September 13th, 2015

ГВАЛТ В СМИ ВОКРУГ ПРОГРАММЫ ГЛАЗЬЕВА - СКРЫТЫЙ ШАНТАЖ ПЕНДОССКИХ БАНДЕРЛОГОВ?

Экономической революции Глазьева не даст осуществиться либеральное лобби

"Банк России первым выступит против ограничения конвертируемости, потому что банковская система и зарабатывает на этих операциях"

Советник президента России Сергей Глазьев подготовил доклад о мерах по преодолению эффекта от западных санкций. Среди предложенных шагов: ограничение на покупку валюты юрлицами и замораживание цен на ряд товаров. Некоторые пункты доклада можно назвать революционными.

Так, он предлагает вернуться к элементам стратегического планирования в экономике, к национализации обанкротившихся компаний, академик предлагает остановить выплаты по кредитам тем странам, которые ввели против России санкции и, по сути, уже давно перестали быть нашими партнерами.

На фоне грядущей поездки Владимира Путина на заседание Генассамблеи ООН в Нью-Йорк, продления санкций, падения цен на нефть и ухудшения экономической ситуации снова возродились разговоры про "тандем". Как считают наблюдатели, в большой степени это "месседжи" на внешнее потребление. Возможно, то же самое происходит и с докладом Глазьева. С одной стороны Кремль намекает Штатам на "перезагрузку 2.0", а с другой - дает понять, каким поворотом в экономике России может грозить отказ от нее. Дмитрий Песков спешит заверить - пока позиция Кремля расходится с тем, что говорит Глазьев.

[Читать полностью...]Но даже если бы вдруг совпала - экономической революции Глазьева помешало бы либеральное лобби в Правительстве, уповающее на повышение нефтяных цен.

Независимый экономист Александр Одинцов считает, что, по крайней мере, две вещи, которые предлагает академик Глазьев – ограничение на покупку валюты и заморозка цен – скорее всего, не будут приняты этим самым либеральным лобби. Но если хотя бы что-то воплотится в реальность – это будет победой: "Многие эксперты предлагали подобные меры. Это консолидированная позиция патриотического блока развития", – говорит эксперт.

Вопрос: Глазьев предлагает ввести ограничение на покупку валюты юрлицами, для чего это делается, и к какому позитивному эффекту приведет?

Александр Одинцов: Это очень важная мера - дело в том, что в этом же докладе академик Глазьев предлагает организовать рефинансирование наших компаний по очень низким ставкам, порядка 4%, он предлагает выдавать кредиты для развития промышленности. Как вы понимаете, эти деньги, если их выдавать - я не говорю, что все предприятия будут злоупотреблять – но у нас структура финансовая не очень жесткая, и часть денег может уйти на финансовые рынки. И, скорее всего, это приведет к тому, что рубль повалится. Поэтому для того, чтобы рефинансировать наши предприятия по дешевым ставкам, нужно, естественно, вводить ограничение конвертируемости. Надо обязательно вводить ограничение на покупку валюты, эта мера совершенно правильная, она направлена на стабилизацию рубля, и если она будет принята – это станет большой победой.

Вопрос: Думаете, это реально воплотить в жизнь?

Александр Одинцов: Я, честно говоря, думаю, что эти меры реализуются только отчасти, к сожалению. Банк России первым выступит против ограничения конвертируемости, потому что банковская система и зарабатывает на этих операциях. И, кроме того, понятно, что в ограничении конвертируемости не заинтересованы крупные компании. Здесь, конечно, мы можем видеть мнение пресс-секретаря президента России, который вчера сказал, что для преодоления последствий западных санкций введение ограничения на покупку валюты и заморозка цен – не всегда совпадает с мнением Кремля. По крайней мере, две вещи, которые предлагает академик Глазьев – ограничение на покупку валюты и заморозка цен - скорее всего, не будут приняты нашим либеральным лобби.

Вопрос: Потому что их шкурный интерес затронут?

Александр Одинцов: Дело в том, что предложения по заморозке цен на товары повседневного спроса - они двояки. С одной стороны, да, в какой-то степени это может облегчить ситуацию, но с другой стороны - с точки зрения коммерции - любое ограничение на цены может быть не совсем эффективным, потому что, если мы ограничим цены, компании не будут получать прибыль, они могут разориться или сократить производство. Вся история мировой экономики показывает (в 70-ые гг. в США этот метод использовали), что долгосрочные результаты будут не очень позитивные. Нужно просто создать условия, при которых рынок бы наводнялся продукцией.

Вообще, в целом, я хочу сказать, что это очень важный документ – это не просто какой-то заказ от Совбеза, а реальная программа, которая позволит обеспечить нам экономический рост. Сейчас ситуация в мире вообще непростая: с 2008 г. мы не вышли на траекторию роста, это говорит о том, что в экономике системное противоречие, мы живем в эпоху системных перемен, как люди жили в свое время в 1990-ые, как жили в 1930-ые гг. в мире, в США – в 1970-х. Мы подходим к системному кризису, потому что та политика, которая проводится Банком России - сравнима с ситуацией, когда просто растут цены на нефть, как было в 2000 г. Сейчас мы стоим перед очень простым выбором – либо наша экономика будет стагнировать, и начнутся социальные протесты, рано или поздно, к тому же есть американцы, которые все эти процессы подтолкнут; либо мы выйдем на траекторию роста. Я надеюсь, что президент это все понимает, для того он и взял Глазьева себе в советники. И если наши верхи осознают, что нужно какие-то движения делать, то я думаю, что положение Глазьева будет повышено со временем.

Вопрос: Вот вы сказали, что сейчас нужно провоцировать рост производства, потому заморозка цен ни к чему хорошему не приведет для производителей. Но в одном из пунктов Глазьев предлагает нашим предприятиям облегчить жизнь и не платить кредиты странам, которые используют против нас санкции (а это, видимо, и есть все наши кредиты). Разве этот фактор не сможет нивелировать негатив от "заморозки цен"?

Александр Одинцов: Я в целом поддерживаю все, что сказано про погашение долгов, у меня позиция такая – если нас отключат от SWIFT и начнется такое явное противостояние, то в этом случае можно, в принципе, отказаться от уплаты долгов. Но априори для нас должна быть выплата долгов, нужно создать условия, в которых мы все-таки могли бы с долгами просто рассчитаться. С одной стороны, да, понятно, что Запад нас посадил на кредитную иглу, он совершил трюк, который совершал десятки раз с разными государствами - он страну посадил на иглу долларового займа, еще когда Михаил Горбачев занимал десятки миллионов долларов для того, чтобы покупать импорт, развивать промышленность - но к чему это привело? Привело это к краху СССР. И, собственно, такая же вещь была произведена снова в 1990-х. Нас опять в эту же ловушку заманили. Но нужно понимать, что есть нормы международного права, и если ситуация будет не совсем ужасающая, конечно, лучше по возможности эти долги отдать.

Вопрос: А что скажете про предложение об ограничении продажи валюты?

Александр Одинцов: Это очень важная мера, но против нее будут выступать наши крупнейшие сырьевые компании, им это все невыгодно, им нужно платить долги, а тут получится, что им часть своей валютной выручки надо будет продавать. Но это, тем не менее, увеличит предложение валюты на рынке и создаст условия более благоприятные для погашения валютных долгов.

Вопрос: А как насчет пункта переводить средства Резервного фонда и ФНБ в золото и обязательства стран БРИКС? Бреттон-Вудская система уже изжила себя или мы вернемся к золотому стандарту? С чем связан такой пункт?

Александр Одинцов: У нас сейчас большое количество американских гособлигаций, порядка 90-100 млрд, и эти бумаги для нас находятся под риском, ведь это облигации нашего стратегического противника. Какая ситуация может быть - нам эти бумаги могут просто не погасить. Американцы возьмут и скажут – вот вы такая Россия плохая, вы что-то нарушаете (на это они мастера), и мы вам платить не будем. Нужно избавляться от гособлигаций стран, которые ведут с нами фактически негласную войну. Китайцы сейчас тоже продают американские бумаги. И это предложение академика Глазьева оправдано, оно направлено банально на мобилизацию финансовых рисков. Нужно увеличивать долю золота. Хотя Банк России увеличивает долю золота, она все равно не такая большая - у нас 13%, у Германии - 68%. Доллар – это бумажки, а с золотом ничего не будет. И поэтому меры эти совершенно правильные.

Вопрос: В этом же пакете есть меры по созданию альтернативной системы расчета системы SWIFT, можем ли мы обойтись без их системы расчета?

Александр Одинцов: По сути, академик предлагает снять все финансовые риски, первое – это долларовые активы, которыми мы обладаем, будут просто конфискованы, а второе – что долларовые платежи не будут проводиться. Это нужные меры, и, я думаю, они будут приняты.

Вопрос: Многие эксперты говорят, что какие-то отдельные меры для нашей экономики - как мертвому припарки, что нужно менять систему целиком. И в предложениях Глазьева есть прямо-таки революционные идеи. Уже почти национализация в пункте - исключить возможность перехода "стратегических" предприятий в руки иностранцев: при банкротстве подобных предприятий на их базе Глазьев предлагает создавать народные предприятия. Национализация?

Александр Одинцов: Это все очень замечательные и правильные меры, дело в том, что если мы посмотрим вообще на всю историю мировой экономики, то ситуация такая - Запад пытается скупить активы в странах периферии. До революции западный капитал был очень активен у нас в стране, финансовые кланы скупали многие предприятия, участвовали в создании банков, была очень значительная часть западного капитала, это реально приводит к колонизации страны. В частности, у нас в 1990-2000 гг. были такие случаи, что западные инвесторы просто банкротили наши предприятия, которые могли быть конкурентами, просто их уничтожали. Запад, который мы до сих пор называем "партнером" – нам далеко уже не партнер, и они никогда не хотели быть нам равными партнерами, они нам улыбались, пока мы уступали, а когда мы только показали зубы и сказали, что мы все-таки проводим свою политику, стало понятно, что мы не партнеры. Поэтому тут вполне очевидные меры - мы свой рынок должны защищать, и вообще нужно стремиться к тому, чтобы иностранный капитал хоть и присутствовал, но только там, где он нужен. Западный капитал надо вытеснять потихоньку с нашего рынка.

Вопрос: Тоже поворотный пункт для экономики - создание при президенте государственного комитета по стратегическому планированию, которому бы было подчинено Правительство – это уже элементы плановой экономики?

Александр Одинцов: Мы кинулись в рыночную экономику, но совершенно забываем, что опыт СССР по плановой экономике активно использовался и за границей в капиталистической экономике. Планирование – нормальная вещь, она применяется со времен Рузвельта - когда США столкнулись с Великой депрессией, элементы стратегического управления были использованы. Мы неизбежно будем возвращаться к опыту СССР, никаких вариантов забывать его нет, нас Запад подталкивает к точно таким же действиям, к каким подталкивали советскую Россию в 1920-1930 гг. Нужно перейти к планированию - это позволит государству мотивировать чиновников. Потому что сейчас – полный бред – какие меры ответственности у чиновника? Положим, случился экономический кризис, логично предположить, что ответственные министры должны уйти в отставку, но сейчас непонятно, кто виноват. Если будет планирование, то мерило – выполнили свою работу министры или нет – будет понятно. Чиновник, который будет отвечать за этот план, начнет думать, что ему делать. Если он план не выполняет - сейчас ему, по сути, все равно, ему зарплату платят, чиновники все находятся в зоне благоприятного комфорта, это когда человек получает зарплату, у него все хорошо.


Вопрос: То есть это, по сути, революционные предложения для экономики?

Александр Одинцов: У Глазьева было много революционных предложений, и вот программа, которую он предложил, из этого разряда. Многие эксперты предлагали подобные меры. Это консолидированная позиция патриотического блока развития.

http://www.nakanune.ru/articles/110884/

ЗАКЛИНАТЕЛЬ ЗМЕЙ

Как реализовать ИТ-проект, ничего не понимая в ИТ, рассказала Мария Левина, совладелец The Furnish


Не каждый в таком признается, но так ведь оно и есть. Многие предприниматели, мягко говоря, недолюбливают программистов. И часто эти чувства взаимны.

Разработчики постоянно набивают себе цену. Понять, чем они занимаются и сколько это действительно требует времени, бизнесмену невозможно. И еще сложнее оценить качество сделанного.

Программисты даже хуже строителей. Потратив вдвое больше денег и времени на ремонт, чем планировалось, вы по крайней мере можете оценить результат всех мучений и понять, кривая стена получилась или все-таки не очень. С программистами все куда сложнее.

Вроде задачи выполнены, все работает, как задумывалось…

А потом что-нибудь ломается, приходят новые люди, берутся чинить и говорят: "Да это говнокод какой-то, все надо переделывать".

[Читать полностью...]Предприниматель оказывается перед выбором: или смириться с тем, что ничего не работает как надо, или вбухать в разработку еще один миллион…

При этом сегодня сложно найти более или менее серьезный бизнес, который мог бы обойтись без ИТ. Зачастую информационные технологии и вовсе лежат в сердце бизнес-модели. А значит, от вашего умения справиться с серой зоной ИТ-разработки зависит успех всего предприятия. То есть все ваши деньги, все ваше будущее, все ваши мечты — в руках этих ребят, которые по десять часов в день смотрят на пронумерованные строчки с формулами, а на досуге занимаются строительством копий великих памятников в Minecraft (ну или чем-то таким, наверное).

Хорошо, когда вы уже делаете не первый проект и путем проб и ошибок отыскали команду, с которой удалось хоть как-то притереться. А если нет? Именно в такой ситуации мы оказались, запуская The Furnish.

Интернет-магазину мебели, рассчитанному на средний класс и выше, не обойтись без хорошего и удобного сайта. Но и я, и мой партнер прежде большую часть жизни занимались инвестициями. Раньше мы оценивали достижения других стартапов, теперь нам предстояло сделать свой. При этом мы понимали, что от того, как построена разработка, зависит судьба проекта. Мы наблюдали немало стартапов, которые потратили на ИТ слишком много денег, не оставив резервов на первый год жизни, и только поэтому провалились.

Как и положено настоящим предпринимателям, мы верили в свою идею. Вложили в проект свои сбережения, поэтому лишних денег в проекте не водилось. У нас не было права на ошибку. Можно сказать, что нас спас счастливый случай — мы познакомились с действительно классным и опытным специалистом, которого к тому же нам удалось заинтересовать проектом.

Но я считаю, что удача приходит к тому, кто ее ждет и ищет. А любым счастливым случаем нужно еще правильно распорядиться.

Мы решили подойти к вопросу нетрадиционно и не поручать этому классному человеку разработку нашего сайта. Хотя, казалось бы, такой вариант просто напрашивался. От него не требовалось нанимать людей, собирать команду, строить график работ… Вместо всего этого он должен был стать для программистов внешним аудитором. Работа его заключалась в том, чтобы ничего как бы не делать — и просто проверять работу других.

Мы нашли команду, которая взялась выполнить задачу, и поставили перед ней жесткие условия: 100% бюджета они могли получить, только уложившись в дедлайн. Но только при одном условии: код должен принять наш аудитор.

Эта схема сработала на практике совершенно фантастически. Честно говоря, мы даже сами этого не ожидали. Программистов интересовала скорость. Чем быстрее они сдали бы проект, тем лучше получилась бы их экономика. Разумеется, при таком подходе соблазн срезать где-то углы огромен (и обычно их и срезают, что приводит к поломкам, переделкам и новым расходам).

Аудитора, наоборот, мало волновали какие-то сроки. Потому что он сидел на зарплате. Из-за этого он без сожалений заворачивал «говнокод» и отправлял его на доработку. Важно, что при этом наш суперспец не являлся участником событий, а значит, сохранял хладнокровие. Он не был для программистов начальником, он не отвечал за результат, и их накладки не были его проблемой.

Как и многие программисты, может быть, наши ребята тоже считали нас дураками-бизнесменами. Но спорить с аудитором им было сложно, потому что он-то разговаривал с ними на одном языке.

Кодерам приходилось даже просить у меня защиты: «Попросите Владимира принять код, пожалуйста, а то мы ничего не успеем». И тогда я уже звонила Владимиру и просила проявить гибкость.

Владимир при этом понимал, что ИТ существует для бизнеса, а не наоборот. И где-то шел на компромисс. Но компромисс этот получался равно в тех пределах, что нужно.

Учитывая стесненный бюджет, команда The Furnish не могла позволить себе полгода разрабатывать сайт, а потом понять, что все никуда не годится и нужно переделывать, и потратить еще полгода. Для многих предпринимателей, далеких от ИТ, даже разработка не самого сложного сайта становится головной болью. Мы вполне имели шанс повторить их судьбу.

Но мы в итоге запустились в срок. Уложились в смету. И сделали то, что работало так, как задумывалось. Это было как чудо. Едва взяв в руки снайперскую винтовку, мы попали в десятку.

http://www.kommersant.ru/doc/2628549


ВОЛАНД ОТБЛАГОДАРИЛ ЗА ПИАР, СДЕЛАННЫЙ ЖУРНАЛОМ В ПРОШЛОМ ВЕКЕ

Главный редактор журнала «Москва»: мы боремся не за свое благополучие, а за сохранение «заповедника литературы»

Корреспондент «СП» поговорил с главным редактором журнала «Москва» Владиславом Артёмовым о положении издания

«СП»: — Владислав, что такое происходит вокруг «Москвы», такое впечатление, что Воланд («Москва» первой опубликовала запрещённый роман Булгакова в 1966 году) крепко взялся за ваш журнал? Сначала накопившиеся финансовые проблемы ставят издание на грань существования, а теперь ещё и столичные чиновники решили выселить?

— Журнал «Москва» — журнал русской культуры. Это прямо обозначено на титульной странице. По духу и направлению — это православный журнал. У нас даже раздел есть — «Домашняя церковь».

Вот два фактора, которые, по моим личным наблюдениям, вызывают рефлекторную неприязнь и отторжение у некоторых чиновников. Если уж вспоминать героев Булгакова, то тут уместнее говорить не о Воланде, а о происках неугомонного Швондера. Мне думается, что в нашем случае, когда речь идёт об уничтожении журнала «Москва», то тут меркантильная, материальная сторона дела — вторична. Нас выгоняют из нашего дома не потому, что некой турфирме понравились наши помещения, хотя и этот мотив, безусловно, присутствует. Просто руками чиновников Мосимущества хотят избавиться от журнала, защищающего наши традиционные ценности, отстаивающего идеалы русской культуры.

[Читать полностью...]«СП»: — Не кажется ли вам глубоко символичным, что всё это происходит под звон фанфар и грохот тамбуринов празднуемого в России Года литературы?

— В том-то и особенный цинизм, что именно в Год литературы уничтожают литературный журнал.

Я хочу обратить особенное ваше внимание на то обстоятельство, что никаких оснований для выселения журнала не имеется. Абсолютно никаких! Мы занимаем эти помещения со дня основания журнала. Мы исправно платим аренду, хотя из-за её высоких размеров частенько сидим без зарплаты. Терпим. Мы выполняем все пункты договора аренды. Юридически мы ведем себя безупречно. Так что решение об одностороннем расторжении договора — решение волевое, волюнтаристское.

Мы пытаемся понять ту логику и вникнуть в те мотивы, которыми руководствовался чиновник Департамента городского имущества города Москвы, принимая это решение. Возможно, какая-то более мелкая сошка подготовила и подсунула начальнику кипу бумаг на подпись, и тот подмахнул всю эту кипу одним махом, не глядя. Такое тоже бывает в жизни. Впрочем, этот вариант маловероятен. Мотив коррупционный мы тоже здесь не будем рассматривать, сразу отметаем с негодованием. Но решение о выселении, тем не менее, принимается. Напомним — оснований для такого решения никаких. Абсолютно.

По всей стране широко и с размахом проходят мероприятия Года литературы. И именно в этот момент подписывают бумагу о выселении, а по существу, об уничтожении прославленного литературного журнала «Москва»!

Заслуги журнала «Москва» перед отечественной культурой несомненны и общепризнанны. Приведём для наглядности самый краткий перечень публикаций, (хотя бы только тех, что были экранизированы): «Мастер и Маргарита», «Они сражались за Родину», «Семнадцать мгновений весны», «Иван Поддубный». А ещё «Маленький принц» Экзюпери, «Медведь» У.Фолкнера, «За рекой в тени деревьев» Э.Хемингуэя.

Мы первыми напечатали стихи В.Ходасевича, романы И.Шмелёва, «Жизнь Арсеньева» И.Бунина, «Историю государства российского» Н.Карамзина… Не думаем, что хотя бы ещё один российский толстый журнал может привести столь обширный и бесспорный список произведений мирового уровня.

Зная всё это, человек осознанно идёт на скандал. Ведь понимает же, какой резонанс это вызовет. Своими действиями они дискредитируют старейший и заслуженный журнал русской культуры и тем самым наносят удар по культурной репутации правительства Москвы в глазах российской и мировой общественности.

«СП»: — Какие варианты действий коллектив редакции рассматривает в сложившейся ситуации?

— Я написал письмо мэру Москвы. Поставил в известность и разъяснил ситуацию. Понятно, что С. Собянин ничего не знает об этом, он просто физически не в состоянии отследить действия каждого чиновника, которых в аппарате правительства — тысячи. Надеюсь, что мэр отреагирует естественным образом и прекратит этот беспредел. Это наш первый шаг, первое действие, направленное на то, чтобы не дать журналу погибнуть. Они хотели бы удушить нас тихо, без особой огласки, «без шума и без пыли».

Есть вероятность, что письмо мэру просто не передадут, а спустят в дебри аппарата. Такое, к сожалению, тоже бывает. Так что, я не исключаю того, что реакции поначалу не будет никакой. Но, повторяю, тихо и без пыли не получится. Нас поддержал уже С. Миронов, в известность поставлены В. Матвиенко, Г. Зюганов, советник Президента по культуре В. Толстой, многие депутаты Госдумы… Надеюсь на их помощь, на помощь наших читателей.

«СП»: — Владислав, расскажите, что за последнее время было опубликовано в «Москве», что подготовили на новый читательский сезон?

— Почему мы так сражаемся за существование журнала? Зачем вообще нужен в наше время литературный журнал, если любой автор может издать всё, что пожелает?

У толстого литературного журнала, помимо его исторических заслуг, есть постоянная миссия — быть путеводителем в мире современной литературы, эталоном и камертоном вкуса. Факт публикации в толстом литературном журнале, в идеале должен приравниваться к — знаку качества. Это в идеале. Разумеется, нельзя из месяца в месяц находить и публиковать исключительно шедевры. Но одобряя или отвергая рукопись, мы всегда руководствуемся единственным критерием — художественным уровнем произведения.

В этом наше принципиальное отличие от коммерческих издательств. Как только на культуру начинает влиять фактор денег, культура превращается в попсу. Это непреложный закон.

В этом году мы напечатали большое документально-художественное исследование А. Варламова о Шукшине, повесть великолепного писателя из Барнаула А. Егорова «Записки Кашкадамова», напечатан захватывающий роман Андрея Молчанова «Форпост». У нас публиковались поэты — Юрий Воротнин, Юрий Могутин, Александр Хабаров, Вера Кузьмина. Публикуем последний роман Юрия Полякова «Любовь в эпоху перемен». В начале следующего года у нас будет печататься отрывок изумительной прозы орловского писателя Анатолия Загороднего из его романа «Сад райских наслаждений»…

Настоящая, подлинная литература жива, но она живёт сегодня под спудом, в глубине, и мало связана с миром коммерции и рекламы… Борясь за журнал, мы боремся не за личное свое благополучие, а за сохранение того, образно говоря, заповедника литературы, каких осталось у нас в стране совсем-совсем немного.


«СП»: — Какие, на ваш взгляд, меры нужно предпринять, чтобы исключить такие ситуации в будущем?

— Есть универсальный рецепт, проверенный мировой практикой. Нужно отнять у чиновника право и возможность орудовать произвольно, по своему усмотрению. В идеале чиновник — это функция, действующая в жёстких рамках служебных инструкций. Только таким образом можно хотя бы частично застраховаться от принятия некомпетентных решений, избежать громких общественных скандалов. Повторюсь, что журнал с момента своего рождения, с 1957 года арендует это помещение. Это какие же веские надо было отыскать и придумать обоснования, чтобы одним росчерком пера выгнать нас на улицу, и вселить на наше место турфирму? За какие такие особые заслуги? Право, что-то здесь не сходится… Мы не нарушали пунктов договора, вовремя вносили арендную плату, содержали помещение в надлежащем порядке. Всё это мы исполняли в полной мере. Какие могут быть претензии и санкции? Никаких.

http://svpressa.ru/culture/article/131665/

Хотя, странновато, конечно, с чего бы изданию, первым напечатавшему сатанинский роман Булгакова, вдруг заводить у себя раздел "Домашняя церковь"?...

РАЗВОДКА ДЛЯ ЛОХОВ

Группировка «Аль-Каида» * обещает расправиться с крупнейшими американскими бизнесменами. Список, куда вошли основатель Microsoft Билл Гейтс, миллиардеры Уоррен Баффет, братья Чарльз и Дэвид Кох, бывший мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, магнат казино Шелдон Аделсон, сын основателя сети Wal-Mart Джим Уолтон, был опубликован в сетевом журнале, издаваемом террористами. В статье указывается, что предприниматели могут быть вычеркнуты из списка, если выведут все свои активы из американских банков и инвестируют капиталы в других государствах.

К угрозам со стороны исламских террористов волей-неволей приходится относиться серьезно. На счету той же «Аль-Каиды» невиданные по масштабу атаки 11 сентября 2001 года, взрывы у американских посольств в разных странах. Другие структуры террористов тоже имеют в своем багаже не менее впечатляющие «успехи». Так, «Исламское государство» ** контролирует значительную часть территории Сирии и Ирака, а «Братья-мусульмане» *** даже некоторое время руководили Египтом.

Террористические группировки имеют хорошее финансирование и многочисленных сторонников по всему миру, готовых принести себя в жертву. От неграмотных молодых людей до внешне респектабельных и прекрасно образованных бизнесменов и политиков. Да и не секрет, что многие радикальные организации были взращены при прямом участии западных спецслужб.

[Читать полностью...]Но впервые террористы угрожают миллиардерам — «сильным мирам сего». И это может изменить поведение крупных корпораций. Даже если сами основатели крупных компаний хорошо охраняются, то руководители подразделений американских компаний в других государствах защищены послабее. И главное — как отреагируют американские власти на угрозы? Усилят тотальную слежку за своими и чужими гражданами или согласятся с мнением России, что проблему терроризма можно решить только всем миром?

Старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН Андрей Грозин полагает, что сами по себе угрозы «Аль-Каиды» не выглядят убедительно:

— «Аль-Каида» занимается откровенным пиаром. Я с трудом представляю, как эта группировка будет добираться до Билла Гейтса. Теоретически им проще будет ликвидировать Барака Обаму. Это просто попытка таким дешевым образом напомнить о себе. «Аль-Каида» — это уходящая из информационного пространства организация, и она решила напомнить о себе. Чтобы как-то сравняться в глазах радикальных исламистов с ИГ, «Аль-Каида» и делает подобные заявления. Теперь все ведущими мировые СМИ о ней вспомнили.

Все перечисленные в списке террористов — «киты» американского бизнеса, которые в общем-то и управляют Соединенными Штатами, в отличие от мелькающих на телеэкране политиков, практически неуязвимы, до них тяжело дотянуться. Особенно учитывая те ресурсы, которыми эти люди располагают. «Аль-Каида» с таким же успехом может угрожать взорвать Луну.

«СП»: — Но террористы могут добраться до руководителей зарубежных офисов американских компаний и высших менеджеров.

— Теоретически всё возможно. Но если террористы «Аль-Каиды» доберутся до «мелких сошек», не имеющих охраны, то Гейтс и Баффет это как-нибудь переживут. Людей просто спишут в безвозвратные потери. На самом деле, все люди, принимающие важные решения в сфере бизнеса, охраняются лучше, чем, скажем, президент Кеннеди. А если убьют обычных менеджеров, то их спишут так же, как списывают сотни американских солдат или жертв террористических актов в Европе. На политике корпораций это никак не отразится.

Любая корпорация — это сложная и разветвленная структура. Отсечение каких-то мелких звеньев проходит абсолютно безболезненно. Погибшие менеджеры будут заменены другими, семьям выплатят компенсации, снимут трогательный фильм, и все обо всём забудут.

Да и где «Аль-Каида» возьмет ресурсы на устранение большого количества менеджеров? Она не может проводить свои атаки на территории США, хоть угроз было много, не в состоянии организовать даже ту активность, которую демонстрирует на подконтрольных территориях «Исламское государство». У «Аль-Каиды» нет возможностей нанести серьезный ущерб капиталистическому «спруту».

«СП»: — Может ли сообщение «Аль-Каиды» стать поводом для ужесточения американскими спецслужбами слежки за гражданами?

— Скорее всего, так и произойдет. «Аль-Каида» давно стала удобным «спарринг-партнером» для всего руководства США. Американские спецслужбы могут использовать повод, чтобы «закрутить гайки» еще сильнее.

«СП»: — Главная цель террористов — посеять страх. Добьются ли они своего сейчас этими угрозами?

— Менеджеры будут бояться. Но на смену уволившимся придут новые. Их настолько хорошо мотивируют, что они, страшно боясь, будут работать. Таким образом, индивидуальный террор совершенно безуспешен.

У нашей страны есть подобный опыт. На рубеже XIX и XX веков эсеры устраивали покушения на губернаторов и богатых. Да, частично этим расшатали основы государства. Но Российская империя развалилась совершенно по другим причинам, нежели от индивидуального террора. Точно так и здесь: капиталистический «спрут» может умереть, но не от «булавочных уколов».

«СП»: — Сам призыв «Аль-Каиды» может спровоцировать к активным действиям просто симпатизирующих группировке людей.

— Это вполне возможно. Но капиталистическая система настолько устойчива, что она переварит немотивированные удары по себе, организованные террористами без единого штаба.

Можно вспомнить волнения на Западе 1968 года. Европейская и американская молодежь, интеллектуалы призывали к бойкоту государства, были даже попытки индивидуального и группового террора. Но потом эта волна схлынула. Само по себе общество потребления и западные корпорации, как олицетворение духа этого общества, могут пасть только в силу каких-то глобальных причин, вроде мировых экономических коллапсов или мировой войны. Но вовсе не от того, что арабская или пуштунская молодежь пойдет в Кабуле поджигать офис американской компании. Хаотическими и несистемными действиями капиталистическую систему не пронять.

— Инфраструктура «Аль-Каиды» практически разгромлена, остались отдельные группировки, сосредоточенные преимущественно на границе Афганистана и Пакистана, — говорит главный редактор издания «Земля Америка» политолог Дмитрий Дробницкий. — Ни на что серьезное она неспособна. После того, как прозвучали угрозы в адрес американских бизнесменов, начнет работать ФБР. Будут искать источники информации, отслеживать движение денег в случае, если кто-то поддастся на шантаж.

«СП»: — Ужесточится ли законодательство о прослушке и слежке за гражданами?

— Вряд ли. В 2015 году была принята новая редакция «патриотического акта» о прослушке и слежке, и Обаме пришлось серьезно ограничить полномочия спецслужб. Сейчас в ходе предвыборных дебатов уже обсуждается вопрос существенных ограничений или свертывания программы тотального прослушивания.

Многие политики говорят, что у ФБР есть достаточно оснований для получения ордеров на прослушку террористов, и вовсе не надо слушать абсолютно всех, а потом разбираться в ворохе огромного массива данных.

В связи с угрозами «Аль-Каиды» работа спецслужб, на мой взгляд, станет более нацеленной на конкретные структуры и личности.

«СП»: — Сможет ли «Аль-Каида» запугать крупных менеджеров корпораций?

— Думаю, что нет. Даже если теоретически предположить способность «Аль-Каиды» устроить крупные теракты. Мы помним самый крупный теракт в США — атаку на Нью-Йорк в 2011-м. Теракт не привел к изменению принципов работы американской экономики.

Просто сейчас всё внимание СМИ направлено на «Исламское государство». «Аль-Каиде» захотелось большего медийного внимания. Отсюда и этот вброс, дабы привлечь новых спонсоров.

«СП»: — Угрозы «Аль-Каиды» могут подтолкнуть спецслужбы США к сотрудничеству со своими коллегами в России?

— Я надеюсь, что наши спецслужбы, борясь с международным терроризмом, будут работать вместе. У каждой спецслужбы есть свои успехи, достижения и нерешенные задачи. С другой стороны, спецслужбы разных стран, несмотря на политические сложности, всегда работали сообща. Напомню, Россия информацию о братьях Царнаевых передала ФБР США за полтора года до терактов в Бостоне.

Многие вызовы, которые есть в мире, склоняют РФ и США к сотрудничеству. В этом плане у России открытая и конструктивная позиция.

— На мой взгляд, спецслужбы США смогут обеспечить безопасность своему бизнесу, — считает бывший начальник антитеррористического подразделения ФСБ России Александр Гусак. — Крупные и средние бизнесмены всегда были под защитой правоохранителей и спецслужб, как в Штатах, так и в России. Мелкие предприниматели вряд ли будут интересны террористам.

Но кто защитит обычных граждан? Предотвратить теракты против простых людей спецслужбам очень трудно. Особенно учитывая, что в США существуют большие национальные анклавы.

«СП»: — Могут ли сотрудничать в борьбе с терроризмом спецслужбы США и России?

— Сотрудничество идет по принципу взаимодополняемости. Скажем, у нас есть хорошая информация о террористических группировках в Сирии, ведь мы сотрудничаем с режимом Асада. Если из Дамаска приходит информация, что может быть теракт в США, то мы можем передать эту информацию американцам. Точно так США могут обладать важной для нас информацией.

Но сейчас сотрудничество такое не потребуется. У Штатов есть все ресурсы для защиты своих миллиардеров. Возможно, будут смертники, которые попытаются взорвать себя около офисов корпораций. Но это не повлечет никаких глобальных проблем. Правда, американцы могут использовать этот повод для получения от нас информации по Сирии.
________________________________________
* - «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** - «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** - «Братья-мусульмане» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года признаны террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

http://svpressa.ru/war21/article/131537/?rss=1


Похоже, сама эта пендосская камарилья опять затевает какую-то пакость на собственной территории и спешит вывести деньги из страны. Прикрываются, как всегда, мифическими "террористами"...