June 16th, 2014

МЕДАЛЬНЫЙ ЗАЧЁТ

Страсть к всевозможным званиям и орденам - слабое место нашей власти. Она и сама это знает. Поэтому новый тренд - награждать тайно.

На прошлой неделе стало известно, что еще пару месяцев назад президент закрытым указом наградил "героев Олимпиады" - бизнесменов и руководителей госкомпаний. За подготовку Игр в Сочи ордена Александра Невского, "За заслуги перед Отечеством" и Почета получили Герман Греф, Алексей Миллер, Владимир Якунин, Виктор Вексельберг, Олег Дерипаска, Владимир Потанин... В общем, список длинный, а лишний пиар этим людям не нужен. В условиях нынешней напряженности этот факт выглядит неким нематериальным бонусом для элиты: мол, выбивайте деньги из кредиторов, спасибо за потраченные свои, в трудных ситуациях обращайтесь, всегда поможем. В духе нынешней линии партии. Можно смеяться над любовью Брежнева к наградам, но подобные бонусы некоторых способны спасти и от больших проблем. Так, например, бывший министр обороны Анатолий Сердюков в 2012 г., в режиме абсолютной секретности, получил из рук Дмитрия Медведева звание Героя России, которое, видимо, и спасло его и от сумы, и от тюрьмы.

Есть и еще примеры. Так, Анджей Мальчевский, собственник санируемого сейчас Мособлбанка, является обладателем орденов Петра Великого I степени, Ломоносова, "Меценат столетия", "За сохранение культурного наследия России", Святого апостола Андрея Первозванного, медалей "За доблестный труд", "За укрепление государства Российского", "За вклад в развитие местного самоуправления". У него есть крест российского казачества "За веру и службу России", нагрудный крест "Казачья слава", нагрудный крест "За заслуги перед Центральным казачьим войском". Но главную награду - "За обман вкладчиков" - ему теперь должен вручить Центробанк. Мальчевскому удавалось на протяжении нескольких лет водить регулятора за нос: он получил от вкладчиков 60 млрд не учтенных банком рублей. Зато их учли сам Мальчевский и множественные его структуры. Примечательно, что банкир до сих пор на свободе, и никаких претензий к нему следственные органы не предъявляют. Может быть, потому, что одна из наград Мальчевского - благодарность президента "За достигнутые трудовые успехи, многолетнюю добросовестную работу и активную общественную деятельность"?

Милана Давыдова, главный редактор журнала "Компания".

http://ko.ru/exclusives/219

РОССИЙСКИЕ СБЕРЕЖЕНИЯ УЙДУТ В ПОДНЕБЕСНУЮ

Правительство потратит средства Фонда национального благосостояния на строительство газопровода в Китай

Кабинет министров России принял решение увеличить лимит трат Фонда национального благосостояния с 40% до 60%. Таким образом, на инфраструктурные проекты дополнительно можно будет выделить около 580 миллиардов рублей. Министр экономического развития Алексей Улюкаев уже высказался, что эти средства будут использованы для строительства газопровода, который поможет обеспечить недавно заключенный с Китаем контракт на поставку газа.

Разговоры о том, что держать средства в некой «кубышке», когда внутри страны много социальных проблем, шли давно. Оппозиция обращала внимание власти, что у нас мало хороших дорог, людям не хватает жилья, многие отрасли промышленности буквально дышат на ладан. Да и странно хранить собственные деньги в иностранных ценных бумагах, тем самым развивая не собственную, а чужую экономику.

[Читать полностью...]После того, как Запад стал грозить санкциями, в правительстве вынуждены были задуматься о судьбе государственных накоплений. Тем более, опыт заморозки средств других государств в новейшей истории уже имеется.

Но стоит ли тратить деньги на строительство газопровода, чтобы выполнить контракт с Китаем? Ведь наша экономика от этого не станет инновационной, структура ее не изменится.

– Ситуация довольно сложная, – говорит доктор экономических наук Андрей Колганов. – Ведь без топливно-сырьевого экспорта экономика России не то что обойтись, а просто прожить не может. Поэтому устойчивость топливно-сырьевого экспорта имеет для нас критическое значение. Другое дело, что с точки зрения стратегии трата денег Фонда национального благосостояния на строительство газопровода не лучший выбор. Если мы будем опираться только на экспорт сырья, то в конце концов экономика завалится на бок. И поддержание в нормальном состоянии ЖКХ, дорог, мостов и обрабатывающей промышленности тоже требует денег. Я не могу назвать решение правительства ошибочным, но не могу назвать его и дальновидным.

«СП»: – А во что следовало бы вложить средства?

– Вкладывать надо не в тот или иной проект, как «Роснано», «Сколково». Они обходятся нам очень дорого. Усилия должны быть направлены на улучшение общей экономической привлекательности отраслей обрабатывающей промышленности, в первую очередь, производства машин и оборудования. Потому что ситуация, когда высокорентабельными выступают топливный сектор, торговля недвижимостью, туризм, а обрабатывающая промышленность терпит убытки, не нормальна для страны. Эту ситуацию надо менять. И именно для этого надо расходовать имеющиеся ресурсы.

«СП»: – Опыт предыдущих лет показывает, что средства расходуются не очень эффективно.

– Сложившийся у нас в стране режим ручного управления инвестиционными проектами имеет очень высокую коррупционную составляющую. И сопряжен с высокими административными барьерами. Так что менять надо очень многое, чтобы повернуть ситуацию в сторону более эффективной экономической политики.

Специалист по инвестициям профессор Иван Родионов полагает, что в нынешних условиях правительство выбрало не худший вариант расходования государственных накоплений:

– Однозначного ответа на счет разумности решения правительства нет. Очевидно, что экономика наша в глубоком кризисе, и путей выхода из него не видно. Да наша экономика их и не предусматривает. Наша экономика строится на том, что есть несколько больших компаний, которые конкурентоспособны в мире.

Нашему правительству надо показывать небольшой экономический рост, хотя бы 1-2% в год. И речь идет не об экономике как таковой, а о статистике. Не умея обеспечить нормальный экономический рост, правительство вызывает искусственный рост за счет целенаправленных трат. К сожалению, такого рода программы не могут быть эффективны.

Строительство газопровода за государственный счет такая же опасная вещь, как строительство «Северного» и «Южного потоков». В любой момент страна, которая должна покупать наш газ, может отказаться это делать, как сейчас сделала Болгария. Вложения в строительство серьезные, а риски большие.

«СП»: – То есть, надо вкладываться в другие проекты?

- Сложно говорить о том, что деньги можно было потратить более эффективно. Наши госкомпании предлагают низкодоходные планы, с длительным сроком окупаемости. Да и основаны они не на расчете, когда будет прибыль, а на том, что они просто когда-то окупятся.

Мы вышли в Европе в лидеры по цене строительства дорог. Затраты настолько велики, что построенные дороги никогда себя не окупят. Проект газопровода очень похож. Думают не о прибыли, а о том, как показать Европе, что она не единственный наш покупатель газа. Но при этом мы опять получаем другого не единственного покупателя, который потом сможет отказаться от сотрудничества.

Мы не выстроили капитализм, который базируется на инициативе и конкуренции. Мы инициативу подмяли. И не потому, что такие злые или глупые, а просто на рубеже веков надо было выйти из кризиса. Госкомпании были локомотивом развития. Но к 2005 году они утратили свою прежнюю роль, а у нас продолжают работать по-старому. И мы слышим выражения вроде «принуждение к инновациям». Но по определению принуждение не может быть эффективным.

«СП»: – Можем ли мы изменить эту практику?

– Сейчас начать нечто вроде НЭПа не можем. Ведь в НЭПе 1920-х годов на арену вышли предприниматели царской поры. А сейчас у нас нормальных предпринимателей нет. Они умеют обманывать собственное население, занижать зарплаты, но не умеют конкурировать по мировым правилам.

«СП»: – Тогда, возможно, стоит подождать лучших времен и пока сохранить средства Фонда национального благосостояния?

– Это тоже не очень правильно. Мы средства храним в иностранных активах, а ситуация в мире довольно сложная. Мы видели примеры, когда замораживали счета Ливии, Сирии. Несмотря на правовые ограничения, волевым решением можно заморозить деньги. Мир стал очень манипулируемым, все ранее незыблемые правила спокойно нарушаются. Так что решение потратить средства Фонда может быть и оправданным.

Но трудно верить и в то, что мы сможем начать новую индустриализацию. Ведь за последние 12-13 лет спустили около 5 триллионов долларов, вырученных за продажу сырья. Если сейчас соберем, скажем, еще один триллион, то где гарантия, что он тоже не будет потрачен впустую?

«СП»: – Получается, что и газопровод в Китай похож больше на имиджевый проект, нежели на инфраструктурный.

– Это низкоэффективный проект. Но и выхода другого у нас нет. Ведь, начиная примерно с 2004 года, все наши попытки изменить структуру сырьевой экономики провалились. Мы же видим, что громкие проекты вроде «Роснано» ничего не принесли стране. Та же участь постигла проекты по линии Минпрома.

Строительство газопровода само по себе не плохое дело, но никак не прорывное.

«СП»: – Можно ли вложить деньги в создание комфортных налоговых условий для инновационной промышленности, как это сделали в свое время в Сингапуре или США?

– Это тоже некое лукавство. Ведь для инноваций нужен рынок. А у нас экономическая система строится на наличии нескольких крупных сырьевых компаний. Наши инновационные фирмы вряд ли смогут конкурировать с небольшими иностранными фирмами.


«СП»: – Но есть ли выход из ситуации?

– Надо кардинально менять экономическую модель. В мире много успешных стран, которые начинали фактически с нуля. Но они строили новую экономическую систему. У нас сейчас сырьевая экономика, вся активность «заточена» под нее.

http://svpressa.ru/economy/article/89766/