March 25th, 2016

АНДРЕЙ ФУРСОВ: КАПИТАЛИЗМ - ЭТО ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРЕСТУПНЫЙ ЗАГОВОР



Андрей Фурсов, известный историк, социолог, выступил на площадке Екатеринбургской епархии с лекцией "Мировой кризис". Он говорил о глубинных причинах этого явления – как экономического, политического и системного.

В беседе с корреспондентом Накануне.RU эксперт заявил, что главная угроза для России – это утрата суверенитета, традиционных ценностей и цивилизационного кода.

Утрата суверенитета проявляется в том, что мы зависим от западных банков, покупаем американские облигации. Лекция Фурсова как раз и была посвящена реалиям капитализма, который неизменно приводит к кризисам. Он ценил положение сегодняшней России, - по его мнению, мы до сих пор "проедаем" наследие СССР, но во внешней политике есть уже целый ряд шагов к самостоятельности: "Они скромные пока – это Крым, это Сирия. Шаги скромные, но они резко отличаются от того, как мы сдавали свои позиции при позднем Горбачеве и Ельцине".

В своей лекции Андрей Фурсов попытался объяснить, почему именно разрушение СССР стало спусковым крючком для слома и капиталистической системы, которой больше некуда распространяться. Рассказал про курс "Три Д" - деиндустриализации, депопуляции и дерационализации сознания, в который входит и экологическое движение, и движения за права меньшинств. А также объяснил, как музыка использовалась для управления большими массами людей.

Кризис

Слово "кризис" стало кодовым для современной эпохи. У нас постоянно говорят о кризисе: о кризисе финансовом, о кризисе образования, о кризисе экономическом. Но, получается, у нас кризис всего. Кризис всего - это системный кризис. Кризис какой системы? Это кризис современного общества, кризис рыночной экономики, кризис индустриальной системы. И при этом мы обходимся одним словом - когда после 1991 г. расстались с марксизмом, это слово не то, что стало неприличным, не то что ругательным, но как-то его избегают. Слово очень простое - "капитализм".

[Читать полностью...]К сожалению, с конца 50-х годов в Советском Союзе капитализм перестали серьезно изучать так, как это делали в коминтерновские времена. У нас в конце 1950-х годов стали сначала переводить западных коммунистов, потом левых, потом либералов, потом докатились до неолибералов. И поэтому пропустили целый ряд важных моментов - формирование новой хищной фракции буржуазии после Второй мировой войны - "корпоратократии". Началась борьба корпоратократии и государственно-монополистического капитала на самом Западе.

В США это приняло очень острую форму ползучего переворота, который начался убийством Кеннеди и смещением в результате импичмента Никсона, и к середине 1970-х гг. корпоратократия прочно обосновалась у власти. Сначала они привели человека негодного к власти – Картера. Но потом пришел Рейган. И вот с этого момента можно было разворачивать очень серьезное наступление против Советского Союза, тем более, который занял оборонительную позицию - не рывок в будущее, а реакция на ситуацию. По-видимому – это моя догадка, у меня нет прямых доказательств – произошел размен целого ряда наших технических направлений, в которых мы обгоняли Запад. Например, в компьютерной технике: постановления политбюро 1968 г. и 1973 г. – что мы не будем развивать компьютерную технику – подтекст такой – "все, что нужно, украдем". Но мы на 10 лет в этот момент обгоняли Запад, а потом отстали от него. Что произошло в обмен? В конце 60-х на Западе начинают активизироваться проекты совзагранбанков. Начинается перекачка средств номенклатуры в западные банки. Иными словами, видимо, произошел "размен".

Капитализм - это экспансия

Я не согласен с теми, кто считает, что капиталистическая система - абсолютный триумф. Капсистема – сложная система, которая ограничивает капитал в его целостных и долгосрочных интересах, иначе, если он будет представлен сам себе – он съест себя, общество и биосферу. И второе – она обеспечивает экспансию в пространстве. То есть капиталистическая система – это то, что держит капитал в пространстве и времени. Когда пространства и времени не остается – капиталистическая система прекращает свое существование, а капитал существует. Часто говорят, мол, ну, что вы нам опять рассказываете про кризис капитализма, там со времен Ленина говорят о кризисе капитализма, а капитализм все еще существует. Или, как в советское время наша фрондирующая интеллигенция любила говорить, возвращаясь из заграницы, когда спрашивали "ну как там капитализм?" – отвечали: "Гниет, но как пахнет". На самом деле системы умирают дольше, чем люди. Вечных систем нет - системы рождаются, возникают и умирают, и кризисная фаза, фаза умирания составляет примерно 100-150 лет .

Капитализм и антикапитализм

К концу 19 века в капиталистической системе некапиталистических укладов было больше, чем в 16-17 веках. По идее, должно быть наоборот - капитализм от себя создавал докапиталистические формы там, где ему не противостоит наемный труд. Например, они пришли на юг Соединенных Штатов, когда США еще не было, и в Карибский бассейн - создали там плантационное рабство, которого до них там не было. Пришли в Южную Америку и создали квазифеодальное латифундийное хозяйство, пришли в Бенгалию и сотворили там нечто вроде частной собственности, но без капитализма. Без капитала. И получается, что капитализм, в отличие от всех социальных систем, создает от себя иные социальные системы. Это первое. Второе, что совсем непонятно, капитализм - единственная система (я в свое время об этом много написал в работе "Колокола истории", 1996 г.), которая может существовать со знаком "плюс" и со знаком "минус". И этот "минус" - показатель здоровья капитализма. "Минус" – это системный антикапитализм, который Зиновьев называл "реальным коммунизмом", мы называем это социализмом, советской системой, я предпочитаю говорить о системном антикапитализме. То есть знак "плюс" и знак "минус".

Наднациональные группы мирового согласования и управления

Есть еще две вещи, две особенности капитализма, которые нам очень важны сейчас для понимания динамики. Первое: при капитализме возникают наднациональные группы мирового согласования и управления - то, что Иван Ильин назвал "закулисой", и то, на что у нас, как только заговариваешь об этом, отмахиваются "аа.. это конспирология". Конспирология бывает всякая. Когда спрашиваешь – а что вы имеете в виду под конспирологией? – начинается заплыв с ядрами на ногах. Почему при капитализме должны существовать эти группы?

Дело в том, что одно из базовых противоречий капитализма заключается в том, что капитализм - это экономически единая и целостная мировая система, а политически - это сумма, а не целое. Сумма государств – так с Вестфальского мира повелось.

Вестфальская система перетекла в Венскую, в Версальскую, в Ялтинскую. Ялтинская не переросла в Мальтийскую, но худо-бедно Вестфальская система в разбитом виде существует до сих пор. И мир политически – это все равно не целое, а сумма. Возникает противоречие на уровне политика-экономика, государство-капитал, целое-сумма. Но дело в том, что у буржуазии, особенно финансовой, особенно крупной, есть интересы за пределами своих государств.

И они могут эти интересы реализовать только в том случае, если они нарушат законы своего государства и чужого государства. У верхнего слоя буржуазии возникает историческая потребность в том, чтобы были организации: а) надгосударственные; б) закрытые (но не тайные, мы бы тогда вообще о них не знали); в) долгосрочно играющие. В тот момент, когда у буржуазии возникла эта потребность в конце 17, начале 18 веков, никаких своих собственных буржуазных структур у них не было. И они тогда - как в песне поется "я его слепила из того, что было" – стали смотреть, а что есть? А есть масонские организации. И в 1717 г. уже существующие ложи Англии объединились и создали Великую ложу Англии. И дальше начинается развитие этих структур. У нас почему-то масонов либо демонизируют, либо говорят, что это все ерунда, все неверно. Масонство было первой закрытой структурой, потом появились новые, и одна из проблем мировой верхушки капиталистической заключается в том, что те структуры, которые возникли на рубеже 1960-1970 гг. для решения целого ряда проблем, в том числе, чтобы задушить Советский Союз в объятьях, они свое отработали, и нужны новые структуры. А как в условиях кризиса создавать новые структуры? Дом горит, а я начинаю делать табурет?

Другими словами, наличие закрытых наднациональных структур мирового согласования и управления – это норма капиталистического развития, его политэкономия. Это не значит, что раньше не было закрытых структур. Тамплиерам не хватило полтора поколения, чтобы создать первый Евросоюз, пришлось ждать Гитлера – отца Евросоюза. Но не создали ведь? Потому что у них не было мирового рынка.

Капитализм сожрал себя за 400 лет

Однажды Иммануил Валлерстайн в одной своей лекции сказал, интересно, через тысячу лет, как мы будем вспоминать капитализм? Как краткий миг рывка, экспоненциального роста по контрасту с асимптотой докапиталистического развития или как что-то другое? Ясно совершенно, что капитализм – это исторический заговор, это преступление. Но в то же время капитализм – это и фантастические изобретения, колоссальный рост населения. Демонтаж же этих институтов и есть демонтаж капиталистической системы. Как только мировая норма прибыли в капиталистической системе снижалась, капитализм выхватывал из некапиталистической зоны часть и превращал ее в капиталистическую периферию, решая проблему дешевой рабочей силы и источника сырья. В связи с этим колониальная экспансия шла такими спуртами – то колониальная экспансия, то все тихо, связно это было с мировой нормой прибыли. И что же происходит в 1991 г.? Все, закончились некапиталистические зоны. Капитализм не может больше развиваться экстенсивно, некуда, только если в космос.

Что дальше - избыток демократии в западных обществах?

В 1973 г. была написана работа "Кризис демократии" (Хантингтон, Круазье и Ватануки), где написано, что главная проблема, главный вызов и опасность Запада – это не Советский Союз. Это избыток демократии западных обществ. Необходимо убрать этот избыток, необходимо апатизировать население, особенно активные политические группы, и внушать населению, что демократия – это не столько ценность, сколько принцип. Но есть другие принципы – иерархия. С этого момента начинается процесс демонтажа очень многих институтов, ограничивающих капитал. Начинается неолиберальная революция или контрреволюция с лицами Рейгана и Тэтчер. Но сначала для этого нужно было провести подготовку. И этот демонтаж – это и есть кризис. Кризис начался не в 2008 г., кризис начался на рубеже 70-80-х гг., когда начали убирать то, что мешает капиталу. Но мешает именно то, что и делает капиталистическую систему. Для того, чтобы опустить свой рабочий класс, была придумана деиндустриализация.

Формально, у нее есть экономическая "отмазка", если мы переведем автомобильную промышленность из Детройта в Южную Корею – нам производство обойдется дешевле, в Южной Корее слабые профсоюзы, мы можем меньше платить людям. А рабочим Детройта покажем фигу – не хотите работать за меньшие деньги, не надо. Результат – банкротство Детройта. Но главное заключалось в том, что деиндустриализация ослабляла ту социальную силу, которая могла, в конечном счете, политически бросить вызов верхушке. Этот курс я называю "Три Д" – деиндустриализация, депопуляция и дерационализация сознания.

Вырубить "культурный оптимизм" 1960-х

Деиндустриализацию нужно было подготовить. Потому в 1962 г. создается экологическое движение на деньги Рокфеллеров, которое начинает объяснять всю пагубность индустриального развития - это плохо с точки зрения экологии. Затем создается Римский клуб и в первом же докладе утверждается, что нужен "нулевой рост", то есть 50% на развитие промышленности, 50% на то, чтобы нивелировать экологический ущерб. На самом деле речь шла об остановке технического прогресса. Обратите внимание, на рубеже 1960-1970-х гг., были свернуты космические программы, было свернуто развитие промышленности, а Тавистокский институт по изучению человека получил задачу - вырубить "культурный оптимизм" 1960-х. В какой форме развивался культурный оптимизм? В форме научной фантастики. Ее с конца 1970-х гг. начинает заменять фэнтези. Чем фэнтези отличается от научной фантастики? Фэнтези – это будущее, как прошлое: это драконы, это сеньоры, это мир магии. И это очень важный момент. Магическая власть. Потому что магия – это то, что противостоит религии.

Музыка как способ воздействия на массы

Начинается экспансия англоязычной музыки. Я очень люблю музыку 30-70 гг., и если вы посмотрите любой диск - там доминирующей будет музыка французская и итальянская. С середины 1970-х годов, а точнее с феномена Битлз, начинается совершенно другая музыка. Причем, очень интересно - когда нужно было запустить процесс революции 1968 г., то работала рок-музыка - 160 ударов в минуту. А потому, когда нужно было пригасить – начался стиль диско, итальянская музыка. А стиль диско – это ровно 72 удара в минуту. Это великолепная психофизическая манипуляция большими массами. В 1960-ые гг. была создана молодежная субкультура: "рок, секс, наркотики". Экологическое движение, женское движение. И, наконец, движение сексуальных меньшинств. Движение меньшинств – это то, что подрывает гражданское общество. Меньшинство – это коллектив. Гражданское общество состоит из индивидов. Началась архаизация в такой форме. Неважно, какое это меньшинство – этническое, сексуальное, важно – что это доминирование коллектива над индивидуумом. Европа возвращается к докапиталистическому прошлому, и вся система возвращается к этому прошлому. Правда была одна проблема у "демонтажников" - СССР. Дело в том, что пока существовал СССР, нельзя было давить свои средние классы, нельзя было сильно давить на периферию. И нужно было решить как-то советскую проблему – задушить в объятьях.

Андрей Фурсов (из лекции "Мировой кризис")

http://www.nakanune.ru/articles/111527/

ШЕСТЬ РОТ ШАХИДОВ ГОТОВЯТСЯ ВЗОРВАТЬ ЕВРОПУ



По утверждению СМИ, разветвленная сеть боевиков планирует новые теракты

Террористическая организация «Исламское государство» * могла подготовить от 400 до 600 боевиков для совершения новых терактов в Европе, подобных тем, что произошли в Париже и Брюсселе. Об этом со ссылкой на собственные источники сообщило информационное агентство Associated Press.

По данным АР, ситуация сильно изменилась за последние два года. В 2014 ИГ обучало боевиков всего несколько недель, в результате чего они были неподготовленными и легко выявлялись спецслужбами. Теперь же стратегия террористов изменилась — они стали больше времени тратить на подготовку агентов и создавать из них особые отряды. Новобранцев обучают тактике ведения боевых действий, обращению с взрывчаткой, техникам ведения слежки и ухода от нее, поэтому бороться с ними сложнее.

Перед такими ячейками ставится задача «не убить как можно больше людей, а провести как можно больше террористических операций», чтобы власти вынуждены были тратить больше средств и ресурсов на противодействие экстремистам. Похоже, что именно по такой схеме были совершены теракты в Брюсселе. При меньшем количестве жертв, чем в Париже, бомбы взорвались сразу в нескольких местах — аэропорту и на четырех станциях подземки, в результате чего город был на некоторое время парализован.

[Читать полностью...]Сотрудник службы безопасности одной из стран ЕС сообщил Associated Press, что руководящие посты в ряде таких ячеек, разбросанных по всей Европе, занимают лица, говорящие на французском языке и связанные с Северной Африкой, Францией и Бельгией. Они отвечают за разработку стратегии осуществления терактов в Европе.

Бывший журналист, эксперт по исламскому терроризму Клод Монике в интервью «Евроньюс» рассказал, что бельгийские, да и европейские спецслужбы оказались не готовы бороться с такой угрозой. Они были созданы для того, чтобы противостоять государственным структурами, например, «КГБ или Красной Армии». В случае же с ИГИЛ спецслужбы имеют дело не только со структурой, но и с тем, что пособником террористов может оказаться любой представитель соответствующей культурной среды.

«Мы прекрасно видим, что укрытие и поддержку Абдеслама обеспечивали не джихадисты, а уличные мальчишки. Хулиганы из организованных банд оказывали услугу приятелю, потому что они слишком чтят закон омерты и то, что нельзя подводить приятеля, даже если сами не являются джихадистами: ну, мол, Салех свой парень, и я ему помогу», — объяснил Монике. Для того чтобы предотвращать такие случаи, спецслужбы должны перенимать опыт полиции, которая работает с бандами и молодежными криминальными группировками. В этом случае можно будет выявить экстремистов, которые радикализировались сравнительно недавно, как совершившие бельгийский теракт братья Бакрауи.

Пресечь подготовку лидеров ячеек может быть не менее сложно. Источник АР сообщил, что она ведется в тренировочных лагерях на территории Сирии, Ирака, Северной Африки и, возможно, в постсоветских странах. Не случайно бывший глава разведывательного управления Пентагона Майкл Флинн в интервью RT заявил, что без международного сотрудничества, особенно между Россией и Западом, победить радикальный исламизм невозможно. Но западные страны, похоже, пока не осознали масштаб проблемы.

«Очевидно, что у России есть собственная стратегия национальной обороны, национальной безопасности, и мы должны это уважать, и мы должны думать над тем, как сочетать стратегию национальной безопасности США со стратегией национальной безопасности России», — отметил Флинн и добавил, что в противном случае ситуация и дальше будет ухудшаться.

Генерал-майор, бывший начальник управления ФСБ по борьбе с международным терроризмом Юрий Сапунов также считает, что без международной координации усилий европейцам будет трудно справиться с волной экстремизма.

— Мировые спецслужбы фиксируют подобную подготовку, поэтому, к сожалению, информация о сотнях завербованных экстремистов в Европе может быть правдой. Долгие годы ИГИЛ развивалось и совершенствовало свое мастерство. Им удалось вовлечь колоссальное количество людей, поэтому в подготовке разветвленной резидентуры в Европе нет ничего невозможного.

Но я надеюсь, что спецслужбы европейских государств смогут или уже смогли наладить координацию профессиональных усилий, направленных на противодействие этим явлениям. Сегодня нельзя исключать проникновение новых террористических элементов с миграционными потоками. Нужно работать с этими каналами, четко отслеживать передвижение боевиков, личности которых уже установлены и известны спецслужбам не только Европы, но и других государств. Российский парламент давно призывает к созданию четкого и жесткого международного антитеррористического содружества.
«СП»: — Будет ли это предложение, наконец, услышано?

— Голос разума должен быть услышан. Сегодня раздается все больше комментариев от политиков до профессионалов о том, что нужно объединять усилия. Главное — это предотвратить такие теракты, сработать превентивно. Мы пока все больше обсуждаем то, что уже случилось. Внимание спецслужб должно быть сконцентрировано на прогнозировании и предотвращении. Для этого у европейских спецслужб есть средства и потенциал. Думаю, они еще не растеряли былую лихость и могут сработать на противодействие, если проведут работу над ошибками.

«СП»: — Эксперты говорят о том, что спецслужбы не могут противодействовать террористам, в частности, потому, что им помогают и местные криминальные элементы…

— Да, сегодня многие указывают на то, что криминальная среда, в частности, в Бельгии, стала рассадником для террористической активности. В Брюсселе и других городах Европы были созданы национальные анклавы, в которые полиция буквально боится соваться. Но дело тут не только в недоработках спецслужб. Зачастую проблема в том, что закон или какие-то инструкции не позволяют им действовать, проводить работу в таких анклавах, чтобы не оскорбить чьи-то национальные чувства.

Европейская толерантность, которую культивировали различные общественные организации — от ПАСЕ до ОБСЕ, привела к печальным последствиям. Это, конечно, не значит, что нужно полностью отказаться от политики толерантности, но необходимо менять и ужесточать средства борьбы с терроризмом, создавать определенный фронт. А это и работа с криминалом, и работа в молодежной среде.

Когда говорят, что молодежь легко, быстро и незаметно для спецслужб радикализируется — это откровенная чушь. Отщепенцы и отребье есть в любой среде, и выявить их при желании не так сложно. У российских спецслужб есть богатый опыт такой работы. Поэтому сегодня нужно, не теряя ни секунды, объединить усилия и делиться накопленным опытом.

Мы пережили северокавказские кампании, имеем боевой опыт. Офицеры наших спецслужб — это не офицеры бельгийских органов, не в обиду им будет сказано. Бельгийцы не воевали и не имеют опыта работы в боевой среде. А то, с чем мы имеем дело сегодня — это именно боевая среда. Она проявляет себя, живет и с ней нужно бороться.

Вопрос в том, готовы ли страны Запада к такой совместной борьбе или их больше интересуют другие цели.

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин не исключает, что упоминание о базах террористов в Средней Азии в западных СМИ может иметь далеко идущие цели.

— Это либо непрофессионализм журналистов, либо злонамеренный вброс. Подобного рода тексты периодически появляются, особенно в англосаксонских СМИ. Когда несколько месяцев назад ИГ захватывало в Афганистане целые провинции на востоке, в британских СМИ мимоходом упоминались какие-то террористы из Центральной Азии, которые, якобы, готовились в Туркмении. Никаких доказательств или реальных фактов, которые могли бы подтвердить эту версию, никогда не приводилось.

Возможно, есть какие-то подозрения. Но насколько я могу судить на основании имеющейся информации, речи о том, что в этом регионе есть тренировочные лагеря террористов, идти не может. Даже в таких слабых и недостаточно четко контролирующих свои регионы государствах, как Киргизия и Таджикистан, спецслужбы ОДКБ, ШОС и отдельно России и Китая, которые очень внимательно следят за ситуацией с экстремизмом на этом поле, не фиксируют зон, где могла бы вестись подготовка террористов.

«СП»: — Но среди боевиков достаточно много представителей этих стран…

— Выходцы из Средней и Центральной Азии традиционно готовились на территории государств Ближнего и Среднего Востока. Сейчас это в основном Сирия и Ирак. Работает сеть лагерей на территории Афганистана, подчиняющихся разным силам — от талибов до «Исламского государства». Часть экстремистов из центральноазиатского региона готовят на территории Пакистана. Кроме того, сейчас подобные лагеря растут в Ливии, как грибы после дождя.

Но в самой Центральной Азии ничего подобного нет. Даже такие слабо контролируемые центральной властью зоны, как Каратегинская долина в Таджикистане или южные регионы Киргизии, находятся под пристальным наблюдением спецслужб, о которых я уже говорил. Поэтому такие разговоры — это провокации. Я скорее поверю, что нечто подобное возникнет где-нибудь под Ужгородом.

«СП»: — А для чего нужны эти провокации?

— Для того же, для чего все эти разговоры о взаимных претензиях стран Центральной Азии. На мой взгляд, используя информационные, политические и организационные рычаги влияния, часть западной элиты и разведывательного сообщества пытаются создать предпосылки для нестабильности в Центральной Азии, чтобы открыть «третий фронт» для России. Если у Москвы появятся проблемы в этом регионе, естественно, у нее останется меньше возможностей реализовывать свои интересы в других частях мира. Это азбука геополитики.

Если возникнет локальный конфликт где-нибудь на таджикско-узбекской границе, который потребует прямого или непрямого вмешательства России, у нас останется меньше сил для того, чтобы отстаивать свои позиции в Сирии и Восточной Европе. Не менее важно для этой части западного сообщества создать и проблемы для Китая. Любая нестабильность уменьшает возможность КНР прокладывать свой Шелковый путь через Центральную Азию. Недаром все разговоры о террористах в Центральной Азии велись в период пиковых нагрузок в отношениях между Россией, Китаем и Западом

«СП»: — А как слухи о базах террористов могут всему этому способствовать?

— Это продуцирует взаимное недовольство, подозрения и неприязнь между лидерами и элитами государств Центральной Азии. К примеру, тот же самый Узбекистан сейчас закрыл границы с Киргизией потому, что они опасаются, что оттуда к ним могут попасть исламизированные экстремисты. Отношения между государствами стремительно ухудшаются, идут разговоры об отзыве послов. Обе страны подвели к границе бронетранспортеры и подразделения спецназа. Скорее всего, все закончится, как обычно — поскандалят и разведут войска. Но если что-то пойдет не по плану, между государствами может возникнуть конфликт. Москве придется вмешиваться и тушить его.

Сегодня тот же Ташкент, который очень четко контролирует свою территорию, даже в «пороховой бочкой Центральной Азии» Ферганской долине, может предъявить своим соседям этот текст и сказать, что они закроют границы из-за угрозы проникновения террористов. О какой кооперации и развитии региональных систем безопасности можно говорить в условиях взаимного недоверия?

И представьте, что на фоне этого недоверия появляется Джон Керри весь в белом и напоминает, что в прошлом году была создана площадка для совещаний министров иностранных дел в формате «Пять плюс один», и сейчас США решат все проблемы. Так что все очень просто и прозрачно.

«СП»: — Вы упомянули о том, что скорее лагерь подготовки возникнет под Ужгородом. Насколько это реально?

— Вряд ли сейчас об этом можно говорить серьезно. Но чем слабее государство, чем оно более зависимо от внешнего центра силы, тем больше оно будет беспрекословно брать под козырек и исполнять любые приказания. Даже такие слабые государства, как Таджикистан и Киргизия, на мой взгляд, более эффективно отстаивают свои национальные интересы, чем Украина.

* «Исламское государство» (ИГ) признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

http://svpressa.ru/politic/article/145087/

СКАНДИНАВСКИЙ СОЦИАЛИЗМ: ЗА ЧТО ЕГО НЕНАВИДЯТ ЛИБЕРАЛЫ



Полноценное финансирование образования способствует успехам национальных экономик

Берни Сандерс в своей предвыборной кампании всё чаще говорит, что Америке нужен иной тип государственного устройства — скандинавский социализм. Он приводит многочисленные доводы, но в ответ слышит жесткую отповедь Клинтон: «Мы — не Дания». Симптоматично, что претендент на пост президента не устает утверждать, что именно США задают вектор развития для многих стран. Короче говоря, сама мысль о социализме, скандинавском, советском или каком еще, противоречит сущности американского образа жизни, в котором свобода предпринимательства является «священной коровой».

С Клинтон соглашается практически весь бомонд Америки, без конца повторяя мантру «деньги делают деньги», а все остальное — вторично. «Сандерс и его сторонники похожи на детей, добрых, но безнадежно наивных, точно так, как и европейские северяне», — бесконечно повторяется в информационном мейнстриме нынешней избирательной гонки.

И все-таки идея социалиста Берни захватила многих граждан США. «Я все время слышу подобного рода комментарии от американцев — на коктейльных вечеринках, в политических дискуссиях, на встречах в ратуше, и в социальных сетях, — пишет на страницах издания The Atlantic американец финского происхождения Фелан М. Ебехеск. — Мне говорят, что скандинавские страны такие, потому что маленькие и однородные по этносу. В них „правительство является няней“, а граждане, по сути, составляют одну большую семью. Почему бы тогда не помочь своим добрым, но бедным родственникам».

[Читать полностью...]По его мнению, американцы никогда не испытывают аналогичного родства с соотечественниками, разве что в голливудских фильмах. Следовательно, для них приносить в жертву свои интересы ради других людей — противоестественно и ненормально. Как следствие, львиная доля общества США отвергает любое повышение налогов в пользу социальной сферы, зато с удовольствием пользуется ими, когда они выплачиваются из государственных средств. «Социализм это глупый альтруизм и фэнтези», — с улыбкой всезнающей феи заявляет Клинтон.

Но неужели скандинавы являются неисправимыми фантазерами? Если взглянуть на подоходный налог, то при аналогичной зарплате ставка, к примеру, в Финляндии не намного выше, чем в США. Тот же Фелан М. Ебехеск утверждает, что он за одну и ту же работу, которую он делал у себя на родине и которую в настоящее время выполняет в Нью-Йорке, он платит в налоговые органы США практически ту же сумму, что и перечислял в казну Суоми.

В обеих странах действует прогрессивная шкала налогообложения физических лиц, и разница чувствуется только при небольших или высоких доходах. Однако скандинавы имеют несоизмеримо более высокие налоговые ставки на престижное потребление. Если для США суммарные подати на эти товары и услуги оцениваются в 4,35% ВВП, то в Финляндии они достигают 14,43% ВВП, а в Дании — 15,17% ВВП.

«Американцы не понимают, что эти деньги идут на качественные услуги для граждан, поэтому жизнь становится безопасней», — отмечает Фелан М. Ебехеск. Высокая социальная защищенность способствует снижению градуса агрессивности, и, как следствие, уменьшает насилие в семье и на улице. Вот, к примеру, финские женщины имеют почти год послеродового отпуска и получают от государства пособия, равные доходам, которые были у них до появления детей. Помимо этого, мамы могут еще два года ухаживать за своими малышами, живя на дотации, размером до двух трети последних зарплат. Здравоохранение высочайшего уровня тоже является доступным для всех европейских северян, независимо от их банковского счета. Ученики Суоми приобретают одно из лучших образований в мире, а также могут бесплатно учиться в колледжах и в аспирантуре.

Если взять результаты PISA (Programme for International Student Assessment — международной программы, которая оценивает уровень подготовки 15-летних учеников из самых разных стран), то финские ребята c момента публикаций первых результатов PISA показывают стабильно высокие результаты и находятся на верхних строчках сравнительной таблицы. Их суммарный результат по математике, чтению и науке в 2015 году составил 1588 балов. Для сравнения: американские и российские подростки показали 1476 и 1444 балов соответственно.

Финская история образовательного успеха неразрывно связано со становлением так называемого «скандинавского социализма», а не с особенностями менталитета, как утверждают местные националисты и американские ниспровергатели «экономического равенства». Сейчас в школах Хельсинки учится значительное число детей из семей иммигрантов, и они тоже участвуют в программе PISA. Однако их знания отрицательно не сказываются на общем уровне образования. Всё дело в учебной системе, в профессиональных учителях и, конечно, в достойном финансировании.

Здесь важно отметить, что социалистические реформы в Суоми начались в начале 1990-х годов, когда развалился СССР и в США случился очередной кризис финансового сектора в результате неэффективной банковской деятельности Уолл-Стрит. Тогда в Финляндии безработица приблизилась к отметке 20%; валовой внутренний продукт (ВВП) рухнул на 13%, а государственный долг превысил 60% ВВП. Официальный Хельсинки разработал национальную политику в области качественного образования и конкурентоспособности, а также сосредоточил ресурсы для поддержки инноваций в телекоммуникационной отрасли. В итоге загорелась звезда Nokia. К 2003 году число научных сотрудников в этой скандинавской стране утроилось по сравнению 1991 годом. Вряд ли это случилось, если бы сократились ассигнования на школы, как на том настаивали «железобетонные либералы».

«Американцы упрекают нордические социалистические государства за то, что они давят предпринимательство, — рассуждает Фелан М. Ебехеск, — мол, в северных странах не проявил себя шведский иди датский Стив Джобс, и не возник свой легендарный „Дженерал Моторс“. Короче говоря, заокеанские предприниматели, ученые, другие новаторы изменили мир, а скандинавские, напротив, не хотели рисковать и упорно трудиться». То есть, северяне паразитировали на достижениях США, как, впрочем, и весь другой мир.

Клинтон говорила именно эти слова, споря с Сандерсом. «…Я думаю, что сенатор Сандерс утверждает то, что, безусловно, имеет смысл в терминах неравенства, которое у нас есть, — сказал Хиллари 16 марта, — Но мы не в Дании. Я люблю Данию. Но мы — Соединенные Штаты Америки!».

Между тем, высокий уровень жизни скандинавских социалистических государств достигнут, прежде всего, за счет инновационного предпринимательства, которое было бы невозможно без качественного образования и социальной защиты. Демократка Клинтон, видимо, не особо подкована в международном бизнесе, иначе бы вспомнила шведские компании мирового уровня IKEA, H&М, Spotify, и Volvo Group, датские гиганты — LEGO, Carlsberg, Novo Nordisk, а также финские Nokia, Supercell и Rovio Entertainment. Кстати, Linux — ядро ведущей в мире операционной системы, изначально было разработано финном Линусом Торвальдсом, а датчанин Янус Фриис и швед Николас Зеншторм стояли у истоков Skype.

Причина популярности североевропейского социализма кроется в цивилизованном подходе ко всем без исключения членам общества. Как итог, любые предпринимательские и инновационные инициативы рассматриваются не формально, как у нас в Сколково, а детально и заинтересованно. Отказ всегда тщательно аргументирован, тогда как в России венчурные фонды оставляют за собой право вообще не отвечать на заявки — «мол, много тут вас, умников».

Таким образом, вопреки американскому подходу к капиталистическим экономикам, северные страны доказали, что свобода предпринимательства работает лучше, когда сопровождается умной и универсальной социальной политикой. Ненавидят же «скандинавский социализм» либералы всех мастей только потому, что не приемлют экономическое равенство и юридическую справедливость.

http://svpressa.ru/world/article/145067/

УЩЕРБ ОТ КОРРУПЦИИ ЧИНОВНИКОВ СОСТАВИЛ ПОЧТИ 44 МЛРД РУБ. ​



Генпрокуратура подводит итоги 2015 года на первом открытом форуме

Согласно данным Генеральной прокуратуры России, представленным на первом открытом форуме в рамках дискуссионного направления «Противодействие коррупции», ущерб от коррупции российских чиновников за 2015 г. составил почти 44 млрд руб.

Тюрьма чиновников не пугает

За совершение преступлений коррупционной направленности к уголовной ответственности было привлечено свыше двух тысяч должностных лиц, входивших в органы исполнительной власти федерального уровня, местного самоуправления и исполнительной власти субъектов РФ. В 2014 г. ущерб от коррупционных действий чиновников различных уровней составил порядка 40 млрд руб. Около 1600 должностных лиц были привлечены к уголовной ответственности.

По уровню криминализации и коррумпированности, отмечает Генпрокуратура, на ведущих позициях находится сфера ЖКХ, где в 2015 г. было пресечено 334 тыс. нарушений, а ущерб от них составил 6,5 млрд руб.

http://ko.ru/news/item/132103-ushcherb-ot-korruptsii-rossijskikh-chinovnikov-sostavil-pochti-44-mlrd-rub

В КАЗАНИ ОТКРЫЛСЯ ПЕРВЫЙ В РОССИИ ЦЕНТР ИСЛАМСКОГО БАНКИНГА



В реализации проекта будут задействованы Татфондбанк и Татагромпромбанк

Первый в России Центр партнерского (исламского) банкинга, действующего на принципах партнерского финансирования, открылся в Казани. В своей деятельности он будет ориентироваться на обслуживание физических и юридических лиц и взаимодействие с зарубежными инвесторами.

Центр будет, как это принято в странах Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока, разделять риски при проведении финансовых операций со своими клиентами. Он также не будет выдавать деньги под проценты, а доходы намерен получать от прибыли бизнес-проектов, в которые вкладывает собственные средства.

В реализации проекта российского Центра партнерского банкинга будут задействованы Татфондбанк и Татагромпромбанк, которые в свою очередь будут взаимодействовать с Духовным управлением мусульман Татарстана. Эксперты управления, в частности, будут проводить экспертизы на предмет соответствия услуг центра нормам исламского права.

http://ko.ru/news/item/132102-v-kazani-otkrylsya-pervyj-v-rossii-tsentr-islamskogo-bankinga

ЗАДОЛЖЕННОСТЬ ПЕРЕД БАНКАМИ ИМЕЮТ 38 МЛН РОССИЯН



Задолженность перед банками сегодня имеют около 38 миллионов россиян, заявил заместитель главы Банка России Михаил Сухов, выступая на банковском форуме в среду. По словам Сухова, 2016 год не принесет банковскому сектору больших прибылей.

"Если мы сегодня говорим о том, что банковский сектор заработает порядка 500 млрд рублей [в 2016 году], это значит, что акционеры банков должны умерить свои аппетиты по дивидендам", - отметил он.

По данным Центробанка, по состоянию на первое февраля сумма просроченной задолженности по всей банковской системе России составляла 2,205 триллиона рублей.

Сам Сухов несколько дней назад заявлял, что, по расчетам ЦБ, просроченная задолженность по кредитам российских банков к концу текущего года может составить до 900 миллиардов рублей.

Как передает ТАСС, в последние годы все больше россиян берут новые кредиты для погашения старых. Так, по данным Объединенного кредитного бюро, за первые два месяца этого года 51% должников погашали старые кредиты с помощью новых. Русская служба Би-би-си

http://www.ng.ru/news/537014.html