Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

ЕСЛИ ХОТИТЕ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ НА ОБЛАКЕ... )))

Ситуация на ресурсе не просто печальная, а почти трагическая. Большинство друзей свои журналы забросили. Будущее ЖЖ выглядит всё более мрачно, а нынешняя местная аудитория откровенно настораживает. Стали иногда забредать персонажи, присутствие которых на этом ресурсе вызывает искреннее изумление. Площадка долго держала планку и собирала публику достойного интеллектуального уровня. Но вот, что-то сломалось...

Сразу трудно понять: отражает ли это реальную беду общества - катастрофическую деградацию сознания, или это, всё-таки, нынешняя специфика местного контента, насаждаемая через ТОП Рейтинга редакцией ЖЖ, притягивает массово недоумков?


ава_сокол

Долго не видела смысла в создании этого поста, но времена явно меняются.

Поэтому заранее хочется предупредить случайных гостей: здесь под запретом грубость, хамство, ненормативная лексика. За них - автоматически бан. От друзей, в чьих журналах не пресекается вся эта клиника, сразу отписываюсь.

Взаимофренд возможен только в том случае, если ваши материалы будут интересны мне, и ваш дневник регулярно обновляется. Уведомления о том, что меня зафрендили, приходят далеко не всегда, поэтому желательно отметиться под этим постом и объяснить, почему бы вы хотели задружиться.

НЕ ВЕРИТСЯ, ЧТО ИХ ПЛАНЫ СИЛЬНО ИЗМЕНИЛИСЬ

Попалась тут в интернете интересная новость о создании в Японии военной базы, которая будет полностью управляться ИИ - да ещё и с соответствующей "начинкой": дронами, самонаводящимися ракетами и прочей требухой. Почему-то сразу возникла мысль, что их целью будет совсем не Китай.

И вдруг, через пару минут, нашёлся вот этот материал...


***

«Кантокуэн» – японский план блицкрига против СССР

Ставилась задача, выйдя за шесть месяцев к Байкалу, завершить войну

В соответствии с решением Императорского совещания от 2 июля 1941 года о войне против Советского Союза Генеральный штаб армии и военное министерство Японии разработали комплекс мероприятий, направленных на форсирование подготовки к проведению наступательных операций против советских вооруженных сил на Дальнем Востоке и в Сибири. В японских секретных документах этот план получил наименование «Кантогун токусю энсю» (Особые маневры Квантунской армии), сокращенно «Кантокуэн».

11 июля 1941 года императорская ставка направила в Квантунскую армию (группу армий) и японские армии в Северном Китае специальную директиву № 506. В ней подтверждалось, что целью «маневров» является усиление готовности к выступлению против Советского Союза. «Кантокуэн» основывался на оперативно-стратегическом плане войны против СССР «Оцу», разработанном Генеральным штабом на 1940 год.

Опыт поражения на Халхин-Голе заставлял японское командование использовать против СССР крупную группировку войск. Для действий на восточном (приморском) направлении формировался 1-й фронт в составе 19 дивизий, на северном (амурском) направлении – 4-я армия в составе 3 дивизий, а на западном (район Большого Хингана) – 6-я армия (4 дивизии).

[Читать полностью...]Резерв командующего Квантунской армией, на которого возлагалось непосредственное руководство действиями войск, составлял 4 дивизии.

Предполагалось рядом последовательных ударов на избранных направлениях разгромить группировки советских войск в Приморье, Приамурье и Забайкалье, захватить основные коммуникации, военно-промышленные и продовольственные базы и, сломив сопротивление, принудить советские войска к капитуляции.

Военные действия разбивались на два этапа. На первом планировалось, наступая на уссурийском направлении, нанести поражение советским войскам в Приморье. На втором – захватить опорную базу советского Тихоокеанского флота Владивосток, оккупировать Хабаровск, затем разгромить советские войска на северном и западном направлениях. Параллельно силами размещенной на острове Хоккайдо 7-й дивизии и смешанной бригады на Южном Сахалине захватить Северный Сахалин и Петропавловск-на-Камчатке. Предусматривалось также в зависимости от обстановки осуществить операции на противоположном Сахалину побережье СССР.

Особое внимание в плане уделялось широкому использованию в военных действиях японских ВВС, которые должны были «уничтожить авиацию противника до начала операции». Ставилась задача за шесть месяцев выйти к Байкалу и завершить войну.

В ходе операций предполагалось захватить Ворошилов (Уссурийск), Владивосток, Благовещенск, Иман, Куйбышевку, Хабаровск, Биробиджан, Бирокан, район Рухлово, Северный Сахалин, Николаевск-на-Амуре, Комсомольск, Советскую Гавань и Петропавловск-на-Камчатке.

К 25 июня японским Генеральным штабом был разработан график завершения подготовки и ведения войны, согласно которому сокращались сроки ее проведения:

принятие решения по мобилизации – 28 июня;

издание директивы о мобилизации – 5 июля;

начало переброски и концентрации войск – 20 июля;

принятие решения о начале войны – 10 августа;

начало военных действий – 29 августа;

переброска четырех дивизий из Японии – 5 сентября;

завершение операций – середина октября.

В соответствии с этим графиком 5 июля была издана директива верховного командования о проведении первой очереди мобилизации, по которой осуществлялось увеличение Квантунской группировки на две дивизии (51-я и 57-я). 7 июля император санкционировал секретную мобилизацию 500 тысяч человек, а также судов общим водоизмещением 800 тысяч тонн для перевозки военных грузов в Маньчжурию.

Были приняты меры по обеспечению секретности проводимой мобилизации. Она осуществлялась под видом учебных сборов для приписного состава и именовалась «внеочередным призывом». Термин «мобилизация» во всех документах и инструкциях был заменен на «внеочередные формирования». Были запрещены всякие проводы.

22 июля с нарушением графика лишь на двое суток началась концентрация войск у советской границы. Однако скрыть масштабы секретной мобилизации было невозможно. Во время переброски и сосредоточения войск по плану «Кантокуэн» только через пункты на территории Кореи в сутки пропускалось до 10 тысяч солдат и офицеров, 3,5 тыс. лошадей. Внимательно следившие за ходом мобилизации германский посол в Японии генерал Отт и военный атташе Кречмер 25 июля 1941 года сообщили в Берлин, что уже призвано 900 тысяч резервистов в возрасте от 24 до 45 лет. Отмечалось, что в японскую армию призываются лица, владеющие русским языком.

30 июля Рихард Зорге телеграфировал в центр: «Источники Инвест (Хоцуми Одзаки. – А.К.) и Интерн (Ётоку Мияги. – А.К.) сказали, что в порядке новой мобилизации в Японии будет призвано более чем 200 000 человек. Таким образом, к середине августа месяца в Японии будет под ружьем около 2 миллионов человек. Начиная со второй половины августа, Япония может начать войну, но только в том случае, если Красная Армия фактически потерпит поражение от немцев, в результате чего оборонительная способность на Дальнем Востоке будет ослаблена. Такова точка зрения группировки Коноэ, но как долго намерен выжидать японский генштаб, это трудно сейчас сказать.

Источник Инвест убежден, что, если Красная Армия остановит немцев перед Москвой, в этом случае японцы не выступят».

В Маньчжурию прибывали многочисленные приданные части и подразделения. По плану первой и второй очереди в сформированные три фронта (восточный, северный и западный) направлялись 629 приданных частей и подразделений, общее число которых соответствовало численности 20 дивизий. Кроме того, военное министерство планировало дальнейшее усиление войск в Маньчжурии еще пятью дивизиями. Значительная часть войск перебрасывалась с китайско-японского фронта. В результате Квантунская группировка была удвоена и насчитывала 700 тысяч человек. После проведения второй очереди мобилизации по приказу №102 от 16 июля 1941 года на территории Маньчжурии и Кореи было сосредоточено 850 тысяч солдат и офицеров японской армии.

Для участия в войне против СССР директивой ставки №519 от 24 июля была сформирована так называемая Квантунская армия обороны, выполнявшая роль резерва. В боевую готовность были приведены части 7-й дивизии на Хоккайдо, смешанной бригады на Южном Сахалине, а также воинские формирования на Курильских островах. Как было установлено на Токийском процессе, летом 1941 г. для нападения на СССР верховное командование создало группировку войск, общая численность которой составила около 1 миллиона военнослужащих.

В Квантунской армии и в Корее были подготовлены запасы боеприпасов, горючего и продовольствия, необходимые для ведения военных действий в течение 2-3 месяцев.

По плану «Кантокуэн» в войне против СССР должны были участвовать войска марионеточных армий Маньчжоу-Го и Внутренней Монголии. Армия Маньчжоу-Го была создана после оккупации Японией в 1931 году Маньчжурии. Руководство этой армией осуществлялось штабом Квантунской армии. Непосредственное управление было возложено на многочисленных японских военных советников. С целью использования людских ресурсов Маньчжурии в подготовке к войне против СССР японцы накапливали здесь военно-обученные резервы. В 1940 году в Маньчжоу-Го был введен закон о воинской повинности.

Армия оккупированной японцами Внутренней Монголии предназначалась для вторжения в составе японских войск в Монгольскую Народную Республику. По плану «Кантокуэн» предусматривалось «создание обстановки, при которой произошло бы добровольное объединение Внешней Монголии с Внутренней Монголией».

Не были забыты и бежавшие из Советской России белоэмигранты. С 1938 года в Маньчжурии существовали сформированные по приказу командования Квантунской армии части белогвардейцев, предназначенные для участия в составе японских войск в войне против СССР. В их задачу входило разрушение железных дорог и других коммуникаций, нанесение ударов по базам снабжения в тылу советских войск, ведение разведки, диверсий, антисоветской пропаганды. После принятия плана «Кантокуэн» приказом командующего Квантунской армией из белоэмигрантов были сформированы специальные части для совершения диверсионных актов на советской территории.

Действия сухопутных сил планировалось поддержать военно-морским флотом. В его задачу входило обеспечение высадки десантов на Камчатке и Северном Сахалине, захват Владивостока, уничтожение военных кораблей Тихоокеанского флота. 25 июля, получив санкцию императора, военно-морское командование отдало приказ о формировании специально для войны против СССР 5-го флота.

Главные силы японской авиации предполагалось использовать на восточном направлении с тем, чтобы подавить советские войска в Приморье и способствовать развитию наступления наземных войск.

Для ведения военных действий против Вооруженных Сил Советского Союза на Дальнем Востоке и в Сибири первоначально планировалось создать группировку в 34 дивизии. Поскольку к началу германо-советской войны в Маньчжурии и Корее насчитывалось лишь 14 кадровых дивизий, предусматривалось перебросить в Квантунскую армию 6 дивизий из метрополии и 14 – с китайского фронта. Однако против этого выступило командование японской экспедиционной армии в Китае, которое заявило, что переброска с китайского фронта на север столь большого числа дивизий «означала бы забвение китайского инцидента». В конце концов, центр согласился с этим доводом.

В конце июня 1941 года военным министерством и Генеральным штабом было принято решение сократить количество выделяемых для войны против СССР дивизий до 25. Затем в июле основной удар было решено наносить силами 20 дивизий. Наконец, 31 июля на встрече начальника оперативного управления Генштаба Синъити Танаки с военным министром Хидэки Тодзио было окончательно решено о выделении для войны против СССР 24 дивизий.

В действительности же в результате проведения мобилизации, как отмечалось выше, в Маньчжурии и Корее была создана группировка японских войск в 850 тысяч человек, что по численности соответствовало 58-59 японским пехотным дивизиям. Японский Генштаб и командование сухопутных сил при разработке плана войны против СССР исходили из того, что на Дальнем Востоке и в Сибири было дислоцировано около 30 советских дивизий и стремились к созданию необходимого для проведения наступательных операций двойного превосходства.


К началу августа выделенная для вторжения в Советский Союз группировка была в основном подготовлена. Приближался установленный графиком срок принятия решения о начале войны – 10 августа. Однако в Токио проявляли нерешительность, ожидая поражения Советского Союза на советско-германском фронте.

Источник

ИСТОЧНИК ВСЕХ ПРОБЛЕМ РОССИИ И МИРА ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕГДА ОДИН И ТОТ ЖЕ

С одной стороны, не так уж плохо, что сейчас они принуждают нашу местную быдло-ылитку наколоться их "Пфизером" - это прекрасный, отлично выверенный ход.

Но, всё-таки, обольщаться на их счёт не имеет смысла. Гомозавры есть гомозавры...

***


Ротшильды заманили Россию в золотую мышеловку

Прошло 150 лет с того момента, когда во Франкфурте-на-Майне 10 мая 1871 года между Францией и Германией был заключен мирный договор, поставивший точку на франко-прусской войне 1870-1871 гг. Важнейшим итогом войны стало соединение разрозненных немецких земель в единую Германию (Второй рейх). Однако есть еще один важный итог: победа Пруссии над Францией положила начало созданию золотого стандарта.

История франко-прусской войны связана с историей наполеоновских войн начала XIXвека. В результате многочисленных ростовщических операций (любые войны – благодатная пора для ростовщиков) семейство Ротшильдов сосредоточило в своих руках большое количество золота. Наполеоновские войны породили Ротшильдов как самый могущественный финансовый клан.

Однако золото надо было превращать в капитал, приносящий прибыль. Самым простым способом этого было учреждение золотого стандарта. Эмиссию денежных знаков (банкнот, разменной монеты) следовало привязать к золотому запасу центробанков (казначейств) и гарантировать свободный размен денежных знаков на металл из запасов. Поскольку экономика должна развиваться, потребность в денежных знаках должна увеличиваться. А для увеличения объемов денежной эмиссии надо было бы наращивать золотой запас. Самым простым способом наращивания золотого запаса должны были стать золотые займы. И Ротшильды были готовы выступать в качестве золотых заимодавцев. Эта схема получила позднее название золотого стандарта.

[Читать полностью...]Золотой запас не уходил из рук Ротшильдов, он даже прирастал процентами. И самое главное: при такой схеме золото постоянно должно было дорожать. Золотой запас физически прирастает очень медленно, а товарная масса растет намного быстрее. Мир золота противостоит миру товаров. При разных темпах в этих двух мирах покупательная способность каждой унции, каждого грамма золота неизбежно будет расти. Если, условно говоря, вчера за одну унцию золота можно было купить одну тонну железа, то завтра уже можно купить две, а послезавтра – три тонны. А.Д. Нечволодов очень убедительно раскрыл эту тайну золота (тщательно скрываемую Ротшильдами) в своей небольшой книжечке «От разорения к достатку» (1906).

Пятеро сыновей Майера Амшеля Ротшильда обосновались в главных городах Европы: Лондоне, Париже, Вене, Неаполе, Франкфурте-на-Майне. Все они добивались введения золотого стандарта в странах своего пребывания, но успеха добился лишь Натан Ротшильд в Лондоне. Он установил полный контроль над Банком Англии, а в 1816 году английский парламент проголосовал за введение золотого стандарта. Другие европейские страны воздерживались от введения такого стандарта, понимая, что он для них станет «золотой мышеловкой». До середины XIX века Англия пребывала в «золотом клубе» в гордом одиночестве. В конце концов с большим трудом удалось втянуть в этот клуб Австралию и Канаду (соответственно в 1852 и 1854 гг.). а также в 1854 году Португалию, у которой был большой приток золота из колоний.

Мир жил в основном с серебряными деньгами или использовал в качестве денег оба металла (биметаллизм). Некоторые страны (прежде всего Россия) опирались на бумажные деньги (такие деньги имели привязку к серебру, но обмена на металл не осуществлялось).

По инициативе Франции в 1865 г. рядом стран Западной Европы (Франция, Бельгия, Италия, Швейцария) был подписан договор о создании Латинского монетного (валютного) союза. Устанавливался биметаллизм, т.е. денежные системы стран-участниц союза основывались как на золоте, так и серебре. Между золотом и серебром фиксировалось соотношение 15,5:1. Позднее к Латинскому монетному союзу присоединилось еще несколько стран (Греция, Испания, Румыния, Болгария, Венесуэла и др.). Они приступили к чеканке унифицированных монет (одинаковый вес, одинаковое содержание драгоценного металла, одинаковые размеры монет), разными были лишь названия монет и изображения.

Последняя попытка Ротшильдов уговорить лидеров европейских стран отказаться от биметаллизма и перейти к золотым деньгам была предпринята в 1867 году: в Париже был проведен международный монетный конгресс (позднее получил название: Парижская валютная конференция). Конгресс был проведен по инициативе французского императора Луи Наполеона III, который пригласил на встречу представителей двадцати стран (был представитель и от России). Император находился под сильным влиянием Лондона и Ротшильдов (как английских, так и парижских).

В учебниках по экономике часто ошибочно указывают, что на этом конгрессе был учрежден международный золотой стандарт, что конгресс дал жизнь новой международной валютной системе, которую стали называть «парижской». Это не так. Большинство участников встречи не поддержало идею международного золотого стандарта; делегаты заявили, что остаются приверженцами Латинского монетного союза. (См.: StevenP. Reti, SilverandGold: ThePoliticalEconomyof International Monetary Conferences, 1867 -1892.Westport, CT: GreenwoodPress, 1998).

После этого конгресса Ротшильды поняли, что следует действовать более прицельно, попытаться навязать золотой стандарт какой-либо одной европейской стране. Ротшильдам удалось найти общий язык с министром-председателем правительства Пруссии Отто фон Бисмарком. Франко-прусская война готовилась загодя с участием Ротшильдов. Она началась, продолжалась и завершилась, не сильно отклоняясь от задуманного плана. Пруссия победила. Отто фон Бисмарк стал героем и непререкаемым авторитетом, сумевшим без особых трудов объединить немецкие земли и создать Второй рейх. От Бисмарка Ротшильды ждали выполнения его обещания насчет золотой марки, но для введения такой марки требовался солидный запас драгоценного металла, которого у Бисмарка не было.

И тут появляется палочка-выручалочка в виде контрибуции, которую Франция должна уплатить победителю. По Франкфуртскому мирному договору Франции была назначена контрибуция в размере 5 миллиардов золотых франков – беспрецедентная в истории войн Нового времени дань. Франция была разорена войной с Пруссией, у нее и близко не было таких денег. Как отмечает С. Шарапов в своей работе «Денежная сила Франции», «всей наличной монеты в золоте и серебре, которая находилась в стране, не хватило бы на уплату и четверти контрибуции» (Шарапов С. Денежная сила Франции. Экономический этюд. – Екатеринбург: Тип. газеты «Урал», 1900, с.18).

И тут происходит чудо. Франция получает от ряда европейских стран заём. «Чудо» организовали Ротшильды, благодаря их усилиям удалось устроить общеевропейский заём в пользу «бедной» Франции, а на самом деле в пользу немецкой золотой марки.

Бисмарк выполнил свое обещание, в 1873 году появилась золотая марка. Бисмарка называют «железным канцлером», а я бы назвал его «золотым». Единая Германия нанесла сокрушительный удар по биметаллизму, который действовал в рамках Латинского монетного союза. Германия, сделавшая ставку на золотую марку, стала накапливать золотой запас, в том числе конвертируя серебро в желтый металл. Цена на серебро стала быстро падать. Франция уже была не в силах выполнять взятые обязательства по поддержанию паритета цен на два металла в пропорции 15,5:1. В Европе началось стремительное бегство из серебра в золото. Биметаллизм приказал долго жить. Вот как описывает этот процесс современный специалист по золоту Питер Бернстайн: «Германия пожинала плоды победы над Францией, одержанной в 1871 году. Контрибуция, выплаченная Францией, уменьшила необходимость реализации серебра в целях закупки золота. Немцы ждали до 1873 года, чтобы начать продажу серебра, и даже надеялись, что часть его купит Франция. Французы не только отказались сотрудничать в этом вопросе, но даже пошли еще дальше. 5 сентября 1873 года, на следующий день после окончания выплаты контрибуции, Франция сократила ежедневный выпуск серебряных монет до 280 тысяч франков в день, а в ноябре снова уменьшила его до 150 тысяч франков. Это привело к новому резкому падению спроса на серебро. Франция перестала себя насиловать. Слишком многие страны присоединились к волне продаж, стараясь избавиться от запасов серебряных денег, которые дешевели не по дням, а по часам. Процесс нарастал как снежный ком. Решение, принятое Францией скорее из тактических, а не стратегических соображений, привело к падению цен на серебро с более чем 60 пенсов за унцию в 1860-х годах до 52 ¾ пенса в 1876 году и 51 пенса к концу 1870-х. К этому времени на рынке унция золота стоила в 18 раз дороже унции серебра; к концу столетия она стоила уже в 30 раз дороже унции серебра» (Бернстайн Питер. Власть золота. История наваждения. – М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2004, с. 219).


Начался процесс стремительного перехода многих стран к золотой валюте. Швеция (1873 г.), Нидерланды (1875 г.), Норвегия (1875 г.), Финляндия (1877г.), Франции (1878 г.), США (1879 г.) и т.д. (см.: Моисеев С.Р. Денежно-кредитная политика: теория и практика. – М.: Экономистъ, 2005, с. 92-98). Россию мировым ростовщикам удалось затащить в «золотой клуб» лишь через четверть века после начала победоносного шествия золотого стандарта по миру. Это произошло в 1897 году, когда была завершена начатая тогдашним министром финансов Сергеем Юльевичем Витте денежная реформа. Суть ее сводилась к введению золотого рубля. Для поддержания золотого рубля России приходилось неоднократно обращаться к золотым займам Ротшильдов. С одной стороны, введенный в России золотой стандарт сдерживал экономическое развитие страны (денежная эмиссия Госбанка была ограничена золотым запасом и не поспевала за потребностями экономики). С другой стороны, происходило стремительное нарастание государственного внешнего долга. С.Ф. Шарапов, Г.В. Бутми, А.Д. Нечволодов все называли своими именами: Ротшильды заманили Россию в золотую мышеловку.

Источник

ЕСЛИ СПАСАЕШЬ РОГУЛЕЙ, ТО НЕПРЕМЕННО ЖДИ ОБРАТКУ

Как известно, ложь, повторенная 1000 раз... может стать для кого-то правдой. Разумеется, оккупационные администрации этих жалких "осколков" делают всё, чтобы насадить местной молодёжи абсолютно извращённую "историю" и картину мира. Будет ли виновата эта самая молодёжь в том, что воспринимала за правду эти откровенные бредни?...
Не нам судить. Думаю, что очень скоро эта самая история - только новая, начинающаяся сегодня, это прекрасно покажет. Бог не Ерошка...

***


В Литве продолжают твердить, что русские украли победу в минувшей войне

Кто скорбит о провале «общеевропейского похода против большевизма»

«Российская Федерация стремится приватизировать для своего народа победу над Германией, игнорируя тот факт, что её приближали и другие. Из 70 000 литовцев, силой мобилизованных [в Красную армию] или из опасений за свои семьи вступивших в неё добровольно, с фронта домой не возвратилось 25 тысяч», – утверждает глава литовского военного ведомства Арвидас Анушаускас в канун 80-летия начала Великой Отечественной войны:

Анушаускас продолжает: «К сожалению, плодами победы воспользовались сталинисты и коммунисты в своём желании неограниченно распространять тоталитарный контроль. В итоге Литва из одной войны попала в другую, которая повлекла гибель 1/6 части населения и громадные материальные, духовные и другие потери. В этой новой войне литовцы победили только через полвека».

Министр лжёт. Канцлер Германии Адольф Гитлер агрессию против СССР называл «общеевропейским походом против большевизма». Вся Европа за исключением Сербии, на территории которой шла гражданская война, союзной Великобритании, нейтральных Ирландии, Швеции и Португалии выступила против Советского Союза. Литва не стала исключением, хотя её политическое и военное руководство не желает вспоминать, как с сентября 1941 года на восточный фронт из Каунаса отправлялись эшелоны с укомплектованными полицейскими батальонами. Каждый из 28 000 карателей встал под знамена III Рейха добровольно по идеологическим мотивам.

[Читать полностью...]Например, 6-й батальон под командованием капитана Йонаса Семашки добрался до Волги, где был наголову разбит в ходе Острогожско-Россошанской наступательной операции Красной армии. Немецкая оккупационная администрация переформировала это подразделение и направило в Псковскую область «кровью смывать позор» с литовских погон. Каратели зверствовали, уничтожая мирное население, за что капитана Семашку фюрер повысил в воинском звании до майора и наградил двумя Железными крестами.

Весной 1945 года остатки литовских национальных формирований были стянуты в Берлин, где вместе с латышами, эстонцами, французами и венграми обороняли рейхсканцелярию и здание министерства авиации. Всего за годы войны на стороне нацистов воевали около 2 млн добровольцев из числа граждан других стран и народов. Были сформировали 59 дивизий, 23 бригады, несколько отдельных полков, легионов и батальонов.

В самом Берлине сопротивление Красной армии оказывали эсэсовские части из 15 государств: здесь на последнюю встречу с советскими бойцами собрался весь тогдашний «евросоюз».

Официальный Вильнюс не помнит, что 17 тыс. литовцев участвовали в Берлинской наступательной операции Красной армии, причём около 4 тыс. – непосредственно в уличных боях, включая штурм Рейхстага. Вместо этого литовские верхи непрерывно твердят, что 13 июля 1944 года Вильнюс был «оккупирован частями Красной армии, в начале августа эта же участь постигла Каунас, а в начале марта 1945 года красный фашизм закабалил всю землю девы Марии».

В 2019 году глава МИД Линас Линкявичюс выразил послу РФ в ЛР «протест в связи с планами праздновать 75-летие захвата Вильнюса и Каунаса проведением салюта в Москве». «Это циничный шаг и провокация в преддверии 80-й годовщины пакта Молотова-Риббентропа и его секретных протоколов, создавших предпосылки для начала Второй мировой войны и оккупации Литвы. После того как Советская армия прогнала немецких воинов, на территории Литвы обосновались и действовали советские оккупационные структуры, жителей Литвы ссылали в лагеря, осуществлялись репрессии».

В заявлении литовского внешнеполитического ведомства прекрасно всё, но вишенкой на торте являются слова «немецкие воины» – так в Вильнюсе официально величают солдат-оккупантов и убийц, от чьих рук погибли 70 тыс. жителей Литвы.

Литовские власти отрицают, что перед вероломным нападением Германии на СССР нацистский меч ковала вся Европа. И продолжала ковать вплоть до конца 1944 года, за что поплатилась в 1945-м. Эта Европа убивала советских людей, строила танки, самолёты, кормила фронт рыбой и овощами, снабжала табаком и алкоголем, а теперь провозглашается жертвой «красной оккупации». Вместо Анушаускаса подставим фамилию главы Минобороны Румынии Николае Чукэ, вместо Линкявичюса – руководителя МИД Польши Збигнева Рау – суть заявлений от этого не изменится: в Бухаресте и Варшаве тоже плачутся об украденной победе.

Почему европейцам важно переписать историю Второй мировой и Отечественной войн, отказываясь от участия в победе и героизируя предателей и подонков? Главных причин две: 1) несогласие с установленной Ялтинско-Потсдамской системой международных отношений, которая была закреплена в механизмах ООН; 2) нежелание США и Великобритании разговаривать на равных с Россией как правопреемницей Советского Союза – главного победителя в войне.

Переоценка начального этапа, хода и исхода войны становится идеологическим основанием для Запада в попытке создания своей геополитической гегемонии. Помимо этого, столицам Центральной и Восточной Европы полюбилось приравнивать СССР к Рейху времён Гитлера.

Вильнюс, Рига, Таллин, Киев отказались от своего вклада в победу и пытаются героизировать коллаборационистов, утверждая, что война не была отечественной, что Красная армия – армия захватчиков. Этому в Литве, Латвии, Эстонии, на Украине учат сегодня учебники истории. По указке хозяев здесь пытаются десоветизировать Великую Отечественную войну. Пытаются утверждать, что победа была достигнута не благодаря советскому строю, а вопреки ему.

Однако кто бы что ни говорил, народам-победителям, в первую очередь советскому или русскому, как отметил И.В Сталин, поднимая тост за победу над Германией, нужно гордиться этим достижением всемирно-исторического значения.


Что касается раннего утра 22 июня, когда на огромном фронте от Баренцева моря до Чёрного немецкие войска вторглись на территорию СССР, то это день скорби, с которого началась цепь чудовищных утрат. Мертвые сраму не имут, но живым забывать их непозволительно.

Источник

ЦАРЕБОЖНИКИ ОБРАТИЛИСЬ К СВОИМ КОРНЯМ

Да уж, ничего не скажешь... кроме как "супер!"...

***


Конфуз: На памятнике Александру III в Гатчине орден Андрея Первозванного заменили шестиконечной звездой

Конфуз случился со свежеоткрытым памятником императору Александру III в Гатчине.

Пользователи сети заметили, что на мундире императора присутствует некая шестиконечная звезда. Вероятно, это изображение ордена Андрея Первозванного, кавалером которого являлся Александр.

"А что за звезда на груди нового памятника Александру Третьему в Гатчине? Звезда ордена Андрея Первозванного 8-лучевая, а там 6-лучевая.... Новый Калашников?....", - написал в своем Telegram-канале главред "Эха Москвы" Алексей Венедиктов.

История с памятником Калашникову знатно подпортила имидж Российскому военно-историческому общество (РВИО) в 2017 году. Тогда организация выступила заказчиком скульптуры, на которой внимательные граждане обнаружили схему немецкой винтовки. Эту часть монумента потом демонтировали.

Отметим, что за "Александра III" в Гатчине тоже отвечает РВИО (совместно с РИО и Гатчинским музеем-заповедником, на открытии памятника присутствовал, например, поборник исторических точностей Владимир Мединский), а создавался монумент на деньги нацпроекта "Культура".

Владимир Путин, открывавший сегодня памятник, восхитился работой скульпторов: "Супер! Скала! И человек-скала, и по делам своим".

Источник

ИЗРАИЛЮ ПРИГОТОВИТЬСЯ?...

Иран впервые за тридцать лет поставил нефть в США

МОСКВА, 28 мая — ПРАЙМ. США в марте впервые с ноября 1991 года импортировали нефть из Ирана, среднесуточные поставки составили 33 тысячи баррелей, свидетельствуют данные управления энергетической информации минэнерго США (EIA).

Последний раз США импортировали нефть из Ирана в ноябре 1991 года. Тогда объем поставок составил 64 тысячи баррелей в сутки. При этом в октябре 2020 года США импортировали из Ирана нефтепродукты в объеме 36 тысяч баррелей в сутки. Эти поставки были произведены впервые, как минимум, с декабря 1991 года.

Управление энергетической информации минэнерго США приводит данные с 1973 года. Согласно ним, США регулярно импортировали нефть и нефтепродукты с 1973 по 1979 год. Затем поставки стали менее регулярными.

В январе 1988 года Иран поставил в США только 1 тысячу баррелей в сутки нефти и нефтепродуктов, после этого импорт прекратился до июля 1991 года. Еще пять месяцев Иран поставлял нефть и нефтепродукты в США, а затем поставки прекратились вплоть до октября 2020 года. При этом в статистике EIA отсутствуют данные с сентября 2002 по сентябрь 2020 включительно о поставках нефти и нефтепродуктов из Ирана.

США в мае 2018 года объявили об одностороннем выходе из ядерной сделки с Ираном. Речь идет о заключенном в 2015 году "шестеркой" (Великобритания, Германия, Китай, Россия, США, Франция) и Ираном Совместном всеобъемлющем плане действий, предполагающем снятие санкций в обмен на ограничение ядерной программы Ирана как гарант неполучения Тегераном ядерного оружия. Таким образом, это соглашение не просуществовало и трех лет.

Вашингтон тогда заявил о цели довести экспорт иранской нефти до нуля и призвал другие страны отказаться от ее закупок.

Источник

ПРОРОЧЕСТВО ДОСТОЕВСКОГО

Великий инквизитор как прообраз глубинного государства Запада

Литературные классики тем отличаются от заурядных бытописателей, что творят художественные произведения не для собственного услаждения, а для воплощения глубинных мыслей, зачастую не совпадающих с господствующей идеологией, а иногда вступающих с ней в жёсткое противоречие. Роман, повесть, рассказ служат классику в этом случае лишь общепринятой литературной формой, позволяющей закамуфлировать в образах конкретные идеи и даже «крамольные» мысли. Тем более заслуживают особого внимания отдельные вкрапления в канву литературного произведения неких автономных образов, имеющих самостоятельное смысловое значение.

Одним из таких весьма важных вкраплений в романе Фёдора Достоевского «Братья Карамазовы» является образ Великого инквизитора. Не побоюсь сравнить этот образ с Бхагавадгитой, вставленной индийскими мудрецами в текст «Махабхараты» и обретшей даже более значимую самостоятельную жизнь по сравнению с общим текстом. Думается, что идеи Великого инквизитора тоже будут жить долго и привлекать к себе внимание не только литераторов и рядовых читателей, но и серьёзных философов и религиозных мистиков.

Легенду о Великом инквизиторе поведал в трактире младшему брату Алексею его единоутробный «средний» брат Иван. Он назвал эту якобы сочинённую им самим легенду «поэмой», хотя ничего поэтического в ней нет ни по форме, ни по содержанию. По своей сути это мистико-философский трактат, изложенный Достоевским в форме беседы Ивана с целью проверки силы веры в Бога брата Алексея.

[Читать полностью...]По словам Ивана, эта история якобы случилась в XVI веке в Испании, в городе Севилье, в самое страшное время инквизиции.

Именно в этот момент Иисусу Христу пришла мысль спуститься на землю в человеческом облике, чтобы ободрить верующих в него людей. Люди, действительно, воспрянули духом, но в дело вмешался великий инквизитор. Он приказал арестовать Христа, и не только Иисус, но все верующие ему повиновались. Христос был арестован, объявлен еретиком и приговорён к смертной казни. Приговор должны были привести в исполнение на следующее утро. Ночью же состоялась беседа инквизитора с Христом. Вернее, инквизитор снизошёл до объяснения Христу причин и доводов вынесения смертного приговора.

Выступая от имени Великого Духа, в котором явно угадывался неназываемый прямо Дьявол, великий инквизитор обвинил Христа по трём пунктам. Первым «преступлением» Христа было дарование людям свободы. Ибо, по утверждению инквизитора, ничего и никогда не было для человека и для человеческого общества «невыносимее свободы». Второй ошибкой Христа было названо его нежелание поработить человека чудом. Настаивая на искренней, идущей из души веры в Бога и Сына его, Христос, якобы, слишком усложнил задачу простых смертных, которым достаточно было веры в чудеса. Третьим мучением людей, в которое их, якобы, вверг Христос, являлась потребность общего единения. Заронив в душах людей эту страсть, Иисус, по обвинению инквизитора, утвердил лишь братство избранных, а остальных людей сделал несчастными.

Будучи высшим блюстителем христианской веры, инквизитор признался, что не ищет любви Христа, потому что сам «не любит» Его.

«Мы, — заявил 90-летний старец от имени инквизиторов, — не с Тобой, а с ним, вот наша тайна! Мы давно уже с ним, уже восемь веков… Мы взяли от него то, что Ты с негодованием отверг». То есть, заботясь об имени Христа и принося неисчислимые жертвы во имя христианской веры, инквизиторы в Христа не верили, презирали Его и олицетворяемую им веру и восемь веков тайно служили дьяволу, «исправляя ошибки» Христа.

Однако, откровенничал далее старец-инквизитор, монашеская ряса ныне тяготит высших иерархов инквизиции. Они видят себя в перспективе «кесарями», царями земными, царями едиными, перед которыми преклонятся все люди на земле, кому они вручат свою совесть и вокруг кого они соединятся, образовав «общий муравейник». «Мы убедим их, — с нескрываемым цинизмом вещал инквизитор, — что они тогда только и станут свободными, когда откажутся от свободы и нам покорятся». И далее: «Мы заставим их работать, но в свободные от труда часы мы устроим им жизнь как детскую игру». «Мы разрешим им и грех». «Мы всё разрешим». «И все будут счастливы».

Закончив разъяснение обвинительного приговора, старец-инквизитор замолчал, давая возможность Иисусу сказать последнее слово – слово оправдания, негодования или встречного обвинения. Однако молчавший всё это время Христос, не говоря ни слова, подошёл к старцу и поцеловал его в омертвелые уста. Старик дрогнул и, отворив дверь, сказал Ему: «Ступай и не приходи более… не приходи вовсе… никогда, никогда!». Таким образом, по воле «сочинителя»-Ивана Христос остался жив, обрёл свободу и самое главное – последнее словоосталось за Ним. Можно предположить, что это слово будет сокрушительным для поклоняющегося дьяволу старца и для всей вероломной, богоотступной Инквизиции.

В романе Достоевского отповедь не верящему в Бога Ивану даёт его младший брат – искренне и глубоко верующий Алексей. Он обращает внимание Ивана на то, что, желая очернить Христа, он фактически воздал Иисусу хвалу; что христианство в мире представлено не только католичеством, но и православием; что и в католичестве существует масса верующих людей; что инквизиторской линии придерживаются лишь те, кто жаждет власти, земных благ и порабощения людей.

Говоря об инквизиции как о некоем тайном обществе, Алексей выражает сомнение в его могуществе, ибо единственной тайной этих людей, по его мнению, является безбожие, в котором он видит больше слабости, чем силы.

Иван признаёт, что «поэма» — лишь плод его воображения, «фантазия». Тем не менее, он настаивает, что старец-инквизитор вполне мог быть нравственно совершенной личностью, разочаровавшейся неправедным мироустройством и примкнувшим к «умным людям». В ответ на обвинение в неверии в Бога Иван заявляет, что от безбожной формулы «всё позволено» он уже не отречётся. Таков итог спора братьев о вере в Бога и о христианской религии. Иван и Алексей остаются при своих убеждениях. Тем самым выяснение правоты каждого из них Достоевский откладывает на будущее. Он и сам как бы раздваивается: Алексей ему симпатичен, но и в суждениях Ивана его смущает горькая правда о непростительности слёз и страданий невинного ребёнка.

Не подлежит сомнению, что легенда о Великом инквизиторе есть плод мучительных размышлений Фёдора Достоевского об истоках и причинах вопиющих противоречий между верой в доброго и справедливого Бога и недоброй и несправедливой действительностью, подрывающей эту веру. Однако во времена Достоевского православная вера русских людей была ещё настолько крепка, что все несправедливости можно было приписать исключительно проискам еретиков-безбожников, а мир в душах людей надеяться восстановить простым напоминанием о долге и символах веры истинного христианина.

В наши дни этого уже недостаточно. И вера у современных христиан стала намного слабее, и несправедливостей в мире уже накопилось так много, что одной верой их не одолеть. Требуется великое христианское Дело – дело утверждения на земле божественной истины и справедливости. И вот здесь, на самом стыке христианской Веры с христианским Делом, добрые пастыри, не только в Европе, но и в нашей стране, постепенно вытеснялись лукавыми «инквизиторами». Уделом пастырей становились исключительно храмы и амвон (Слово!), а инквизиторы узурпировали троны (Власть!) и овладели судом (Дело!), фактически подменяя Бога дьяволом.

Достоевский не случайно в конкретном плане упоминает XVI век и город Севилью. Хотя особый церковный суд католической церкви под названием «Инквизиция» был создан папой Иннокентием III в 1215 году, пик карательной мощи и светского влияния этой религиозной организации пришёлся именно на начало XVI века и именно на Испанию.

Её трибунал возглавил Томас Торквемада (1420-1498), автор знаменитого кодекса Инквизиции. Кодекс был принят в октябре 1484 года в городе Севилья на общем съезде членов испанских трибуналов с участием королевы Изабеллы и короля Фердинанда.

Кодекс состоял из 28 статей с детальным изложением порядка работы трибуналов, а также целей и методов деятельности инквизиции. Объектами суда трибуналов были лица, подозреваемые в ереси. При этом упор делался на добровольном донесении их на самих себя в течение месячного срока с начала работы выездного трибунала. Только в этом случае исключалась конфискация имущества и вместо неё на виновного налагался денежный штраф. Но признание вины должно было быть «искренним», то есть сопровождавшимся не только раскаянием, но и сообщением о соучастниках и иных вероотступниках, о которых обвиняемый знал. Поощрялись доносы, применялись пытки и практиковалось заключение упорствующих в секретные тюрьмы инквизиции.

Примечательным было также то, что заключительная статья кодекса– рассмотрение, обсуждение и, соответственно, решение вопросов, не предусмотренных предыдущими статьями, предоставлялась «мудрости» самих инквизиторов. То есть вполне допускался их произвол, оправдываемый интересами чистоты христианской веры. По своей сути инквизиция была тайным судилищем, рассматривавшим дела еретиков. Решения инквизиции были окончательными и пересмотру не подлежали. Лица, не признавшие себя виновными, отлучались от Церкви и передавались светским властям для принятия решения о сожжении. Решение трибунала могло быть обжаловано только в Ватикане.

Наряду с заботой о чистоте веры, в деятельности инквизиции был весьма существенен и материальный интерес. Жёстко пресекая коррупцию среди рядовых исполнителей, Торквемада проявлял повышенное внимание к пополнению финансов инквизиции и папского престола.

В распоряжение Супремы (высший орган инквизиции) поступали все штрафы и конфискованное имущество еретиков. Треть из них уходила в казну государства, а остальные две трети составляли бюджет инквизиции.

Институт инквизиции пустил наиболее глубокие корни в Испании, Португалии и Италии, где католицизм был массовым явлением. Из славянских государств инквизиция существовала только в Польше. В XVIII веке под напором просветительских идей этот институт пришёл в упадок. Тем не менее инквизиция в Испании была официально упразднена только в 1834 году. Гордившиеся своей христианской цивилизацией «передовые» европейские государства постарались вычеркнуть из исторической памяти жуткие страницы инквизиционного террора. И с тем большим пристрастием они расписывают ныне в мрачных тонах эпоху Ивана Грозного и сталинские репрессии, которым далеко до степени изуверства инквизиции и до масштабов длившегося веками истребления людей.

Серьёзные аналитики наших дней обратили внимание на то, что многие судьбоносные явления в мировой истории, внешне трансформируясь, сохраняют свою сущность, если не вечно, то на очень долгое время. Таковым долгоиграющим явлением я считаю европейско-западнический инквизиционизм. И дело не только в сущностных изъянах католицизма. Не меньше надменности и нетерпимости к «нечистым» содержалось и в европейском протестантизме. Разве не европейская гордыня и не выведенная на религиозный уровень забота о «чистоте» европейской расы толкнули Гитлера на геноцид не только евреев, но и всех «недочеловеков» мира?! И разве не безжалостный «инквизиторский» подход к решению мировых проблем толкнул фашистов на истребление миллионов людей, включая невинных стариков, женщин и детей?!

С Гитлером, нацистами и их приспешниками, слава Богу, было физически покончено 76 лет назад.

Но исчез ли ныне инквизиционизм Запада по отношению к инакомыслию и иноверию народов остального мира? Вовсе нет. Он не только никуда не делся, но, под другими лозунгами и иным кредо, этот пресловутый и беспощадный инквизиционизм-европеизм набрал небывалую силу и, попирая христианские ценности и человеческий здравый смысл, вновь рвётся к мировому господству. И опять по человеческим трупам!!!

Приведу любопытные факты. В мае 2009 года на Манхэттене западные миллиардеры провели встречу за закрытыми дверями. Это тайное заседание спонсировал Билл Гейтс. Участники назвали себя «Хорошим клубом». (Испанская инквизиция, по-видимому, тоже считала себя таковым!). Обсуждая проблемы пандемии свиного гриппа, миллиардеры затронули тему «перенаселения» земного шара. Известно, что Билл Гейтс весьма озабочен этой проблемой и выступает за «снижение» населения мира на 10-15%. В физическом плане это означает сокращение населения земного шара на порядок от 680 миллионов до 1,2 миллиарда человек!

Своеобразным откликом на заседание этого тайного «клуба» послужил уже официальный саммит министров иностранных дел стран-членов «Большой семёрки», прошедший 3-5 мая 2021 года в Лондоне. Министры тоже обсуждали проблему пандемии, но уже КВ-19. Рассматривая способы её решения, они странным образом пришли к выводу, что всему виной являются Китай и Россия, названные «главными нарушителями» мировых норм и устоев. Почерк тот же самый, что и пять веков назад: узкий круг весьма богатых и влиятельных лиц тайно выносит вердикт, а официальные международные органы принимают ничем не обоснованные практические решения, обнаруживающие не только произвол, но и явные признаки дискриминации.

Рассуждая о мечтах и грандиозных планах старца-инквизитора, видевшего будущих своих преемников в качестве «кесарей», царей земных, царей единых, Достоевский оставил в тени их отношение к Христу и христианству. Труд выведения этих «царей» из идейной тени взял на себя русский философ Владимир Соловьёв, вместе с которым Достоевский в 1878 году посетил Оптину пустынь. В «Краткой повести об антихристе» (1899) Соловьёв дал образ спиритуалиста-сверхчеловека с весьма своеобразной верой в добро, Бога и Мессию. Веря в добро, этот «грядущий человек» преклонялся перед злой силой. Будучи абсолютным эгоистом, предпочитал Богу себя. Христа считал своим «умершим» предтечей, а себя — вечно живым «вторым» после Бога.

Разве не таковыми считают себя и нынешние «владыки мира», похоронившие не только Иисуса Христа, но и самого Бога? Отказавшись от царских почестей и решая келейно судьбы мира, они, тем не менее, страстно жаждут преклонения именно перед ними всех людей на земле, непоколебимо убеждены, что именно им люди должны вручить свою совесть, и, не щадя сил и средств, добиваются того, чтобы именно вокруг них объединилось всё человечество, образовав «общий муравейник».

И разве не их ставленником является «старец» Байден, который во имя всеобщего мира и толерантного гуманизма сеет раздор на земле, деля мир на «своих» и «чужих» и грозя «чужим» всеми земными и небесными карами.

Россия неудобна западным «владыкам мира» и «старцу» Байдену уже тем, что не преклоняет перед ними свои колени, не вручает им свою совесть и не жаждет влиться в их «муравейник». Более того, она осмеливается усомниться в их праве на владычество миром, а также отказывается признать незыблемую прочность того золотого пьедестала, на котором они стремятся возвести своё нововалилонское царство. Но ещё ненавистнее западным подпольным заправилам тот факт, что Россия является территорией народного здравого смысла и оплотом русского православия. Россия чтит Христа, свято хранит христианскую веру, и живой Иисус является в нашу страну каждый раз в годину её величайших испытаний, чтобы вновь и вновь возрождать наше Отечество и спасать наш народ от происков врагов.

Да, внутри самой России глубоко окопались её злейшие и весьма влиятельные враги, которые только и ждут часа Икс, чтобы вручить ключи от её ворот нашим внешним недругам. «Клуб» наших долларовых миллиардеров, обобравших свой народ и выводящих свои огромные капиталы в западные банки, мнит себя филиалом манхэттонского «Хорошего клуба». Это смешно и наивно. Для кланов Рокфеллеров и Ротшильдов и современных билловгейтсов наши нувориши представляются не более, чем шайкой карманных воришек, которых «глубинное государство» использует в своих интересах, но в любой момент может сделать нищими, конфисковав в одночасье их «сомнительные» капиталы.

Да, нам сейчас трудно. Может быть, труднее, чем когда бы то ни было. Но не потому ли так ополчаются против нас наши внешние и внутренние враги, что Россия жива, что она встаёт на ноги, что она сохраняет свой стойкий дух, укрепляет свою территорию, государственность и веру в Бога. И, пока всё это остаётся при нас, Бог не оставит нас в беде и дарует нам победу.


Не смогут нас одолеть никакие «инквизиторы» именно потому, что они выстраивают своё земное царство на лжи и как огня боятся нашей правды. Но ложь преходяща, а правда вечна!

Источник

КАК ОНИ ХОТЕЛИ НАС УНИЧТОЖИТЬ

В Англии опубликованы секреты операции «Немыслимое» – нападения на СССР в 1945 году

Английская газета Telegraph опубликовала документ из Национального архива о плане военной операции против СССР, который был разработан в 1945 году по распоряжению премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. Согласно секретному досье (CAB 120/691), через несколько дней после взятия Берлина Красной армией Черчилль поручил Объединенному штабу планирования подготовить операцию под кодовым названием «Немыслимое» («Operation Unthinkable»).

Об этом чудовищном плане Запада, решившего вероломно, сразу после победы, напасть на своего союзника по антигитлеровской коалиции, было известно и раньше, но впервые опубликованы его подробности. В то время как в Москве гремели праздничные салюты, а советские и американские солдаты жали друг другу руки на Эльбе, в западных штабах в глубокой тайне уже готовились коварные планы удара Запада по нашей армии, разгромившей Гитлера.

Предполагалось, что западные союзники СССР в течение двух месяцев после капитуляции Германии должны будут провести масштабное наземное, воздушное и военно-морское наступление вглубь территорий, занятых Красной армией в Европе. В планы операции также входили новое вторжение в Советский Союз и тотальное разрушение с воздуха советских городов с использованием ядерного оружия, которое уже тогда имелось у США.

[Читать полностью...]Основной целью операции было навязать Советскому Союзу «волю США и Британской империи», отмечает Telegraph. Организовать наступление поручили бывшему командующему Королевской артиллерией бригадному генералу Джеффри Томпсону. Он предложил начать ее уже 1 июля 1945 года.

Использовать вермахт и СС

План операции «Немыслимое» предусматривал массированное наступление британских и американских дивизий на Берлин и за его пределы, чтобы отбросить Красную армию к рекам Одер и Нейсе. Решающее же сражение планировалось провести в районе Шнайдемюля (ныне город Пила в Польше). Это, по мнению Черчилля, должна была быть танковая битва, которая по масштабу превзошло бы сражение на Курской дуге. Всего в операции «Немыслимое»предполагалось задействовать более восьми тысяч танков, в том числе американские, британские, канадские и польские подразделения.

Томпсон считал, что для победы над Красной армией потребуются дополнительные силы. Он предложил перевооружить части разгромленного гитлеровского вермахта и подразделений СС, добавив еще десять дивизий западным союзникам.

Однако главный военный советник премьер-министра Великобритании генерал Гастингс Исмей пришел в ужас, узнав о предложении задействовать в операции немецкий вермахт и войска СС, заявив, что «такая политика абсолютно невозможна для демократических стран».

Он напомнил, что в течение нескольких лет правительство убеждало британскую общественность в том, какой удар приняли на себя русские и какие страдания они понесли. По его мнению, нападение на СССР сразу после войны стало бы «катастрофой» для морального духа западных военнослужащих. Его поддержал фельдмаршал Алан Брук, подчеркнув, что шансы добиться быстрой победы в планируемом наступлении против Советского Союза были ничтожно малы.

Бронированные монстры ИС-3

Был и еще один фактор, который окончательно отбил у западных вояк намерение атаковать Красную армию в Европе. В Берлине состоялся парад победы союзных войск. Специально для него из Москвы в Германию были срочно доставлены 50 новейших гигантских танков ИС-3 — инженерное чудо того времени: изменение наклона бронированной носовой части, получившей название «щучий нос», — один из принципиально новых элементов защиты ИС-3. Механик-водитель мог использовать перископические устройства. Этот танк имел на своем вооружении помимо пушки пулемет ДШК, на котором был установлен коллиматорный прицел, позволявший поражать воздушные цели. Имелся прибор ночного видения, в танке была также установлена принципиально новая для того времени система радиосвязи, как внешняя, так и внутренняя между членами экипажа.

Появление этих гигантских бронированных машин на параде в Берлине вызвало панику у американцев и англичан, ничего подобного у них тогда не было. А применить в Европе против советских войск атомные бомбы они не могли. В итоге на операции «Немыслимое» был поставлен крест.

Черчилль об этом потом сожалел. Он считал, что Красная армия станет непобедимой и начнет наступление на Европу в любое время, добавляют авторы материала. По данным Telegraph, план операции «Немыслимое» до сих пор лежит в архивах в серой папке под названием «Россия: угроза западной цивилизации» со штампом «совершенно секретно».

Планы ядерных бомбардировок СССР

Как известно, после этого Западом были разработаны еще несколько чудовищных планов нападения на СССР с применением ядерного оружия, но они не были реализованы в связи с тем, что наша страна сама стала ядерной державой. США хотели нанести ядерный удар по СССР ещё в сентябре 1945 года. Спустя менее чем через две недели после капитуляции Японии и конца Второй мировой войны американский генерал-майор Лорис Норстэд послал сверхсекретные документы генералу Лесли Гроувсу, в которых впервые появилась карта целей для американских ядерных бомбардировок территории Советского Союза. Американцы планировали сбросить «как минимум» 123 бомбы, а «оптимально» — 466. В числе приоритетных целей значились Москва, Баку, Новосибирск, Горький, Свердловск, Челябинск, Омск, Куйбышев, Казань, Саратов, Молотов, Магнитогорск и другие города.

В директиве Объединённого комитета военного планирования № 432/д от 14 декабря 1945 года был расписан план под названием «Peancer» (Клещи). В нём для атомной бомбардировки были намечены 20 основных городов и промышленных центров СССР, на которые предполагалось сбросить 196 атомных бомб. За этим планом последовал целый ряд других с не менее грозными названиями: «Жаркий день», «Испепеляющий жар» «Встряска» и т. д.

В 1946 г. штабом генерала Дуайта Эйзенхауэра (будущего президента США) был разработан план «Totality» («Тотальность»), который предусматривал сброс 20-30 атомных бомб на 20 советских городов. А согласно рассекреченным документам ФБР, Черчилль предлагал США нанести ядерный удар по СССР и в 1947 году.

Он обратился к сенатору от Республиканской партии Стайлзу Бриджесу с просьбой убедить президента США Гарри Трумэна нанести ядерный удар по Кремлю. Черчилль считал ядерный удар единственным способом «воздействовать на Сталина».

Уничтожить 100 миллионов

19 декабря 1949 года в США был утверждён план «Dropshot» («Дропшот»)на случай войны против Советского Союза и его союзников. Под вымышленным предлогом противодействия предполагаемому вторжению СССР в Западную Европу, на Ближний Восток и нападению на Японию. План предполагал сбрасывание на первом этапе 300 атомных по 50 килотонн и 200000 тонн обычных бомб на 100 советских городов, из них 25 атомных бомб — на Москву, 22 — на Ленинград, 10 — на Свердловск, 8 — на Киев и т. д. Кроме ядерного оружия предполагалось применить на первом этапе 250 тысяч тонн обычных бомб. Американцы подсчитали, что в результате массированной атомной и обычной бомбардировки погибнет около 60 млн жителей СССР, а всего с учётом дальнейших боевых действий будет уничтожено свыше 100 млн советских людей. Другими словами, планировалось фактически полностью разрушить нашу страну.

В 2015 году США раскрыли информацию о предполагаемых ядерных ударах по СССР согласно плану 1956 года, составленному командованием стратегической авиации США (SAC). К плану прилагалось два списка, в каждом из которых указано более тысячи целей, причём не только военные объекты, но и целые города, подлежащие «систематическому уничтожению». Только в одной Москве планировалось нанести удары по 179 объектам, а в Ленинграде — по 145.

Гиперзвуковые ракеты изменили расклад сил

Как заявил агентству ФАН военный эксперт Алексей Леонков, и в настоящее время Соединенные Штаты не отказались от идеи полного разрушения России. Он напомнил о стратегии мгновенного глобального удара Вашингтона, в рамках которой американцы намеревались внезапно атаковать РФ, максимально сократив ее ядерный арсенал, нивелировать контрудар Москвы и лишить ее подобного вооружения окончательно. Такой расклад позволил бы США диктовать оставшейся без ядерного оружия России свои условия.

Подобный план был тщательно продуман американцами и завершен в 2018 году, однако крест на нем поставили появившиеся у России гиперзвуковые ракеты.


По словам эксперта, появление у России нового мощного вооружения, от которого защититься США сейчас попросту не могут, заставило Вашингтон срочно задействовать для разрушения РФ европейские государства.

«Американцы начали кроить свои доктрины, придумали новую, подключили страны Европы в качестве союзников, которые должны, вооружившись до зубов, атаковать Россию», — отмечает Леонков.

Специально для «Столетия»

Источник

СПРАВЕДЛИВОЕ ВОЗМЕЗДИЕ – К 75-ЛЕТИЮ ТОКИЙСКОГО ТРИБУНАЛА

«Божественные сыны неба» поедали части тел убитых военнопленных

75 лет назад в столице Японии начал работу Международный военный трибунал для Дальнего Востока (Токийский трибунал над главными японскими военными преступниками). В отличие от Нюрнбергского трибунала многие его детали малоизвестны. Например, то, что среди адвокатов японских военных преступников были американцы…

Летом 1945 года поражение милитаристской Японии в развязанной ею войне стало неминуемым. Однако «партия войны» в японском руководстве не желала сдаваться, готовя народ к решающему сражению на территории метрополии. Стремясь предотвратить бессмысленную гибель людей, главы противостоявших Японии государств США, Великобритании и Китая опубликовали 26 июля 1945 года Потсдамскую декларацию, в которой излагались условия безоговорочной капитуляции Японии. После объявления ей войны к Потсдамской декларации присоединился и Советский Союз. В пункте 10 Потсдамской декларации указывалось: «Мы не стремимся к тому, чтобы японцы были порабощены как раса или уничтожены как нация, но все военные преступники, включая тех, которые совершили зверства над нашими пленными, должны понести суровое наказание».

К моменту публикации Потсдамской декларации мир уже знал о решении союзников провести Международный военный трибунал над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Это побуждало противников капитуляции из числа высокопоставленных японских военных, страшившихся расплаты за совершенные военные преступления, поставить на карту судьбу всей нации. Был выдвинут лозунг «Итиоку гёкусай» – «Сто миллионов с честью погибнут как один». Оппозиция этих кругов прекращению войны и угроза военного переворота заставили главу японского правительства отвергнуть Потсдамскую декларацию.
[Читать полностью...]
Японское руководство не собиралось капитулировать после атомных американских ударов по Хиросиме и Нагасаки. К капитуляции их вынудили не атомные бомбы, а вступление в войну Вооруженных сил Советского Союза. В императорском рескрипте от 17 августа 1945 года «К солдатам и матросам» главнокомандующий японской армией и флотом генералиссимус Хирохито, не упоминая атомные бомбардировки, указал: «Теперь, когда в войну против нас вступил и Советский Союз, продолжать сопротивление… означает поставить под угрозу саму основу существования нашей империи».

После объявления по радио императорского решения о капитуляции на несколько дней и ночей небо над Токио заволокли тучи дыма и пепла. Дымили трубы японских министерств и ведомств, где в лихорадочной спешке сжигались документы и другие свидетельства военных преступлений милитаристского режима…

9 января 1946 г. по приказу главнокомандующего союзными оккупационными войсками американского генерала Дугласа Макартура были арестованы 29 человек, подозреваемых в совершении военных преступлений, в основном члены Кабинета министров генерала Хидэки Тодзио, развязавшего Тихоокеанскую войну.

В трибунале были представлены 11 государств: США, СССР, Китай, Великобритания, Австралия, Канада, Франция, Нидерланды, Новая Зеландия, Индия и Филиппины.

В обвинительном акте было сформулировано 55 пунктов, содержавших общие обвинения всех подсудимых и указания на виновность каждого в отдельности. В заключении приводилось большое количество военных преступлений (Нанкинская резня, Батаанский марш смерти и др.).

Как и на Нюрнбергском процессе, все пункты обвинения были разделены на три категории: а) обвинения в преступлениях против мира, планировании и ведении агрессивной войны, нарушении международного законодательства выдвигались только против высшего руководства Японии; в) обвинения в массовых убийствах; с) обвинения в преступлениях против обычаев войны и преступления против человечности применялись к японцам любого ранга.

Среди обвиняемых были бывшие премьер-министры, министры, военачальники, дипломаты, идеологи японского милитаризма и фашизма. Часть из них, дабы избежать кары за содеянное, совершили ритуальные самоубийства.

В результате судебного разбирательства была доказана вина большинства подвергнутых суду трибунала. Однако неоспоримые факты и свидетельства чудовищного геноцида китайского и других народов Восточной Азии не вызвали у подсудимых раскаяния и покаяния. Они до последнего отрицали свою вину, ссылаясь на незнание изобличавших их фактов и документов или свою «забывчивость». Эту тактику поддерживали защитники подсудимых, среди которых было немало американцев. Адвокаты прибегали к всевозможным уловкам: запугивали свидетелей, склоняли их к заведомо ложным показаниям в пользу своих клиентов, подтасовывали факты и документы, давали им ложную интерпретацию.

Однако все уловки оказались тщетны. Приговор Токийского трибунала гласил: «Массовые убийства военнопленных, гражданских интернированных лиц, больных, раненых, медицинского персонала госпиталей и гражданского населения были обычным явлением на всем протяжении Тихоокеанской войны… Избиения и пытки всех видов, убийства без суда захваченных в плен летчиков, даже людоедство – все это только часть зверств, доказательства которых были представлены трибуналу. Эти убийства совершались по специальным приказам высших инстанций, генерального штаба армии, военного командования…»

Чудовищные варварства, трудносовместимые с утонченной культурой японской нации, были обыденными для шовинистически воспитанных японских вояк. В разделе приговора «Вивисекция и каннибализм» читаем: «К концу Тихоокеанской войны японская армия и флот скатились до каннибализма, поедая части тел убитых ими союзных военнопленных. Японский военнопленный при допросе показал: "10 декабря 1944 г. штабом 18-й армии был издан приказ, которым войскам разрешалось есть мясо умерших союзников, но не разрешалось поедать своих мертвецов". Иногда людоедство обставлялось для офицеров торжественными церемониями, имело место во время празднеств. Даже офицеры в ранге генералов и контр-адмиралов принимали в этом участие (суп из мяса убитых пленных подавался к столу японцев рангом ниже офицера)… Эта ужасная практика применялась и тогда, когда имелся выбор, а не в силу необходимости».

Хотя развязанные Японией в Китае, Юго-Восточной Азии и на Тихом океане войны нередко рассматриваются как периферийные театры Второй мировой войны, по числу жертв они превосходили потери на Европейском континенте. По китайским данным, по вине японских захватчиков погибли, были замучены, умерли от ран, болезней и голода от 30 до 35 миллионов китайцев. В одной только Нанкинской резне за несколько дней были убиты около 300 тысяч жителей города, в основном старики, женщины и дети. Сотнями тысяч гибли от японских бомб, снарядов, пуль и штыков жители стран Юго-Восточной Азии – вьетнамцы, филиппинцы, бирманцы, индонезийцы и другие.

Трибуналом был доказан и агрессивный характер политики Токио в отношении Советского Союза. В приговоре констатировалось: «Трибунал считает, что агрессивная война против СССР предусматривалась и планировалась Японией в течение рассматриваемого периода, что она была одним из основных элементов японской национальной политики, и что ее целью был захват территории СССР на Дальнем Востоке». Не соглашаясь с этим, адвокаты подсудимых утверждали, что Япония якобы выполняла условия заключенного в апреле 1941 года советско-японского Пакта о нейтралитете. При этом они пытались, отведя ответственность от Японии, обвинить СССР в нарушении Пакта о нейтралитете, используя факт объявления Советским Союзом войны Японии по просьбе США и Великобритании. Трибунал не принял возражения защиты японской стороны и пришел к заключению: «Очевидно, что Япония не была искренней при заключении Пакта о нейтралитете с Советским Союзом и, считая свои соглашения с Германией более выгодными, подписала Пакт о нейтралитете с тем, чтобы облегчить себе осуществление планов нападения на СССР. Доказательства, представленные трибуналу, указывают на то, что Япония, будучи далеко не нейтральной, оказывала значительную помощь Германии».

22 июня 1941 года, в день начала гитлеровской агрессии против СССР, подписавший два месяца назад советско-японский Пакт о нейтралитете министр иностранных дел Японии Ёсукэ Мацуока, срочно прибыв к главнокомандующему армией и флотом, императору Хирохито, стал предлагать незамедлительно напасть на Советский Союз. Стремясь рассеять опасения микадо, он убеждал: «Надо начать с севера, а потом пойти на юг. Не войдя в пещеру тигра, не вытащишь тигренка. Нужно решиться».

Вопрос о нападении на СССР летом 1941 года детально обсуждался на состоявшемся 2 июля императорском совещании (Годзэн кайги). Выступивший на совещании председатель Тайного совета (консультативный орган при императоре) Кадо Хара заявил: «Война между Германией и Советским Союзом действительно является историческим шансом Японии… Я желаю, чтобы мы напали на Советский Союз. Кто-то может сказать, что в связи с Пактом о нейтралитете это было бы неэтично. Если мы нападем на него, никто не сочтет это предательством. Я с нетерпением жду возможности для нанесения удара по Советскому Союзу. Я прошу армию и правительство сделать это как можно скорее. Советский Союз должен быть уничтожен».

Императорским совещанием была принята секретная Программа национальной политики империи, в которой закреплялось следующее решение: «Наше отношение к германо-советской войне будет определяться в соответствии с духом Тройственного пакта (военный союз Германии, Японии и Италии). Однако пока мы не будем вмешиваться в этот конфликт. Мы будем скрытно усиливать нашу военную подготовку против Советского Союза, придерживаясь независимой политики… Если германо-советская война будет развиваться в направлении, благоприятном для империи, мы, прибегнув к вооруженной силе, разрешим северную проблему и обеспечим безопасность северных границ». Это решение напасть на СССР в момент его ослабления в борьбе с гитлеровской Германией получило в Японии название «стратегия спелой хурмы».

В июле-августе 1941 года группировка выделенных для войны против СССР японских войск была доведена до одного миллиона человек, а Генштабом армии была определена дата нападения на СССР – 29 августа 1941 года. Запланированное на 1941 год, затем перенесенное на весну 1942 года вероломное нападение Японии на СССР не состоялось не потому, что Япония «честно» выполняла условия Пакта о нейтралитете, а вследствие провала германского плана «молниеносной войны» и высокой обороноспособности Советского Союза в восточных районах страны.

Проводившаяся в годы войны японским руководством политика сковывания угрозой войны крупных сил Красной армии на востоке СССР вела к затягиванию Великой Отечественной войны и Второй мировой войны в целом, увеличению жертв советского и других народов. Эта политика расценивались гитлеровской Германией как важный вклад в совместную вооруженную борьбу с СССР. Однако возмездие за коварство и вероломство нашло японских политиков и генералов.

В ночь с 22 на 23 декабря 1948 года во дворе тюрьмы Сугамо в Токио был приведен в исполнение приговор Токийского трибунала над семью осужденными к смертной казни военными преступниками. В присутствии членов Союзного совета для Японии бывшие премьер-министры и высокие армейские чины были повешены. Приговор привел в исполнение профессиональный палач – американский сержант Джон Вуд, который исполнял ту же миссию в отношении главных нацистских военных преступников, осужденных в Нюрнберге.

16 подсудимых были приговорены к пожизненному заключению. Некоторые умерли в ходе процесса. Кроме осужденных судом Токийского трибунала, наказанию подверглись и многие другие обвиненные в преступлениях бывшие военнослужащие и чиновники. Среди них к смертной казни были приговорены 973, к пожизненному заключению 338 человек. К различным срокам наказания были приговорены три тысячи человек. Кроме того, свыше 200 тысяч чиновников и педагогов – носителей милитаристской идеологии были отстранены от должностей.


К сожалению, в нашей стране не опубликованы в должном объеме хранящиеся в архивах материалы Токийского трибунала. Российская общественность лишь частично знакома с ними по изданным еще в Советском Союзе немногочисленным публикациям. Работа эта кропотливая и трудоемкая, но весьма важная сегодня, когда история стала объектом ожесточенной борьбы за умы и сердца людей. Ведь в Японии не признают справедливость Токийского трибунала, называя его «судом победителей»…

Источник

ФОНАРЩИК ВСЕРОССИЙСКОГО МАСШТАБА

«Сознание неправды денег в русской душе невытравимо», — скажет Марина Цветаева. Христианская «тихая милостыня» и милосердие испокон веков были на Руси основой основ народной жизни. Поделиться тем, что имеешь, с нуждающимся, будь то нищий, странник или просто человек, оказавшийся на каком-то этапе своей жизни в затруднительном положении, не выставляя при этом счетов за свою доброту, было столь естественно, что иностранцы, отмечая эту «странность» в поведении нашего народа, возвели ее чуть ли не на мистический уровень, сделав одной из составляющих «загадочной русской души». Нестяжание как нельзя лучше отражает суть жизнь и деятельности Фёдора Васильевича Чижова (1811–1877) – учёного-математика, славянофильского публициста и издателя, предпринимателя, промышленника, жертвователя, благотворителя и дарителя.

Он родился 27 февраля (11 марта по н.ст.) 1811 г.в Костроме, в семье выходца из духовного сословия, учителя местной гимназии Василия Васильевича Чижова. Мать, дочь обедневшего дворянина Ульяна Дмитриевна (в девичестве Иванова), получила воспитание в доме своих дальних родственников графов Толстых. Когда Фёдору Васильевичу исполнилось 12 лет, его отец за многолетнюю службу на поприще народного просвещения был произведён в коллежские асессоры, и получил право на потомственное дворянство. Подросток вслед за отцом переехал в Санкт-Петербург и продолжил образование на казённый кошт в Третьей гимназии, а затем на физико-математическом факультете Петербургского университета.

[Читать полностью...]Оставленный при своей альма-матер как один из лучших учеников, он на свою первую лекцию явился в студенческой тужурке – денег на покупку мундира у него не было. Выручили коллеги: устроили складчину и приобрели форменную одежду. Чижов помнил об этом всю свою жизнь.

В 25 лет он успешно защитил диссертацию, написанную под руководством выдающегося русского математика академика М.В. Остроградского и получил звание магистра философии по отделу физико-математических наук.

Фёдор Васильевич был человеком увлекающимся и, кроме математики, занялся гуманитарными науками. Уехал в Европу изучать историю искусств «как один из прямых путей изучения истории человечества».

В Риме Чижов подружился с Н.В. Гоголем и с художником А.А. Ивановым, который в то время писал картину «Явление Христа народу». Иванову было не на что жить, судьба великого полотна висела на волоске. Чижов нашёл средства среди ближайших друзей славянофильского круга, а также вынужден был обратиться к находившему в Италии наследнику Российского престола, будущему императору Александру II, и картина была окончена.

Оказавшись в австрийских владениях бывшей Венецианской республики, Чижов спас православную церковь в Перое, оказавшуюся из-за разорительной политики властей на грани закрытия. В ней почти не было богослужебной утвари. Петербургский профессор организовал нелегальную доставку из России икон, облачений и книг на три тысячи рублей, лично перевёз всё это по Адриатическому морю и лишь чудом избежал ареста.

История с нелегальной доставкой церковной утвари послужила поводом для одного из первых в целой серии доносов на Чижова австрийского правительства и агентов Третьего отделения. Официальный Петербург, добившись к этому времени преобладающего влияния в Константинополе и чрезвычайно выгодного для себя русско-турецкого союза, был заинтересован в сохранении статус-кво на Балканах.

При возвращении в Россию в мае 1847 года Чижов, которому московские славянофилы поручили издание журнала «Русский вестник», был арестован на границе по подозрению в причастности к раскрытому накануне тайному «Славянскому обществу святых Кирилла и Мефодия», ставившему целью создание конфедеративного союза всех славян на демократических началах наподобие Северо-Американских Штатов.

После двухнедельных допросов в петербургском Третьем отделении Чижов был выслан в Малороссию под секретное наблюдение, без права проживания в обеих столицах и с предписанием в случае продолжения литературных занятий представлять свои произведения вместо обыкновенной цензурына предварительное рассмотрение шефа жандармов Л.В. Дубельта.

Оказавшись в ссылке, Чижов в поисках дела, которое могло бы увлечь, а кроме того, cтать для него, лишенного средств к существованию, источником дохода, взял в аренду у Министерства государственных имуществ 60 десятин шелковичных плантаций (4 тысячи старых, запущенных деревьев) на хуторе Триполье, в 50 верстах от Киева. Они в течение многих десятилетий не приносили казне никакого дохода, и потому были отданы Чижову в бесплатное 24-летнее пользование. Он трудился на отведенных ему землях рядовым работником и уже вскоре с дозволения правительства отправился в Москву для продажи собственноручно выработанного им первого пуда шелка. «Шовковый пан», как стали называть Чижова крестьяне близлежащих селений, которым он раздавал бесплатно тутовые деревья и личинки гусениц-шелкопрядов, чтобы приохотить их к новой, прибыльной отрасли хозяйственной деятельности.Он открыл у себя практическую школу для мальчиков, передавая им свой опыт, написал и в 1853 году издал в Петербурге «Письма о шелководстве», а через семнадцать лет переиздал их в Москве с обширными дополнениями. В этой книге, удостоенной Московским обществом сельского хозяйства медалью, Фёдор Васильевич знакомил читателей с шелководством и его историей и на примере собственной деятельности доказывал прибыльность пропагандируемого им занятия.

Смерть императора Николая I пробудила надежды на изменения российской политической и общественно-экономической системы. Получив разрешение жить в столицах, Чижов привёл в порядок дела в своем шелководческом хозяйстве, которое оставил на специально нанятого управляющего, и с середины 1857 года смог окончательно переселиться в Москву, так как был убеждён, что «Москва — сердце России», тогда как «Киев — русская святыня».

«Александровская весна» открыла новый период в жизни Чижова, почти всецело посвященный торгово-промышленному развитию России.

При этом его вера «в особый строй русской души», находящий свое выражение в шедеврах изобразительного искусства, и мечты о всеславянстве трансформировались в осознание необходимости «черновой, поденной работы» во славу русского экономического процветания.

Именно в Москве, в годы правления императора Александра II, расцвёл незаурядный организаторский талант Фёдора Васильевича.

Чижов стал редактором-издателем первого в России специализированного ежемесячного иллюстрированного журнала для предпринимателей «Вестник промышленности» (1858–1861) и приложения к нему — еженедельной газеты «Акционер» (1860–1863), защищал интересы национального капитала, был сторонником промышленного развития России на основе внутренних сил государства — собственных средств русского купечества и труда отечественных инженеров и рабочих с применением передовых технологий.В 1850–1870-е годыон был инициатором строительства и впоследствии председателем правления акционерного Общества Московско-Ярославской железной дороги (впоследствии он продлил её до Вологды), членом правления Общества Московско-Саратовской железной дороги, а также председателем правления Общества Московско-Курской железной дороги,которую группа московских промышленников смогла выкупить у правительства с помощью хитроумной финансовой комбинации, не допустив её передачи в руки иностранных компаний. Кроме того, Ф.В. Чижов стал учредителем Общества Донецкой каменноугольной железной дороги. Возглавляемые им железнодорожные правления в числе первых обеспечили прозрачность отчетности перед акционерами, продемонстрировали бережливость в расходах и экономическую эффективность без широкого привлечения иностранных подрядчиков.

Денежные затруднения купечества при составлении складочного капитала для строительства и приобретения у казны железных дорог настоятельно требовали развития внутренней кредитной системы. В конце 1866 года при активном участии Чижова был открыт Московский купеческий банк.Он стал самым крупным акционерным банком в Москве и вторым по величине в России, оставаясь таковым вплоть до начала XX века. Учредители организовали Московский купеческий банк не как акционерное общество, а как товарищество на паях (похожее происходило с текстильными предприятиями). Председателем правления банка единогласно был избран Чижов.

В 1869 году «в помощь бедному и слабокредитному торгующему люду» под непосредственным руководством Чижова было образовано Московское купеческое общество взаимного кредита — на иных началах, чем обычные кредитные учреждения: хозяевами предприятия являлись не кредиторы, а сами заемщики; только члены общества имели право на получение ссуды и только их векселя учитывались; между собой члены общества были связаны круговой порукой (каждый считался ответственным за долги общества перед третьими лицами в размере открытого ему кредита). И в этом новом коммерческом учреждении подавляющим большинством голосов Чижов был тоже избран председателем.

Чижов считал, что в предпринимательстве «хорошо быть фонарщиком, то есть засветить дело и поддерживать горение, пока это дело не станет крепко на ноги; станет и довольно. Иначе во всяком промышленном деле через несколько лет... непременно образуется рутина, которая убийственна до крайности... У нас все любят сесть на нагретое место, а неохотники устраивать новое, – а меня калачами не корми, только дай новое, если можно – большое и трудное».

Поэтому, заложив, по словам И.С. Аксакова, «прочный фундамент частному банковскому кредиту в Москве, и, можно сказать, во всей России», Чижов передал бразды правления в обоих банках наиболее близким своим сподвижникам.

В сущности, вся жизнь Чижова прошла в делах и идеях. Личная жизнь не сложилась, да он и не помышлял о ней. Последний отрезок отпущенного ему земного срока Чижов посвятил деятельному участию в финансово-промышленном учредительстве. Он без конца организовывал, строил, благотворительствовал. Его распорядок дня был до предела загружен: утром — правление Ярославской железной дороги, в полдень — правление Курской, вечером — правление Московского купеческого банка. Кроме того, он находил время вести переговоры об образовании акционерного общества Киево-Брестской железной дороги, заниматься экономическим обоснованием и расчетами рентабельности Костромской и Киржацкой веток Ярославской железной дороги с перспективой продления их до Сибири. Им было создано Ташкентское акционерное шелкомотальное общество, написан устав сельского банка в Полтавской губернии.

Чижов планировал сооружение окружной железной дороги вокруг Москвы, так как был убежден, что для города это «будет просто благодеяние».

«Я не могу привыкнуть быть старым, — писал он в это время, испытывая неимоверный душевный подъем. — В голове беспрерывно копошатся предприятия, то промышленные, то умственные начинания…».

«Девиз мой: дело, после него — дело и после всего — дело; если есть дело, оно меня сильно радует…».

«Вообще, я от рождения сумасшедший, маньяк, всю жизнь прожил маньячествуя, переходил от одного увлечения к другому и теперь дошел до полного помешательства на промышленной деятельности…».

«Являются новые предприятия; предприниматели обращаются ко мне; полагают ли они, что я... умен и опытен, нуждаются ли они во влиянии... право, решить не умею. А между тем, действительно, за мною идут капиталисты…».

«До сих пор я уплачивал мои долги, вызванные моими предприятиями; теперь они почти все уплачены, а тратить деньги на жизнь я не умею и не вижу надобности усиливать траты на то, что никогда не составляло для меня непременной принадлежности жизни... Я работаю сильно, много получаю за работу, но никогда я не работал для того, чтобы получить больше денег: работа сделалась атмосферою моего [существования], без нее я решительно пропал бы…».

«Я совершенно такой же аскет труда, как бывали средневековые монахи, только они посвящали себя молитвам, а я труду…».

«Исповедуясь искренне, думаю, что много работает тут и самолюбие...У меня оно не могло быть удовлетворено вялою деятельностью в науке, ещё менее — пошлым чиновническим толчением воды; мне непременно давай живую работу ума, давай тревоги, заботы, волнения, иначе мне и жизнь не в жизнь!».

Авторитет Чижова в обществе в целом и среди предпринимателей в частности был велик. К его суждениям прислушивались, его мнением дорожили. О его безупречной честности ходили легенды. Имя его, стоящее во главе любого предприятия, было лучшей гарантией верности и успеха начатого дела.

Рассматривая деньги не как самоцель, а как средство к достижению цели, Чижов любил повторять: «Деньги портят человека, поэтому я отстраняю их от себя»; «не могу привыкнуть считать их своею собственностью, они требуют употребления, – этой силе нужно дело». При этом он не любил нездорового возбуждения вокруг своих бескорыстных поступков. «Когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, и чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6: 1-4). Поэтому подчас те, кому Фёдор Васильевич помогал, даже не догадывались о том, кто был их спасителем.

В стремлении приблизить образование к запросам развивающейся отечественной промышленности он всемерно содействовал подготовке собственной технической интеллигенции и рабочих, содержал нескольких стипендиатов, оплачивал поездки молодых специалистов в зарубежные страны для знакомства с постановкой дел на промышленных предприятиях и железнодорожном транспорте. Он был инициатором учреждения в Москве на средства членов акционерных железнодорожных обществ Технического железнодорожного училища им. барона А.И. Дельвига, по его проекту и плану в Киеве была открыта «Коллегия Павла Галагана», в течение долгого времени остававшаяся одним из лучших учебных заведений Российской империи.

Весь свой основной капитал в акциях Курской железной дороги, составивший по их реализации в 1889 году 6 миллионов рублей, Чижов завещал на строительство и содержание пяти профессионально-технических учебных заведений и одного медицинского на своей родине, в Костромской губернии.

Последним по времени крупным торгово-промышленным начинанием Чижова было образование Товарищества Архангельско-Мурманского срочного (то есть регулярного, по графику движения) пароходства по Белому морю и Северному Ледовитому океану. Его предпринимательский интерес соединялся здесь с давним стремлением оживить северные окраины России: «Архангельск был гаванью еще во времена древних новгородцев, Вологду Иван Грозный думал назначить столицею Русского Царства,— но Петербург забыл все старые воспоминания и предания, а я их по клочкам непременно пробую возродить».

«Мне уже рисуется, — делился Чижов своими соображениями с друзьями, — как мы оживим наш Север, заведем там города на берегах Ледовитого океана, прочистим Северную Двину, будем возить туда хлеб и прочие жизненно необходимые продукты с Волги, а оттуда привозить дешевую рыбную пищу...». Тем самым осуществится наказ М.В. Ломоносова: «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном».

Не успев завершить ещё многого из задуманного, Чижов скончался на 67-м году жизни за рабочим столом, сделав в этот день, 14 ноября 1877 года, последнюю запись в своём дневнике. По завещанию, которое потрясло общественность, он оставил на свои похороны всего 150 рублей, и, заботясь о славе и процветании Отечества, просил употребить на добрые дела миллионы.

Фёдор Васильевич был погребён в Москве, на кладбище Свято-Данилова монастыря, «в шести саженях» от могилы его друга Гоголя, редактором и издателем первых посмертных собраний сочинений которого он был, при этом отсылая весь доход от продажи книг сёстрам писателя.

К сожалению, в советское время ушла в небытие память о предпринимателе-патриоте Фёдоре Васильевиче Чижове: он не укладывался в прокрустово ложе «классового подхода», провозглашенного новой властью мерилом всех ценностей.

Беломраморное надгробие на могиле Чижова в форме древнего, допетровских времен, креста и плиты с высеченными датами его рождения и смерти, установленное его душеприказчиками С.И. Мамонтовым и А.В. Поленовым, не сохранилось. В 1929 году Даниловская обитель была закрыта, а на ее территории, окруженной высокими монастырскими стенами, организован приемник-распределитель для детей репрессированных родителей и несовершеннолетних правонарушителей. Кладбище при монастыре, некогда представлявшее собой настоящий заповедный уголок, «где представители славянофильства и люди, близкие им по духу, собрались в тесную семью», было уничтожено, а уникальные надгробные памятники разошлись в усекновенном виде, без крестов и иной православной символики, по соседним кладбищам. Удалось спасти только останки Языкова, Гоголя и Хомякова — в 1931 году их перенесли на кладбище Новодевичьего монастыря. А место погребения Чижова было сравнено с землей.

Еще раньше имя Чижова было сбито с фронтонов пяти промышленных училищ в Костроме и области, подаренных им России, а находившиеся в одном из училищ картины кисти С.А.Коровина, на одной из которых был изображен Чижов, работающий у наковальни, а также его прижизненный бюст, выполненный С.И.Мамонтовым, бесследно исчезли.

Но в народе великолепные здания, построенные в стиле неоклассицизма, продолжали упорно именоваться «чижовскими». В них получило специальное техническое образование не одно поколение российского юношества, ставшие действительными наследниками чижовских миллионов.

Но время всё расставило на свои места — в этом великая справедливость истории. К нам тяжело, исподволь стала возвращаться память. С 1992 года юбилейные даты, связанные с памятью Чижова, торжественно отмечаются на его родине и в столице. Имя славного земляка возвращено Костромскому химико-механическому училищу, с 1927 года носившему имя Красина, — ныне это Энергетический техникум имени Ф.В. Чижова. При техникуме вот уже более 20 лет существует замечательный музей, отражающий его историю. На здании Чижовского училища в Анфимове, недалеко от Чухломы, открыта памятная доска, рассказывающая о его основателе.

На территории возрождённого Данилова монастыря, ставшего с начала 1980-х годов резиденцией Патриарха Московского и всея Руси, в том месте, где когда-то находился разорённый некрополь, возведена часовня — в память обо всех, нашедших здесь своё последнее пристанище. А Российская государственная библиотека включила имя Чижова в список своих благотворителей и дарителей, в своё время завещавших ей свои библиотеки и похороненных на кладбище Данилова монастыря, — их имена начертаны на беломраморной доске, установленной на монастырской стене.

С 2005 года между Москвой и Сергиевым Посадом, а теперь — до города Александрова, ходит скоростная электричка повышенной комфортности «Фёдор Чижов»— в память первого председателя правления Московско-Троицкой железной дороги.

Однако история с памятником Чижову по странному стечению обстоятельств до сих пор далека от завершения. Благодарные земляки Фёдора Васильевича решили к 40-летию со дня его кончины поставить у здания Костромского городского самоуправления, на месте предназначенной на слом водонапорной башни, монументальную статую«в честь известного благотворителя и учредителя многих профессиональных учебных заведений Костромской губернии» и вокруг неё разбить сквер. Для сбора средств была объявлена всенародная подписка. Значительные суммы пожертвований поступили от губернского и уездного земств. Городская дума, со своей стороны, ассигновала на эти цели 2 тысячи рублей... К сожалению, памятник Чижову так и не был воздвигнут — запланированное в Костроме торжество пришлось на ноябрь 1917 года...

Спустя почти сто лет, к 200-летию со дня рождения Чижова, костромичи решили исправить допущенную в прошлом несправедливость и воздать должное заслугам столь значительной исторической фигуры в истории не только их города, но и всей России.

В сквере у городского железнодорожного вокзала 11 марта 2011 года в торжественной обстановке, в присутствии глав местной администрации, был заложен и освящён закладной камень с тем, чтобы в следующем году поставить на этом месте памятник Фёдору Васильевичу. Было даже названо имя скульптора, которому поручена эта почётная работа.

Но прошло уже десять лет после этого широко разрекламированного в местных СМИ события, а памятника Чижову как не было, так и нет.

О том, что мы не умеем чтить своих великих предпринимателей на примере истории с памятником Фёдору Васильевичу Чижову, говорилось несколько лет назад года в присутствии президента В.В. Путина на 10-м форуме общероссийской общественной организации «Деловая Россия», запустившем совместно с Российским историческим обществом важный проект «История российского предпринимательства».

Ныне мы отмечаем очередную памятную дату — 210 лет со дня рождения Чижова. Остается надеяться, что совместными усилиями неравнодушных к нашей истории людей в Костроме наконец-то будет установлен памятник недюжинному отечественному предпринимательскому таланту, благотворителю и патриоту Фёдору Васильевичу Чижову.

Три года назад была создана Инициативная группа по изучению и популяризации наследия Ф.В. Чижова и увековечиванию его памяти. В числе инициатив было предложено:

— восстановить крест на могиле Чижова в московском Даниловом монастыре;

— назвать его именем безымянную магистраль, проходящую у Крестовской заставы вдоль железнодорожного полотна на северо-востоке Москвы;

— открыть мемориальную доску на здании Ярославского вокзала в Москве, так как Чижов был бессменным председателем правления Ярославской железной дороги до конца своей жизни и долгое время жил здесь же, при правлении.

В канун 210-летия со дня рождения Чижова по благословению наместника Данилова монастыря епископа Солнечногорского Алексия (Поликарпова) монастырской братией в древнем храме Святых отцов Семи Вселенских Соборов была отслужена панихида, а на месте его захоронения, на установленном, согласно плану некрополя 1927–1928 годов, участке #318, находящемся у нынешней ограды дома настоятеля, совершена лития.

Почтить память выдающегося земляка прибыли заместитель губернатора Костромской области М.Ш. Хасанов, исполнительный директор Костромского землячества в Москве М.С. Шибаева, праправнучка Фёдора Васильевича, старший научный сотрудник Института социологии Академии наук России, заведующая отделом международных связей Института Е.П. Сало, заслуженный художник России Константин Горбунов, председатель «Общества любителей железных дорог», автор книги «Повседневная жизнь российских железных дорог» А.Б. Вульфов и др.Они побывали также у часовни, где были погребены найденные при реставрации монастыря в 1980-е годы останки тех, кто покоился на кладбище Данилова монастыря, и возложили цветы к памятной доске, где выгравировано имя Чижова.


В честь 210-й годовщины со дня рожденияФёдора Васильевича прозвучал колокольный звон тех самых 18-ти исторических колоколов, которые звучали при его погребении почти 150 лет назад и которые вернулись в родную обитель в 2008 году из Америки, из Гарвардского университета, куда были проданы большевиками в 1930 году.

Источник