притолоки крыльца падает советский пузырек с лосьоном после бритья. «Для ухода за кожей лица. Содержит натуральный сок огурца».

— Юран!

— А!

— А почему одни люди работают, а другие нет?

— Все очень просто, — Огурец, кажется, теряет терпение. — Знаешь, почему одни люди работают, а другие нет? Просто потому, что одни люди работают, а другие нет!

Ну не хочет Юра ничего сказать своей стране! Безнадежный случай. Будем считать, что репортаж не удался. Вжик-вжик. Тук-тук.

http://www.rusrep.ru/article/2013/11/25/ogurets

АБСУРДНЫЙ ШАНТАЖ. «НОЧЬ ГНЕВА» ГРОЗИТ ТРАНСФОРМИРОВАТЬСЯ В ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ?

Евромайдан, получив американские деньги, готовится к штурму Администрации Януковича?

Президенту Украины Виктору Януковичу и членам кабинета министров республики могут закрыть въезд в США. На сайте Белого Дома появилась петиция, в рамках проекта «Мы, народ», с требованием ввести персональные санкции против Януковича и членов украинского правительства , если не будет подписано соглашение об ассоциации Украины с Европейским союзом во время саммита «Восточное партнерство», который сегодня начал работу в Вильнюсе.

По словам составителей петиции, санкции должны предусматривать запрет на въезд в США и страны ЕС президента Януковича, а также членов правительства Украины, включая их ближайших родственников. Кроме того авторы документа настаивают на «замораживании банковских счетов компаний, которые с ними связаны». «Мы не можем мириться с тем фактом, что президент Виктор Янукович и его правительство отказывают народу Украины в праве стать ближе к западной цивилизации», — говорится в документе.

Право петиции, поданной в рамках проекта «Мы, народ», состоит в том, что, если в течение месяца ее составителям удастся собрать 100 тысяч подписей, администрации США придется рассмотреть ее в официальном порядке, после чего либо принять документ как руководство к действию, либо дать отрицательный ответ на это обращение. Правда, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Алексей Пушков заявил, что петиция не будет иметь никаких легитимных последствий, даже если наберет необходимое число подписей. Он назвал этот документ «полным абсурдом», и с этим, конечно, трудно не согласиться.

[Читать полностью]Что же вызвало столь гневную реакцию авторов этого и на самом деле абсурдного документа? Глава правительства Украины Николай Азаров 21 ноября заявил о приостановке процесса, связанного с подписанием соглашения об ассоциации с Европейским союзом. Заметьте, речь даже не идет об отказе от соглашения, а лишь о его приостановке, продиктованной вполне понятным намерением еще раз как следует обдумать этот ответственный шаг, рассчитать все его возможные последствия. И вот это вполне разумное решение, вызванное желанием избежать ошибки, вновь взвесить все «за и против», оказывается, по мнению творцов петиции, не чем иным как попранием со стороны руководства Украины законного права народа республики «стать ближе к западной цивилизации».

Логика, что и говорить, весьма странная. И вызывает сразу несколько вопросов. Во-первых, а какое собственно дело заокеанским блюстителям законности и демократии, действующим под помпезной вывеской проекта «Мы, народ», до ассоциации Украины с Европейским союзом? Не позволяет же себе Киев вмешиваться в американские дела или комментировать все то, что происходит в отношениях Вашингтона с их партнерами. Почему же действия украинского правительства, продиктованные интересами собственного народа и своей страны, должны быть подвергнуты жесткой критике и строгим санкциям? Чем так провинились Виктор Янукович и члены украинского правительства перед Соединенными Штатами, что им могут запретить въезд в эту страну? Сильно страдать от этого запрета они вряд ли будут, но за что же такая немилость?

Возникает и другой вопрос. А кто, собственно, дал право составителям петиции говорить от имени украинского народа, с такой решительностью защищать его право на близость к европейской цивилизации? Несколько тысяч митингующих в Киеве, которые не в состоянии дать разумное объяснение своим требованиям, разъяснить и доказать преимущества от ассоциации страны с ЕС, не могут представлять весь украинский народ. Уже давно известно, как и кем организуются подобного рода прозападные манифестации, заканчивающиеся нередко хорошо спланированными «цветными», «оранжевыми» или «бархатными» революциями. Все это уже было и на Украине, и в Грузии, и в странах дальнего зарубежья.

Конечно, Западу было бы крайне выгодно полностью оторвать Украину от России: и политически – через вступление в НАТО, и экономически – через членство в ЕС. Но Украина слишком тесно, веками связана с Россией, и нарушить эту связь вопреки коренным интересам народов двух стран, едва ли возможно. А то, что Запад так усердно стремится привязать к себе Украину, вполне понятно. Идея проста и незамысловата — получить в свое распоряжение богатую сырьевую базу (металл, уголь, хлеб), огромный рынок сбыта своих товаров, проникнуть через Украину и на российский рынок, на территорию Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭс) со всеми вытекающими отсюда приятными для себя последствиями.

Однако будут ли они приятны для Украины, продукция промышленности и сельского хозяйства которой не выдержит конкуренции с европейскими товарами? Конечно же, нет. Ибо это приведет к закрытию предприятий, безработице, снижению зарплат, сильно ударит по среднему и мелкому бизнесу. И самое главное, — прервет взаимовыгодное сотрудничество с Россией, на чем «завязаны» десятки украинских предприятий, функционирующих с помощью российских энергоресурсов – нефти и газа.

Сидеть одновременно на двух стульях, как справедливо заметил недавно Владимир Путин, нельзя, и перед украинским руководством стоит выбор – либо ассоциация с ЕС во многом в ущерб собственной экономике и выгодному сотрудничеству с Россией, либо сближение со странами таможенного союза. Вот для того, чтобы не ошибиться в выборе дальнейшего пути и принято официальным Киевом решение о приостановке ассоциации с ЕС. А тем, кто за океаном так ревностно радеет за право украинского народа быть ближе к западной цивилизации, хочется посоветовать прочесть еще раз рассказ замечательного американского писателя О.Генри «Дороги, которые мы выбираем» и понять, что однажды сделанный на распутье выбор порой определяет всю дальнейшую жизнь. Какой выбор сделает, в конце концов, Украина, решит она сама, без подсказок из-за океана.

Валерий Туманов, обозреватель Peacekeeper.ru


Евромайдан, получив американские деньги, готовится к штурму Администрации Януковича

На Евромайдане начали раздавать «странные листовки». Среди участников митинга на Евромайдане появились молодые парни и девушки, у которых лица закрыты марлевыми повязками и шарфами. Есть данные, что «оппозиционерам в марле» платят по 900 гривен в час. Деньги перечисляют с фонда USAID (который будто бы прекратил финансовую деятельность на Украине). Как рассказал в интервью корреспонденту Информационного Агентства Proudtimes.ru, Игорь Костец из «Братства Корчинского», всем митингующим молодые люди вручают листовки, в которых говорится, что сегодня решается судьба Украины, поэтому всех участников Майдана призывают активно участвовать в протестах, а именно, штурмовать Администрацию Президента и Кабмин.

Что имеется под словосочетанием «активнее» — не уточняется. Заканчивается листовка словами о том, что Евромайдан – не дискотека. Кстати, на Майдане и Крещатике сейчас спокойно. Играет музыка, люди танцуют, знакомятся, братаются. Впрочем, часть этого происходит за деньги.

Тем временем, Михаил Касьянов дал расширенное интервью Радио «Эхо Москвы» относительно будущего Украины. Решение украинских властей отложить подписание соглашения с ЕС об ассоциации и всеобъемлющей зоне свободной торговли не является изменением политики Украины по евроинтеграции, не отменяет поставленные цели. Очевидно, что эта цель сохраняется. Власти за год весьма качественно исполнили 11 пунктов, необходимых для подписания соглашения. Да, это весьма сложная и всеобъемлющая реформа, несет в себе риски и экономические, и политические. Плюс к этому в следующем году у Украины большие платежи по долгам, при этом цена на российский газ, по-прежнему, выше европейской рыночной цены. МВФ и ЕС должных гарантий выделения необходимых средств не дали.

Янукович и Азаров испугались, конечно, этих рисков, но не отменили своего принципиального решения, поддерживаемого сегодня большинством украинцев, — идти на интеграцию с ЕС.

Сегодня очевидно, что без подписания этих соглашений президентские выборы в марте 2015 года Виктор Янукович не выиграет. Подписание неизбежно в 2014 году. С этого Янукович начнет свою предвыборную кампанию.

Для Украины путь интеграции с Европейским союзом – органичен и естественнен. И с точки зрения политики, и с точки зрения экономики. Украина член Совета Европы и связана обязательствами по основным ценностям (права человека, демократическое устройство государства). Структура экономики Украины такая же, как и у любой другой страны ЕС. Украина бы пошла быстро вперед в своем развитии – с проблемами вначале, но потом страна выжила бы из этого дополнительные источники роста и качество жизни граждан бы значительно улучшилось.

Россия тоже выбрала этот путь, когда в 2003-м году на саммите Россия-ЕС в Санкт-Петербурге стороны провозгласили свои отношения «стратегическим партнерством», и наше правительство инициировало переговоры по безвизовому режиму. Но потом в 2005-м году начались резкие ухудшения отношений, все было заброшено.


«Ночь гнева» грозит трансформироваться в гражданскую войну?

Хочется надеяться, что все обойдется без кровопролития и наши спецслужбы сумеют заранее вычислить и нейтрализовать боевиков. Однако все свидетельствует о том, что вечером 29 ноября готовится бойня. В Киев стягиваются зарубежные журналисты и политики, для того, чтобы сразу комментировать события в нужном ключе.Официальный представитель Литвы уже даже выступила с трибуны майдана… Истерикунагнетают украинские телеканалы и журналисты большинства СМИ. Если Янукович не подпишет договор об ассоциации, а он его не подпишет, то ночь с 29 на 30 уже объявлена «Ночью гнева». США не желают допустить ухода Украины в сторону Таможенного союза и России, поэтому сделают все, чтобы спровоцировать очередную «цветную революцию», которая может привести к гражданской войне, как это было в Югославии, Ливии и Сирии. Галичина готова вступать в Евросоюз самостоятельно и если не получается втянуть в Зону свободной торговли и подчинить Западу всю Украину, то они могут расколоть страну и удовольствоваться Галичиной. Одновременно волнения вспыхнут и в Крыму, где подготовлены группы исламских боевиков. Евромайдан может стать спусковым крючком дестабилизации. Украину готовят к югославскому сценарию иостановить этот процесс может только Россия…

В общем, это именно то, о чем я писал, подводя итоги материала «Дюжина ножей в спину деградации«.
Сейчас, чуть менее двух суток спустя, можно констатировать, что:

(а) ситуация раскручивается, и раскручивается не по-хорошему. С прицелом на кровь. Поскольку массовка из западных областей, составляющая основную массу митингующих на Майдане, киевлянам, в общем, до лампочки, в связи с чем «миллионы» не подтягиваются, от «мягкого варианта» переходят к «жесткому». На площадь всеми силами стягивают и приманивают отпущенный с занятий студенческий молодняк, кровь которого, не дай Бог, пролившись, будет эффектным информповодом;

(б) силы, накаляющие обстановку, действуют по четкому, очень хорошо разработанному плану и готовы не останавливаться ни перед чем, включая активные действия против сил охраны правопорядка и «принесения жертв». В такой раскладе, информация о сосредоточении в Киеве мобильных (включая снайперские) боевых групп, — в том числе, и специфических, — перестает казаться досужим вымыслом;

в) полностью подтверждаются ранее анонимные данные о причастности к разжиганию «горячей» стадии конфликта зарубежных структур, активно режиссирующих процесс. О чем уже было открыто сказано с трибуны Верховной Рады. Более того, посредством «своих» журналистов, имеющих репутацию «сливных бачков» Государственного департамента США, г-ну Януковичу, абсолютно откровенно не предлагая никаких денег, кроме жалкого минимума, откровенно же посылают очень черную метку;

(г) также полностью подтверждаются ранее ходившие на уровне слухов сведения о фактическом расколе в ближайшем окружении президента Украины; похоже,определенный сектор этого окружения, — включая как традиционных «смотрящих» по Киеву от США, так и т.н. «младореформаторов«, стремящихся вытеснить из первых рядом «старую гвардию», — и на этом фоне слухи о подкормке Майдана наличкой через г-жу МС, видного иерарха администрации президента Украины, начинают казаться заслуживающими доверия.

Короче говоря, в течение двух предстоящих суток решится всё.

Если г-н Янукович, дрогнув под давлением внешних сил, «Майдана», оппозиции и части собственного окружения, все-таки в последний момент подпишет требуемое, развернув Украину на Запад, волна быстро схлынет, и ему дадут досидеть в кабинете свой срок, но не более чем до января 2015 года, а потом показательно растерзают и доведут разворот до стадии необратимости, а до того Украине предстоит жить дальше в жестоко идеологизированном режиме.

Если попытается сделать очередной реверанс, «отложив» подписание, о чем уже поговаривают, то все лишь затянется на несколько месяцев, а лично для него встанет вопрос уже не только о статусе «после того», а о много большем, потому что за такой спектакль покарают примерно.

Если же не дрогнет (неважно, почему) и не подпишет, т. н. «Ночь гнева» неизбежна, ибо красненькое на беленьком, и желательно, из киевского студента, а еще лучше студентки, нужно слишком многим, и процесс уже идет по скользящей. Известие о «неподписании» станет детонатором, какие меры ни принимай.

А что будет потом, «после крови», — гражданская война в той или иной форме, вмешательство ли Запада и установление лютой диктатуры «серых и черных», «парад бегств» областей, уход законной власти в «традиционные регионы» и раскол государства или подавление мятежа в столице и окончательный разворот на Восток, — предсказать пока что не может никто.

Остается ждать.


Радикальные группировки под видом европейских майданов пытаются создать ситуацию гражданской войны - Колесниченко

26 ноября в кинопавильоне Музея героической обороны и освобождения Севастополя состоялось собрание строителей, которые после войны поднимали город из руин. Перед ветеранами выступил депутат ВРУ от Партии регионов Вадим Колесниченко. Пообещав всяческое содействие в создании экспозиции, посвящённой Третьему подвигу Севастополя, он ответил на несколько настойчиво заданных ему ветеранами вопросов о непростой политической ситуации, которая сложилась на Украине.

Вот что, в частности, ответил народный депутат:

«Нас используют в качестве инструмента для борьбы с Российской Федерацией и странами Таможенного союза. Мы показали Европе, что не можем освободить Тимошенко. Они плюнули на это и любой ценой решили заставить нас подписать это соглашение.

Арабские революции начинались в социальных сетях в интернете. На протяжении последних полутора лет американцы вели очень активную борьбу по подготовке так называемых блоггеров на территории нашего украинского государства. Это специально обученные люди, специальными технологическими методами распространяющие дезинформацию в сети интернет. Как это проводится?

Весной этого года в Донецке на закрытой техтерритории (промышленной зоне брошенных заводов, сейчас таких много) без доступа средств массовой информации, но с участием посла американского, проводились совещание и учёба - тренинги специально для этих так называемых блоггеров. То есть, доступа туда получить нельзя, о чём там говорится, узнать нельзя. Специально делается продакшн, чтоб никто этого не видел. Но суть одна и очевидна.

Сегодня учёные работают над созданием проектов по проведению революций, либо гражданских войн, либо восстаний. Например, в зале сидит 100 человек. Учёные рассчитывают, сколько нужно, чтобы в зале встал человек, чтобы по принципу толпы затем встал весь зал. Сколько человек должно зааплодировать, чтобы все 100 человек поддержали это аплодисментами. Или сколько человек должны сделать какие-то выкрики, чтобы основная масса их поддержала. Всё вышло на режим технологий. Это попытка дестабилизировать ситуацию в Украине, понудить Януковича любой ценой подписать крайне невыгодное соглашение с Европой.

У Януковича ситуация очень сложная. Каждый день регулярно проводятся попытки захвата кабинета министров. Пока небольшими силами. Открыто готовятся столкновения с представителями правоохранительных органов. Представьте, что эти «мирные демонстранты» приходят с заточенными арматурными прутьями, камнями, баллонами со слезоточивым газом, которые применяют против работников милиции.

Вчера, например, служба безопасности работала с целью постоянной фиксации этой толпы, чтобы выявить провокаторов и организаторов. Начали создавать проблему: вот власть пытается провести провокацию. Какую?! Благодаря этой фиксации вчера задержали двух бандитов: одного из «Батькивщины», другого из «Свободы».

Видеофиксация показала, что они нападали с арматурными прутьями и с бутылками на работников милиции. Депутаты от «Свободы» Тягныбок, Яценюк пытались организовать штурм Печерского райотдела милиции, чтобы отбить этих бандитов. Подтянули спецподразделения, дали депутатам по мозгам (может, и нарушили закон, я не знаю), но в итоге эти два человека сегодня находятся в следственном изоляторе.

МВФ требует возврата долгов, которые были взяты по кредитам ещё в 2008-2009 годах. При этом нам предлагают деньги только для того, чтобы заплатить по процентам, но мы должны выполнить главные требования, которые были подписаны ещё Тимошенко и Ющенко: мы должны поднять на 40% для населения цену на газ. Это значит, что в 5-8 раз увеличится число людей, которые не смогут платить за квартиру: им нужно будет платить дотацию. Но требование МВФ - это заморозить повышение заработных плат, повышение пенсий и социальных выплат. То есть, нас заставляют повысить цену на газ и запрещают дотировать людей, которые не смогут его оплачивать. С какой целью это делается? Вполне понятно: люди должны выйти на улицу. И вот здесь сработает та технология, которая сегодня разрабатывается в интернете. Чтобы взорвать ситуацию в стране.

Попытки на стадии выявления источников финансирования радикальных группировок, которые на Украине пытаются под видом так называемых европейских майданов, по сути, создать ситуацию гражданской войны. Пока ситуация не выходит из-под контроля.

Президент считает, что нужно учитывать мнение не только евроинтеграторов, но и всего населения Украины. Есть 3,5 миллиона подписей людей, которые не желают в Европу, а хотят быть с ТС. Как поступать с ними? Ну, вышло 50 - 70 тысяч в общей сложности на разных площадках - и у нас в Севастополе 50 человек, мы их всех в лицо знаем, они всегда выступают, - ну и что? Это повод для того, чтобы президент поменял свою точку зрения? Президент должен отстаивать экономическую выгоду в интересах собственной страны, а они пока не просматриваются.

Ну и ложка дёгтя.

У нас непростые отношения со странами Таможенного союза и Россией. Мы на протяжение трёх лет не можем отказаться от того кабального газового контракта, подписанного Тимошенко. Более двадцати раз встречался с Путиным наш президент, а договор никто не меняет. По этому контракту самую дорогую цену за газ в Европе платит Украина. И переговоры по взаимодействию со странами ТС тоже пока находится на очень сложном пути. Пока договора о сотрудничестве тоже не получается. Вот в каком сложном сейчас положении наш президент.

Можно по-разному относиться к власти, по-разному относиться к президенту, но подписывать заведомо кабальные условия, как это сделала в своё время Тимошенко, в принципе невозможно».

http://oko-planet.su/first/220924-absurdnyy-shantazh-iz-za-okeana-evromaydan-poluchiv-amerikanskie-dengi-gotovitsya-k-shturmu-administracii-yanukovicha.html