elle_terra (elle_terra) wrote,
elle_terra
elle_terra

Categories:

ЧЬЮ ЭКОНОМИКУ РЕШИЛ УДУШИТЬ КИТАЙ?

Предположить, что китайцы настолько рехнулись, что действительно собирается сделать ставку на зелёную энергетику в долгосрочной перспективе, как-то не верится. Значит, есть какая-то другая цель, которую преследует руководство Китая в самой ближайшей перспективе...

***


Заставит ли «прекрасный Китай» задуматься Москву о «прекрасной России»

Пекин вслед за Европой взял курс на создание «зеленой экономики», а с чем останемся мы?

Замещение автомобилей с двигателями внутреннего сгорания электромобилями — лишь один из элементов стратегии создания «прекрасного Китая», провозглашенной компартией КНР. (Электромобили буквально все заполонили)

В отличие от России, где об экологии много говорят, но мало делают, правительство Китая давно признало масштабы экологических проблем и начало проводить жёсткую политику по пресечению ухудшения качества воздуха и воды, а также по сдерживанию роста выбросов парниковых газов. Приняты грандиозные программы превращения Китай в самую зеленую экономику мира. И эти программы планомерно выполняются. Причем, там думают не только о снижении углеводородного следа, об экологии, здоровье населения, но и о техническом прогрессе, который неотделим от радикального отказа от углеводородных источников энергии.

[Читать полностью...]В этом плане использование возобновляемых источников энергии — приоритет китайской энергетической политики. Это не только гидроэнергетика, энергия ветра и солнца. В КНР успешно развивается биоэнергетика, активно набирает обороты использование болотного газа, геотермальной энергии, энергии приливов и отливов, а также других видов альтернативной энергетики.

В 2005 году в КНР был принят Закон о «Возобновляемой энергии», который заложил законодательную базу для развития альтернативной энергетики. В 2009 г. и 2014 годах документ модернизировался в соответствии с бурным ростом сектора возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Причем, Китай рассматривает развитие ВИЭ не только как способ сокращения загрязнения окружающей среды, повышения благосостояния населения, но и как важный способ снижения зависимости от ископаемого топлива, которое Китай в настоящее время в немалых объемах импортирует. Кроме того, делая ставку на ВИЭ, Китай одновременно поставил задачу производить внутри страны всё оборудование, необходимое для генерации возобновляемой энергии. И эта задача была успешно выполнена и перевыполнена. Китай стал лидером в производстве оборудования для солнечных, ветровых и других станций, производящих альтернативную энергию.

C 2001 года Китай неизменно лидирует и по объему ввода мощностей возобновляемой энергии. Разрыв с ведущими странами год от года увеличивается. Если в 2001 году в КНР было запущено в эксплуатацию ВИЭ на 3 ГВТ, что составило 17 процентов общемирового, то в 2018 году в КНР мощности ВИЭ увеличились на 77 Гвт., почти половина общемирового прироста.

В ходе реализации планов 13-й пятилетки, которая заканчивается в нынешнем году, Китай инвестировал в ВИЭ фантастическую по нашим меркам сумму 2,5 триллиона юаней (25 триллионов рублей — больше чем годовой бюджет России (20,3 трлн руб.). В результате в последние годы, даже без учёта самых крупных гидроэлектростанций, Китай удерживает первое место в мире по суммарной мощности ВИЭ‑оборудования, вырабатывающего электрическую и тепловую энергию. В 2020 году доля ВИЭ в суммарном энергопотреблении страны составила 18%. Это пока что вдвое меньше, чем доля ВИЭ в ЕС (40%), но следует учитывать, что Китай — самая крупная экономика мира, которая производит половину всей мировой промышленной продукции. Для сравнения в России этот показатель, по словам министра энергетики Александра Новака составляет всего 2%.

В соответствии с тринадцатым пятилетним планом и Планом развития китайской энергетики на тринадцатую пятилетку, установленная мощность солнечной электроэнергетики в стране к 2020 году должна была возрасти до165 ГВт. Однако, по уже имеющимся оценкам, этот план будет значительно перевыполнен и солнечные мощности КНР значительно превысят 220 ГВт, что больше, чем мощность всех электростанций России. То есть альтернативная энергетика в Китае уже производит больше, чем вся энергосистема нашей страны. Кроме прямого вклада в экономику Китая в размере 220 млрд юаней (2,2 трлн рублей), солнечная энергетика дает дополнительные стимулы для развития производства электроники, новых материалов, высокоточной обрабатывающей промышленности и др. Кроме того, использование солнечной энергии приведёт к сокращению выбросов углекислого газа примерно на 370 млн тонн, выбросов двуокиси серы — на 1,2 млн тонн, выбросов оксида азота — на 900 тыс. тонн, и выбросов сажи — около 1,1 млн тонн.

В соответствии со скорректированными установками тринадцатого пятилетнего плана, установленная мощность ветровой электроэнергетики в стране возрастет в 2020 году до 260 Гвт. По официальным оценкам, развитие ветроэнергетики обеспечит к 2020 году ежегодную экономию порядка 150 млн тонн угля, и приведёт к сокращению выбросов углекислого газа примерно на 380 млн тонн, двуокиси серы — на 1,3 млн тонн и оксида азота — на 1,1 млн тонн.

Как известно, в 2049 году (к столетию образования КНР) Китай должен достичь ключевую цель двух столетий, создав «прекрасную, зеленую, процветающую страну». К тому же председатель Си Цзиньпин на сессии Генассамблеи ООН в 2020 году объявил, что к 2060 году Китай станет нейтральной страной по выбросам СO2.

В рамках Парижского соглашения по климату, Китай взял на себя обязательства достичь пика выбросов CO2 к 2030 году; сократить углеводородную емкость ВВП на 60−65% по сравнению с 2005 годом; повысить долю неископаемых видов топлива в структуре потребления первичных энергоресурсов до 20%.

И можно быть уверенным, что все эти цели будут выполнены. В среднем за год на период 14-й пятилетки, которая начнется в будущем году, Китай будет вводить в эксплуатацию 53 ГВт ветровых электростанций и 58 ГВт солнечных. Для сравнения: по словам министра Новака, к 2024 году в России планируется довести общие мощности ВИЭ до 6 ГВт.

Параллельно в ходе 14-й пятилетки Китай будет резко повышать эффективность использования энергии и снизит энергоёмкость ВВП на 21%. При этом углеродоемкость ВВП снизится на 27%. А в еще более дальней перспективе предусматривается радикальное снижение потребления угля и его доли как в выработке электроэнергии, так и в потреблении энергии — до 4 процентов в общем энергобалансе. То же касается и нефти, доля которой энергетике сократится к 2050 году до 7 процентов.

Уже к 2035 году доля безуглеродных источников энергии в выработке электричества составит 78%, а в 2050 году — 91%. Солнечная и ветровая энергия обеспечит 58% выработки электроэнергии в 2035 году и 73% в 2050. По сравнению с 2018 годом увеличится выработка атомных и газовых электростанций, но их доля останется крайне незначительной 10−15%.

И это имеет прямое отношение к России, которая является в настоящее время главным поставщиком нефти и газа в Китай. Наше сырье очень скоро перестанет пользоваться таким спросом в Китае, как это есть сейчас.

Примерно тоже самое будет происходить и на европейском направлении. Как известно, главным торговым партнером России является Евросоюз. Но мало кто знает и задумывается о том, что Европа создает совершенно иной формат хозяйства и жизни. Евросоюз в конце 2019 года объявил «Европейский зеленый курс» (EU Green Deal), цель которого — сделать экономику ЕС климатически нейтральной к 2050 г, на 10 лет раньше КНР. Уже через пять лет четверть всей энергии ЕС будет вырабатываться на ветровых электростанциях. А еще строятся гигантские солнечные электростанции и другие генераторы альтернативной энергии. Европейцы хотят жить, и жить качественно. Постепенно, но очень быстро они будут отказываться от углеводородов. Рынки для российских газа и нефти будут сужаться, цена на них падать.

Но это далеко не все. Уже в 2022 году в ЕС будет введен углеродный налог, который затронет до половины всего российского экспорта. Законопроект об этом сейчас в стадии разработки, и методология расчета налогового сбора еще неизвестна. Но наиболее вероятно, что в расчете будет учитываться объем углеродных выбросов при производстве импортируемых товаров.

Трансграничный углеродный налог ЕС станет серьезным вызовом для российских экспортеров, поскольку налоговый сбор затронет в первую очередь нефть, газ, уголь и металлы — ключевые экспортные товары страны, на которые, в 2019 г. пришлось 74% всех товаров в стоимостном выражении, экспортируемых в Европу. По оценке международных структур, это приведет к дополнительной нагрузке для российских экспортеров в размере $ 3−5 млрд в год. В случае введения налога на весь объем выбросов негативные последствия ждут также российских производителей удобрений и целлюлозно-бумажную промышленность, чья конкурентоспособность на европейском рынке существенно снизится.

К тому же при использовании текущих технологий добычи, нефть из Саудовской Аравии, имеющая более низкий углеродный след, может потеснить российское сырье.

Примерно по такому же пути идет и Китай. Стратегия и стандарты снижения углеводородного следа там разрабатываются с участием европейских экспертов. Уже сейчас в Китае существуют внутренние механизмы по ограничению выбросов, аналогичные европейским (EU ETS). Это дает КНР конкурентное преимущество перед Россией в торговле с ЕС. Не исключено введение в КНР в перспективе углеродного налога, аналогичного европейскому.


Россия же, которая продолжает проедать свои природные богатства, не используя шансы для технологического рывка, останется со своим углеродным сырьем и со своими экологическими проблемами.

Источник

Tags: гибридные войны, китай, китайская ползучая экспансия, китайский глобализм, энергетика, энергетика будущего
Subscribe

Posts from This Journal “китайская ползучая экспансия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments