Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

ЕСЛИ ХОТИТЕ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ НА ОБЛАКЕ... )))

Ситуация на ресурсе не просто печальная, а почти трагическая. Большинство друзей свои журналы забросили. Будущее ЖЖ выглядит всё более мрачно, а нынешняя местная аудитория откровенно настораживает. Стали иногда забредать персонажи, присутствие которых на этом ресурсе вызывает искреннее изумление. Площадка долго держала планку и собирала публику достойного интеллектуального уровня. Но вот, что-то сломалось...

Сразу трудно понять: отражает ли это реальную беду общества - катастрофическую деградацию сознания, или это, всё-таки, нынешняя специфика местного контента, насаждаемая через ТОП Рейтинга редакцией ЖЖ, притягивает массово недоумков?


ава_сокол

Долго не видела смысла в создании этого поста, но времена явно меняются.

Поэтому заранее хочется предупредить случайных гостей: здесь под запретом грубость, хамство, ненормативная лексика. За них - автоматически бан. От друзей, в чьих журналах не пресекается вся эта клиника, сразу отписываюсь.

Взаимофренд возможен только в том случае, если ваши материалы будут интересны мне, и ваш дневник регулярно обновляется. Уведомления о том, что меня зафрендили, приходят далеко не всегда, поэтому желательно отметиться под этим постом и объяснить, почему бы вы хотели задружиться.

ГОТОВЯТ ПРОВОКАЦИЮ?

Кому-то из англосаксов не понравилась история с Массандрой? Решили, что всё это должно принадлежать "истинным хозяевам мира" - разумеется, по их версии?...

***

Англичане вдруг засобирались в Керченский пролив

Это канун долгожданного признания Крыма или подготовка Лондона к вторжению в Азовское море?

Немного фантазии, дорогие сэры. Представьте, как бойцы СБУ штурмуют сухогруз под флагом Union Jack. Затем, угрожая открыть пулеметный огонь, конвоируют его в Херсон. Как украинская погранслужба Украины где-нибудь в Одессе арестовывает британский танкер. Жестко допрашивает капитана, кидает за решетку английских моряков.

Хочется верить, что такая картина маслом весьма реальна. Украинские силовики имеют солидный список морских трофеев, конфискованных за рейсы на «оккупированный полуостров».

[Читать полностью...]Процесс начался, когда еще в конце 2016 года на Дунае они храбро задержали танзанийский теплоход Sky Moon, перевозивший крымскую кальцинированную соду. Экипаж тщетно пытался удрать в румынские воды. Потом в том же районе захватили молдавское судно Bospor. В одесском порту Южный было арестовано российское судно-земснаряд и сухогруз Seabreeze, ходивший под «удобным» флагом латиноамериканской страны Белиз. Взят штурмом и заблокирован в порту Херсона наш танкер «Механик Погодин». В Измаиле арестован еще один российский танкер «Нейма». Всем известна эпопея пиратской атаки на крымский сейнер «Норд». Рыбаки вернулись в родную Керчь, а сейнер до сих пор в украинском плену.

Повод всех этих атак один и тот же. Киевский режим считает порты российского Крыма блокированными и запрещенными к посещению. Потому объявил о собственном праве нападать и захватывать суда-«нарушители», посмевшие посещать крымские гавани. Украина до сих пор настаивает, что полуостров закрыт для международного судоходства. Буквально под занавес 2020-го украинская прокуратура наложила заочный арест на 32 торговых судна, посетивших Крым. Данные по ним собрались передавать в Интерпол. Расследованием занимается специальная «управа» СБУ, дислоцированная в Херсоне.

И вдруг — ошеломительно известие из туманного Альбиона. В нынешнем году Великобритания предоставила официальную возможность своим судам вновь появляться у крымских причалов. Значит, по идее, отважные морские укры теперь пойдут на абордаж английских кораблей?

Покинув Евросоюз, англичане решили реализовать собственное право заходить в крымские порты «при экстренных обстоятельствах». Игнорируя антикрымские санкции ЕС, британские моряки соответственно получили возможность оплачивать использование инфраструктуры гаваней полуострова. Это уже подтверждено генеральной лицензией Управления по реализации финансовых санкций Казначейства Ее Величества. Как сказано в лицензии, «лица могут осуществлять платежи из незамороженных средств в пользу ГУП Крымской республики „Крымские морские порты“ за услуги, оказываемые Керченским рыбным портом, Ялтинским торговым портом и Евпаторийским торговым портом».

Самая характерная подробность: экипажам из Соединенного Королевства теперь разрешено пользоваться услугами службы Госгидрографии РФ, которая, в частности, обеспечивает безопасность плавания в акватории Керченского пролива. То есть, по факту англичане покупают у России право прохода под Крымским мостом.

Многие поспешили обрадоваться. Мол, таким образом официальный Лондон ослабил санкции против российского Крыма, давая сигнал другим странам о признании республики. Вспоминают недавние слова Владимира Путина, в ходе ежегодной пресс-конференции призвавшего страны Запада «оставить крымчан в покое» и признать результаты референдума-2014. Хотя стоит ли так однозначно брызгать оптимизмом на нынешний британский оверштаг?

Действительно, Керчь, Ялта и Евпатория простаивают без грузов и работы. А соответственно — и без доходов. За исключением каботажных перевозок, градообразующие порты РК почти полностью замерли. Евросанкции на заход круизных судов, яхт и торгового флота отзываются на Крыме очень болезненно. Единственные реальные деньги приносила работа Керченской переправы. Но после открытия движения по Крымскому мосту паромы тоже остановились. Как результат: к 2020 году уволены больше трех тысяч крымских портовиков.

«Перспективы захода судов под британским флагом — крайне важно для нас. Надеюсь, процесс частичной отмены санкций будет развиваться в дальнейшем», — заявил журналистам исполнительный директор Общенационального союза индустрии гостеприимства Алексей Волков, в недавнем прошлом глава ГУП «Крымские морские порты». Он убежден: грузооборот портовой сферы полуострова может быть даже больше, чем в украинские времена. Опять же, свою роль должна сыграть новая логистика Крымского моста, позволяющая транспортировать грузы автомобильным и железнодорожным транспортом.

И все же стоить уточнить подробности нынешних подводных камней. Итак, Великобритания разрешила собственному флоту заходить в основные гавани Крыма. Причем — по всему периметру, от западного до восточного побережья. Разрешила платить российской стороне за проход через Керченский пролив, за лоцманские услуги и маяки. Однако о намерении зайти в порт или пройти под Крымским мостом капитаны судов все равно обязаны извещать западного регулятора, контролирующего соблюдение санкционного режима — OFSI (Office of Financial Sanctions Implementation).

Ошарашенного президента Зеленского уже успокоила английский посол в Киеве Мелинда Симмонс. «Мы привержены территориальной целостности Украины и сохранению санкций против России за незаконную аннексию Крыма. Сообщения о смягчении британских санкций в отношении Крыма некорректны», — написала г-жа Симмонс в Twitter. Тем не менее, подчеркнем — теперь они де-факто получают право курсировать по всей крымской акватории.

Якобы, это будут не британские боевые корабли. Примерно такие, как корабль управления Военно-Морских сил Украины «Донбасс» и морской буксир «Корец» — первая «порошенковская эскадра», осенью 2018-го получившая разрешение от российских властей на проход по судоходному фарватеру Керченского пролива. Пара этих ржавых, безоружных бортов ВМСУ тоже в свое время заплатила за лоцмана и послушно отстояла общую судовую очередь возле Керчи. После чего без проблем прошла под Крымским мостом из Черного в Азовское море.

Можно смеяться, но именно эти «корыта» стали фактической основой новой военно-морской базы Украины в этих краях. Следом в проливе случилась провокация с участием украинских артиллерийских катеров, которых остановили корабли погранслужбы ФСБ. Однако «Донбасс» тогда уже пришвартовался у мариупольского пирса. И главное: с тех пор командование ВМСУ и практически все украинское руководство неоднократно и настойчиво заявляет о намерении пригласить в Азовское море «с дружественным визитом» флот Ее Величества.

Единственное, чего не хватало для такого рейда — официально организованных баз в том же Мариуполе и в соседнем Бердянске. Теперь эта проблема почти решена. Ну, а сами англичане готовы заплатить русским портовым службам Крыма мзду малую, чтобы навестить украинских друзей на азовских просторах. И остаться там как можно дольше.

Остается напомнить события минувшей осени, когда впервые неподалеку от крымской границы высадился массированный парашютный десант Вооруженных сил Великобритании. Боевые задачи на юго-востоке Николаевской области выполняли несколько сотен десантников, в том числе из элитного армейского подразделения Pathfinder platoon. Это спецназ разведки, обученный действовать в тылу врага.

Вместе с личным составом одним из первых десантировался командир 16-й Air Assault Brigade бригадный генерал Джеймс Мартин. Высадка была произведена самолетами C-130 Hercules Королевских Воздушных Сил, вылетевшими из авиабазы Милденхолл графства Суффолк. Вслед за англичанами пошли украинские военно-транспортные Ил-76 и Ан-26 с подразделениями Сил специальных операций ВСУ.


Еще год назад в Госсовете РК много говорили о том, что корабли Североатлантического альянса в Азовском море никогда не появятся. Доказывали, что согласно договору между Россией и Украиной, это море является их общим, внутренним. А Россия, мол, своего согласия НАТО не даст и через Керченский пролив корабли альянса не пропустит. Прошло совсем немного времени, и крымчане бурно радуются возможности отсалютовать британскому флагу в Керченском проливе. Словно забыли, что отсюда до украинского Бердянска — рукой подать. А там уже заканчивают углублять военную гавань, готовясь принимать дорогих гостей.

Источник

ЗАЧЕМ МИНОБОРОНЫ РОССИИ ПОНАДОБИЛСЯ СВЕРХ ГЛУБОКОВОДНЫЙ БАТИСКАФ?

«Кузькина мать-2»: Кремль взломает дно Марианской впадины, и обрушит цунами на США

Минобороны РФ заказало батискаф для работ в Марианской впадине. Строительство будут вести «Адмиралтейские верфи». Об этом 11 декабря сообщил глава предприятия Александр Бузаков.

«Целиком мы будем аппарат строить», — добавил глава верфи.

Говоря о сроках создания батискафа, Бузаков отметил, что все зависит от того, как скоро будет подписан контракт на строительство. По его словам, пока идет стадия проектирования и опытно-конструкторских работ.

Заметим, разговоры о батискафе для исследования Марианской впадины ведутся давно. В июне о планах сделать такой батискаф обитаемым рассказывал глава Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов.

Наконец, летом 2017-го Фонд перспективных исследований (ФПИ) сообщил, что началось проектирование опытного образца глубоководного автономного робота-батискафа совместно с ЦКБ «Рубин». Аппарат сможет погружаться на предельные глубины, работая в автономном режиме, и будет оснащен современными видео- и гидролокационными системами.

Здесь надо отметить, что российские военные глубоководные аппараты традиционно находятся в ведении Главного управления глубоководных исследований (ГУГИ) — одного из самых засекреченных в структуре Минобороны. Неофициально известно, что в круг задач управления входит прослушка международных подводных кабелей связи, что особенно настораживает НАТО.

[Читать полностью...]ГУГИ, например, принадлежит «Янтарь» — головной корабль проекта 22010 «Крюйс», который на Западе именуют не иначе как «убийца интернета». На его борту — глубоководные аппараты «Русь» и «Консул».

«Руси» долгое время принадлежал рекорд по погружению среди российских аппаратов — 6180 метров. Аппарат оснащен манипулятором, способен обследовать подводные сооружения и объекты, доставлять на грунт или поднимать на поверхность предметы массой до 200 кг. Его модификация — «Консул» — 14 мая 2011 года смог опуститься на глубину 6270 м.

Еще один «продвинутый» аппарат ГУГИ — глубоководная атомная станция проекта 10831 АС-31 (по другим данным АС-12) «Лошарик». 1 июля 2019 года на ее борту возник пожар, погибли 14 подводников. Аппарат в состоянии обнаруживать в океане и обрывать подводные кабели связи и управления. Другим важным назначением «Лошарика» является скрытный съем секретной информации с оптоволоконных подводных кабелей зарубежных государств.

Носителем «Лошарика» служит АПЛ «Подмосковье». Операторы, находящиеся в специальных отсеках АПЛ, могут использовать для выполнения задач глубоководные аппараты нескольких типов. Это как «легкие» подводные разведчики «Клавесин» и «Клавесин-2Р-ПМ», так и специализированные атомные глубоководные станции проектов 1910 «Кашалот», 1851 «Палтус» и тот же 10831 «Лошарик».

Теперь ГУГИ собирается «нырнуть» поглубже — вслед за нашими «заклятыми друзьями». Так, в США необитаемая роботизированная подводная лодка Nereus, построенная в 2008 году, в 2009 году достигала Марианской впадины. Правда, 2014-м субмарина потерпела аварию на глубине 10 км в желобе Кармадек, к северо-востоку от побережья Новой Зеландии.

На пятки наступает и Поднебесная. В 2017 года Китайская судостроительная корпорация сообщила, что приступила к разработке пилотируемого глубоководного аппарата, который будет способен опускаться на дно практически любых океанических впадин. Батискаф должен быть создан к 2021 году. После чего Китай намерен приступить к выпуску серии глубоководных аппаратов, предназначенных, по официальной версии, для освоения залежей полезных ископаемых.

И возникает вопрос: зачем все-таки ГУГИ стремится в Марианскую впадину, где за всю историю человечества побывали всего четверо — американский океанограф Дон Уолш и швейцарский ученый Жак Пиккар (1960 год), американский режиссер Джеймс Кэмерон (2012), и основатель американской компании Insight Equity Виктор Весково (2019)?

Что нужно нашим военным на дне мира?

— Основная задача глубоководных аппаратов, в том числе проектируемого батискафа — это гидроакустические исследования, — считает президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук, капитан 1 ранга Константин Сивков. — Изучение подводных течений, причем не только в придонных слоях, но и по всему срезу. Это позволяет решить задачу прогноза состояния подводной среды, и определять расчетную дальность обнаружения гидроакустических станций надводных кораблей и подводных лодок.

Другая задача — скрытое обнаружение и изучение расположенных на дне объектов военного назначения. С целью, понятно, уничтожения таких объектов при необходимости.

«СП»: — Почему батискаф предназначен именно для Марианской впадины?

— Марианская впадина протянулась вдоль Марианских островов в Тихом океане на 1500 км. Она имеет V-образный профиль, крутые склоны и плоское дно шириной 1−5 км, которое разделено порогами. У дна давление воды достигает 108,6 МПа, что более чем в 1100 раз больше нормального атмосферного давления на уровне Мирового океана.

Главное, впадина находится на границе стыковки двух тектонических плит, в зоне движения по разломам, где Тихоокеанская плита уходит под Филиппинскую плиту.

Приоритетным для батискафа, по всей видимости, станет изучение этого стыка. Чтобы затем — в перспективе — использовать особенности строения дна Марианской впадины в военных целях.

«СП»: — В области глубоководных аппаратов мы с Америкой на равных?

— Россия получила от Советского Союза настолько мощный задел, что до сих пор лидирует в этой области. Тут двух мнений быть просто не может.

— Сведения о военных глубоководных аппаратах предельно засекречены и в России, и в США, — отмечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — Поэтому об истинном назначении батискафа для Марианской впадине можно только гадать.

Прежде всего, на предельных глубинах можно разместить подводные военные станции. Добраться до которых будет практически невозможно. Либо можно поставить на дне ядерный заряд — скажем, на 100 мегатонн.

Напомню, 30 октября 1961 года Советский Союз провел испытание изделия АН602 мощностью как раз в 100 мегатонн. Эту термоядерную бомбу называли по-разному -«Царь-бомба», «Кузькина мать», «Изделие В» или просто «Иван». Мощность испытанной бомбы была снижена почти в два раза. Это было сделано, так как разработчики просчитали катастрофические последствия от взрыва.

Словом, с Марианской впадиной много чего можно предположить — но все, повторюсь, из области гаданий.


«СП»: — Если говорить о ядерном заряде на дне Марианской впадины, им можно взломать разлом межу тектоническими плитами? Спровоцировать цунами, которое сметет побережье США — или это из области фантастики?

— В принципе, возможно что угодно. Другой вопрос, в результате можно нарваться на конец света. Уничтожить не только Америку, но и себя. Нужно ли это — вопрос открытый.

Источник

ЭТО ТАК ОНИ СОБИРАЮТСЯ "ЗАБОДАТЬ" ПЕНДОССИЮ И... ВЕСЬ МИР?

Кошмар ВМФ: Подлодки спасать некому и нечем

На Северном флоте аварийные субмарины будут обречены до 2030 года

Сайт Flot.com, всесторонне освещающий проблемы ВМФ России, раз в год ищет ответ на вопрос — удалось бы сейчас спасти потерпевшую аварию подводную лодку «Курск»? И из года в год отрицательно отвечает на него.
Проблеск надежды появился в 2015 году. Однако уже через год все вернулось на круги своя. Нынешний год также дал отрицательный результат. Но самое печальное, точнее — трагичное, заключается в том, что свет в конце туннеля может появиться лишь в конце следующего десятилетия.
Так в чем же причина этого кошмара?
В 2015 году было введено в состав ВМФ поисково-спасательное судно проекта 21300 «Дельфин». Флагман получил имя бывшего министра судостроительной промышленности СССР — «Игорь Белоусов». И вот оно вполне могло бы спасти часть экипажа лодки, выжившего после взрыва и возникшего впоследствии пожара. «Курск» лежал на грунте на глубине 108 метров, что для «Белоусова» совсем немного. Однако на тот момент на Северном флоте не было ни одного «спасателя», который смог бы справиться с задачей. Предельная глубина водолазного колокола, позволявшая проводить ручные работы, не превышала 80 метров. Глубоководный обитаемый аппарат «Приз» мог опускаться до отметки в 500 метров. Но ему необходимо было присосаться к коммингс-площадке лодки, чтобы спасатели смогли бы проникнуть внутрь терпящей бедствие субмарины. Однако площадка была повреждена.

[Читать полностью...]На помощь пришли норвежцы, у которых было необходимое оборудование. Но было слишком поздно — в живых уже никого не осталось.
«Игорь Белоусов» был способен спасти экипаж лодки, даже если бы она оказалась в более «неудобном положении». То есть на существенно большей глубине и с большим креном.
В составе советского поисково-спасательного флота СССР были суда, которые позволяли водолазам работать на глубине, превышающей 200 метров. Но до российского периода истории они не дожили. «Игорь Белоусов» существенно превзошел их возможности.
Главным достоинством судов проекта «Дельфин» является наличие уникального глубоководного водолазного комплекса ГВК-450, который представляет собой сложную систему жизнеобеспечения водолазов, работающих на глубинах до 450 метров, а также спасаемых подводников.
Комплекс размещается на пяти палубах, занимает 20% от объема корпуса судна и представляет собой систему из пяти барокамер, разделенных на восемь отсеков. Максимальное давление в барокамерах — 45 атмосфер, что эквивалентно работе водолазов на глубине в 450 метров.
Барокамеры имеют различное назначение — жилые, санитарные, бытовые, шлюзовые. Жилые барокамеры оборудованы койками, столами, стульями и другими предметами, необходимыми для организации нормального быта экипажа. Повышенный комфорт необходим, поскольку люди могут находиться в экстремальных условиях до трех недель.
На рабочую глубину водолазов доставляют в водолазном колоколе — капсуле с иллюминаторами и шлюзом, где поддерживается то же самое давление, что и на глубине. Вместимость колокола — два человека в скафандрах плюс водолаз-оператор, организующий нормальную работу колокола. В колокол поступает дыхательная смесь, а также горячая вода для обогрева.
В состав спасательного оборудования также входит обитаемый глубоководный спасательный аппарат «Бестер-1» с предельной глубиной погружения до 720 метров. При помощи него экипаж аппарата присоединяется к коммингс-площадке и «по сухому» спасает экипаж. Есть еще и телеуправляемый аппарат Seaeye Tiger, снабженный манипуляторами, способный работать на глубине до 1000 метров.
Так что «Игорь Белоусов» способен прийти на помощь подводной лодке в любой критической ситуации. Если, конечно, она не провалилась во впадину такой глубины, на которой произойдет разрушение лодки.
Однако сейчас «Игорь Белоусов» не смог бы спасти экипаж «Курска». Потому что авария произошла в Баренцевом море, а единственное судно проекта 21300 проходит службу на Тихоокеанском флоте. Лодки Северного, Балтийского и Черноморского флотов по-прежнему не имеют современных средств спасения.
О том, что ситуацию необходимо исправить, говорят уже давно. И вписывают в планы мероприятия, подлежащие неукоснительному исполнению. Но сроки исполнения постоянно смещаются вправо. В концепции развития поисково-спасательного обеспечения ВМФ до 2025 года, принятой в 2013 году, речь шла о том, что к 2020 году на Тихоокеанском и Северном флотах должны быть по два современных спасательных судна с необходимым набором оборудования. И по одному — на Балтийском и Черноморском флотах.
Из современных у нас только «Дельфин» проекта 21300. Существует в единственном экземпляре. О пяти других применительно к 2020 году бессмысленно даже мечтать. Потому что ни одно судно даже не заложено. Вот о том, когда оно будет заложено, помечтать можно.
Реализованный проект петербургского ЦМКБ «Алмаз» по результатам эксплуатации судна постоянно корректировался. Нет, это было не устранение недоделок, а доведение конструкции судна до оптимального уровня, чтобы первый серийный «Дельфин» уже не требовал внесения изменений в рабочие чертежи. И эта работа уже завершена. Однако строить столь необходимое флоту судно не представляется возможным. Дело в том, что на первый серийный «Дельфин» нельзя установить ГВК-450. Потому что его не существует в природе.

Ситуация тут совершенно чудовищная. «Игоря Белоусова» заложили в 2005 году. И лишь в 2012 году он был спущен на воду. И практически все это время ГВК-450 разрабатывало нижегородское КБ «Лазурит». Был потрачен, по сведениям Flot.com, миллиард рублей. В 2011 году нижегородцы сказали, что комплекс скоро будет, но для этого им необходимы еще 3 миллиарда. После того как в Министерстве обороны поняли, что комплекса не будет и за пять миллиардов, от услуг «Лазурита» отказались.
А полномочия на приобретение оборудования для «Игоря Белоусова» за границей в 2012 году получила компания «Тетрис Про». Комплекс за 1,36 млрд. рублей был куплен у британской компании Divex. В 2013 году он был установлен на судне. И сейчас эксплуатируется с полной отдачей в процессе тренировок водолазов. Достигнутые результаты впечатляют. Водолазами экстра-класса уже совершено рекордное погружение на глубину в 317 метров при помощи колокола. В конце этой осени должна покориться предельная отметка — 450 метров.
Но на следующее поисково-спасательные суда устанавливать нечего в связи с санкциями.
И тут обнаруживается нечто необъяснимое. В 2016 году уже было понятно, что на британский комплекс рассчитывать не приходится. Да и отечественный тренд полагаться исключительно на свои силы требовал срочно доделать незавершенное. То есть довести до ума ГВК-450 нижегородской разработки. Командование ВМФ приняло решение не закладывать второй «Дельфин» до тех пор, пока не будет полностью готов отечественный комплекс. И в конце прошлого года вдруг выясняется, что необходимо выбрать исполнителя работ из двух компаний — КБ «Лазурит» и ОАО «Тетрис Про». И что ОКР, на которую будут выделены бюджетные средства, надо будет начинать… с нуля!!! Старт разработки был намечен на 2018 год.
Создается ощущение, что закладка первого серийного судна «Дельфин» умышленно тормозится. Юрий Борисов, будучи заместителем министра обороны, в январе этого года сообщил, что уточнение требований к аварийно-спасательным судам будет продолжаться до получения окончательных и полных результатов опытной эксплуатации «Игоря Белоусова». И окончательная ясность будет получена лишь после того, как водолазы достигнут отметки в 450 метров. А без этого нельзя ни закладывать следующее судно, ни разрабатывать ГВК-450.
И при этом исполнители работ на всех участках программы буквально рвутся в бой. Что свидетельствует не только о стремлении получить финансирование, но и о наличии конструкторских и производственных ресурсов, необходимых для решения проблемы. Судостроительная компания «Адмиралтейские верфи» утверждает, что готова с нуля построить первое серийное судно за 3−4 года. Причем в этот сроку укладываются и все необходимые испытания. И при этом ГВК должен быть готов через 1,5−2 года после закладки судна, чтобы успеть всё смонтировать. Именно на этом заводе был построен «Игорь Белоусов», так что опыт тут имеется достаточный.
Компания «Тетрис Про» обещает разработать ГВК максимум за 3 года, потратив 2−2,5 млрд. рублей.

Разумеется, «Лазурит» тоже намерен побороться за заказ. Однако шансов у него немного. Хотя, конечно, пути командования ВМФ неисповедимы. Нижегородцы предлагают сделать комплекс (используя задел длиной в 13 лет!) за 5 лет, истратив 10 млрд. рублей. Для справки — судно «Игорь Белоусов» было построено за 6,5 млрд. Однако, как утверждают эксперты, предложенная «Лазуритом» методика глубоководных погружений более прогрессивна. Но нижегородский комплекс может быть уместен разве что на перспективных поисково-спасательных судах. И дело не только в громадных финансовых затратах. Вписать этот комплекс в корпус «Дельфина» невозможно, необходимо, по сути, создавать новое судно.


Так когда же на Северном флоте появится столь необходимое судно проекта 21300?
Самый благоприятный расклад предполагает, что в 2019 году будет выбран разработчик ГВК-450. В 2020 году появится финансирование. Судно будет готово в 2025 году. Или чуть позже, к самому концу госпрограммы вооружений до 2027 года. Пессимистичный сценарий — сдача первого серийного судна произойдет в 2030 году.
Однако затем серия опять застопорится. Черноморский флот и Балтийский будут ждать закладки обещанных им «спасателей» до тех пор, когда завершатся испытания первого отечественного ГВК на первом серийном судне.

Источник


У кого-то после прочитанного ещё остаётся смутная надежда, что либероидные крысы собираются тут в реале повоевать за свою Родину или хотя бы остановить летальную деградацию системы и распад страны?

В ЧЕРНОЕ МОРЕ ВОШЕЛ ВТОРОЙ ЭСМИНЕЦ США

Пресс-служба Шестого флота ВМС США сообщила о заходе в Черное море эскадренного американского миноносца "Карни".
Целью захода является "проведение операций по обеспечению безопасности на море", а также "повышение региональной стабильности и повышение боеготовности и возможностей флота стран НАТО и партнеров", сообщает РИА Новости.
Это второе боевое судно США, зашедшее в Черное море. Ранее американский эсминец "Росс", участвовавший в обстреле сирийской авиабазы в 2017 г., вошел в Черное море.

Мы привержены созданию в черноморском регионе прочных связей, необходимых для поддержания мира и стабильности. Наше присутствие здесь внушает союзникам уверенность в нашей приверженности обеспечению безопасности в регионе", — приводит пресс-служба слова командира корабля Брайана Галло.
На военном корабле "Карни" расположены "Томагавки" и ракеты "Гарпун". Кроме того, "Карни" оснащен системой ПВО и подводного обнаружения и атаки.

Источник

Кто-то поверит, что это он так просто - прогуляться, туда зарулил?
Это точно никак не связано с приближением наших выборов?


ПЕНДОССКИЙ ДУРНЯК ГРОЗИТ РАЗНЕСТИ В КЛОЧЬЯ ВЕСЬ МИР

Индийская карта Америки

Против кого собираются дружить Вашингтон и Дели?

Опубликованная Министерством обороны США новая ядерная доктрина только подтвердила узкий прищур Вашингтона на Россию, Китай, Северную Корею и Иран, которые и до разъяснений министра обороны США Джеймса Мэттиса не ходили у него в друзьях. Однако стоит только взглянуть на «отрезанную» новой ядерной доктриной часть мира, чтобы понять, что «за бортом» оказался самый быстроразвивающийся мировой рынок. И альтернативой его потери может стать только одно государство в этом регионе: Индия.

«После того как стало ясно, что сближение России и Запада маловероятно, именно индийское направление становится ключевым для Вашингтона, – пишет британская ВВС. – Войны США с Китаем никогда не будет, вместо этого случится война Китая с Индией», – цитирует издание экономиста и американского диссидента, живущего в ФРГ, Уильяма Энгдаля (William Engdahl). Почему именно так? Энгдаль считает, что растущая мощь Пекина для США пострашнее любого терроризма, отношение к которому в Вашингтоне, как мы знаем, по-родственному специфичное. И прямо обращается к последней конференции организации Raisina Dialogue, которую вот уже третий год подряд устраивает некий очень независимый аналитический фонд Оbserver Research Foundation (ORF), основанный семьей индийских миллиардеров Амбани.

«Истинная природа трехдневной встречи в Нью-Дели, – пишет автор, – была скрыта от прессы, но при внимательном рассмотрении обнаруживаются экстраординарное объединение сил и интересов, противостоящих китайской инициативе «Один пояс – один путь» (BRI).

[Читать полностью...]Обсуждали один вопрос: разрушительные перемены в мире. Такой переменой номер один как раз и стала китайская инициатива «Один пояс – один путь». Индийский начальник военно-морского штаба адмирал Сунил Ланба (Sunil Lanba) негодовал по поводу появившихся китайских военных баз в Африке и Шри Ланке. Бывший шведский министр иностранных дел и советник украинского президента Петра Порошенко Карл Бильдт заявил, что «китайский путь» «попирает экономики, государственные институты и безопасность стран», через которые он пройдет. «Отдельный столик» занимали натовцы – американский адмирал Харри Харрис (Harry Harris), командующий Тихоокеанским командованием США и их коллеги адмирал Катсутоши Кавано (Katsutoshi Kawano), руководитель аппарата Объединенного штаба Японии и австралийский командующий ВМФ вице-адмирал Тим Барретт (Tim Barrett).Четверка «специалистов по морскому бою» на берегу Индийского океана собралась не зря.

«Реальным содержанием собрания было отбросить Китай, используя новую коалицию из четырех государств – Японии, Индии, Австралии и США», – пишет Энгдаль.

И напоминает, что еще в ноябре прошлого года в ходе визита президента США в Манилу четверка договорилась тесно координировать меры по сдерживанию Китая и объявила о создании коалиции для патрулирования спорных районов Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей. И встреча в Нью-Дели стала как раз прямым следствием новой стратегии «четверки».

«У китайцев уже есть военно-морская база в Джибути, и мы осведомлены о том, что у них есть база в Хамбантота (Шри Ланка). Значит, это будет образцом для ближайшего будущего в Индийском океане», – заявил адмирал Сунил Ланба. Логично предположить, что такие заявления потребуют действий. И похоже, они уже есть: Индия, прародительница Движения неприсоединения, все быстрее «уплывает» в объятья НАТО. Оставаясь за сценой, Вашингтон поможет Дели «закрыть» Китайско-пакистанский экономический коридор – составную часть BRI, который проходит через пакистанскую часть спорного региона Джамму и Кашмир: Индия отказалась обсуждать проблему и отдала приказ армии взять пограничные посты пакистанцев «под прицел».

Как сообщает The National Interest, в последний день января адмирал Ланба спустил на воду в Мумбаи третью из шести купленных во Франции дизельных подводных лодок класса Scorpène.Такая лодка способна нести шесть торпедных аппаратов диаметром 533 миллиметра и может быть вооружена противокорабельными ракетами радиуса действия 50 километров. Предыдущая лодка была спущена на воду ровно год назад, и сейчас проходит морские испытания. Такой скорости в наращивании морских вооружений Индия не знала давно. Источник поясняет, что «Дели нужны все подводные лодки, которые только можно достать. По их собственным подсчетам, индийский флот нуждается примерно в восемнадцати атакующих подлодках».

Известная американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor весьма осторожна в оценках влияния Вашингтона на политику Дели, что вполне объяснимо: читатель должен знать только то, что Вашингтону нужно. «Нью-Дели избегает военного вмешательства в спор вокруг Южно-Китайского моря из страха возмездия Китая на спорной границе или через китайско-пакистанское патрулирование в Арабском море. Главная забота Индии в Индо-Тихоокеанском регионе будет состоять в защите своих критически важных транзитных маршрутов в Индийском океане», – пишет Stratfor. И самое главное – «Соединенные Штаты хотят укрепить их партнерство по обороне с Индией как часть более широких усилий по ограничению растущего влияния Китая в регионе и в мире. Индия также заинтересована бросить вызов Китаю, утверждая себя в сферах политической, экономической и безопасности».

«Чтобы предотвратить рост силы, которая могла бы угрожать превосходству США в Евразии, – пишет издание, – Штаты, конечно, не остановятся ни перед чем, чтобы воодушевить Индию подняться на Китай, этого самого грозного претендента командовать в океанах».

И если Индия проглотит эту наживку, то еще один «кипящий котел» появится на политической карте мира.

Источник

ПЕНЕМЮНДЕ ПОМНИТ…

Памятник Михаилу Девятаеву по-прежнему стоит на территории секретного аэродрома люфтваффе

Самый дерзкий побег из плена за всю историю войн на земле был совершен в феврале 1945 года с немецкого аэродрома Пенемюнде. Сегодня об этом беспримерном полете известно, наверное, все: пленный советский летчик Михаил Девятаев захватил тяжелый бомбардировщик Хе-111, посадил в машину девять своих собратьев по неволе; со второй попытки поднял «Хейнкель» в воздух, ушел от погони, прорвался сквозь зенитный огонь на линии фронта, сбил пламя с крыла и благополучно приземлил бомбардировщик на поле под городом Старгард.

devyataev2

Позже выяснилось, что Девятаев угнал не простой бомбардировщик, а воздушную станцию управления полетами ракет Фау-2 со всеми контрольно-измерительными приборами, со всей секретной телеметрией. После чего испытания ракеты были прерваны раз и навсегда!
Мне давно хотелось побывать там, где легендарный летчик совершил свой немыслимый подвиг. И вот выпал случай: еду на остров Узедом, где в северной его оконечности находился испытательный центр новой воздушной техники люфтваффе, а также, наверное, первый на планете ракетодром.
Добирался на перекладных: сначала из Калининграда до Гданьска на автобусе, оттуда поездом до Щецина, там пересадка на Свиноустье, затем трехвагонный немецкий дизель-поезд пересек польско-германскую границу и доставил на пересадочную станцию Зиновитц. А уж оттуда, по однопутке, построенной в 1937 году специально для испытательного центра, доехал, наконец, двухвагонным составчиком до деревушки с названием Пенемюнде. Именно там, на территории бывшей сборочно-испытательной станции «Пенемюнде-Вест», расположен сегодня музей авиационной, ракетной и военно-морской техники, а в двух километрах от него – тот самый аэродром, со взлетной полосы которого вырвался на свободу старший лейтенант Михаил Девятаев. Хотелось, что называется, прикоснуться к подвигу, ступить на бетонку некогда секретного аэродрома, увидеть небо с того места, откуда видел его Девятаев и куда он взмыл 8 февраля 1945 года.
[Читать полностью...]Сам Девятаев так вспоминал о той невероятной истории.
«Работая на аэродроме, мы теперь примечали все подробности его жизни: когда заправляются самолеты, когда команды уходят обедать, какая машина удобней стоит для захвата. Остановили внимание на двухмоторном "Хейнкеле-111". Он чаще других летал. После приземления его тотчас же заправляли снова. Возле него не однажды чисто одетые люди в штатском поздравляли пилота — удавались, как видно, какие-то важные испытания… Я прикидывал план захвата машины, рулежки, взлета под горку в сторону моря. Но сумею ли запустить, сумею ли справиться с двухмоторной машиной? Во что бы то ни стало надо было увидеть приборы в кабине, понять, как, что, в какой последовательности надо включать — в решительный момент счёт времени будет идти на секунды. Главное: запустить, вырулить и взлететь ... Случай помог проследить операции запуска. Однажды мы расчищали снег у капонира, где стоял такой же, как "наш", "Хейнкель". С вала я видел в кабине пилота. И он заметил мое любопытство. С усмешкою на лице — смотри, мол, русский зевака, как легко настоящие люди справляются с этой машиной, — пилот демонстративно стал показывать запуск: подвезли, подключили тележку с аккумуляторами, пилот показал палец и отпустил его прямо перед собой, потом пилот для меня специально поднял ногу на уровень плеч и опустил — заработал один мотор. Следом — второй. Пилот в кабине захохотал. Я тоже еле сдерживал ликование — все фазы запуска "Хейнкеля" были ясны».

Экипаж Хе-111 состоял из шести человек. Девятаеву предстояло поднять эту машину силой одного человека, да к тому же изнуренного лагерной жизнью. И он это сделал, несмотря на то, что приучен был к истребителю, а поднимать в небо пришлось двухмоторный тяжелый бомбардировщик!

В люфтваффе его называли «Madhen fur Allen» — «девушка для всего», то есть прислуга на все руки. Этот весьма удачный по конструкции самолет без особых модификаций мог применяться и как ночной бомбардировщик, и как торпедоносец, и как постановщик мин, и как транспортный лайнер и даже (что и было на Пенемюнде) как ракетоносец. Летчики любили эту машину за отличный обзор из кабины, надежность, хорошую устойчивость и управляемость на всех режимах полета, и она всеми своими достоинствами исправно послужила и русскому пилоту.

***
Когда-то мне посчастливилось пожать руку этому отчаянному летчику. Жаль, не удалось встретиться во второй раз. А вот в Пенемюнде Девятаев возвращался трижды. В 1945 году – вместе с будущим генеральным конструктором Сергеем Павловичем Королевым: Девятаев показывал ему руины немецкого ракетодрома. И не только показывал – вместе они нашли деталь двигателя Фау-2. Это был очень важный трофей для дальнейшей работы Королева. Второй раз Девятаев побывал в Пенемюнде в 1972 году вместе с тремя спасенными им сотоварищами по лагерю.
Наконец, в третий раз он прилетел на этот аэродром в 2001 году, когда его в составе съемочной телегруппы привезли в Пенемюнде для съемки документального фильма «Догнать и уничтожить».
Суть подвига Девятаева не только в том, что ему удалось предерзким образом вырваться на свободу, да еще вызволить своих товарищей по несчастью. Весьма важно то, что он сообщил советскому командованию координаты стартовых площадок, с точностью до сотни метров.
«Аэропорт на острове был ложный. На нём выставили фанерные макеты. Американцы и англичане бомбили их. Когда я прилетел и рассказал об этом генерал-лейтенанту командующему 61-й армии Белову, он ахнул и схватился за голову! Я объяснил, что надо пролететь 200 м от берега моря, где в лесу скрыт настоящий аэродром. Его закрывали деревья на специальных передвижных колясках. Вот почему его не могли обнаружить. А ведь на нём было около 3,5 тыс. немцев и 13 установок Фау-1 и Фау-2».

«Эта информация, – свидетельствует историк, – позволила разбомбить не только ракеты на старте, но и подземные цеха по производству «грязной» урановой бомбы. Это была последняя надежда Гитлера на продолжение Второй мировой войны до полного уничтожения всей цивилизации».

***
Вот уж чего не ожидал увидеть здесь, так это памятник Девятаеву и его товарищам! Всегда полагал, что немцы сделают все, чтобы убрать из памяти свой промах, столь вопиющую оплошность: оставить на стоянке готовый к старту самолет без присмотра. Но памятник сооружали совсем другие немцы – граждане ГДР, а нынешние обитатели Пенемюнде не стали ничего ломать. В отличие от Эстонии, Польши, Украины в Германии памятники даже своим бывшим врагам не сносят.
Памятный знак в честь участников побега был открыт в Саранске в мае 2010 года. Такие же знаки по инициативе племянников одного из участников побега Сергея и Михаила Сердюковых установлены на родине всех участников побега.
Этот же немецкий памятник стоял не на аэродроме, а на территории электростанции. Некогда мощнейший генератор энергии превратился в фабрику тишины. Здесь все источало тишину, каждый некогда шумный механизм – от турбины до эстакадного крана – все было погружено в мертвое безмолвие. И только четыре железных дымовых трубы на крыше отзывались морскому ветру ноющим заунывным голосом…
У входа на аэродром сиротливо стоял наш МиГ-21 с опознавательными знаками ГДР. Эта старая спарка, собранная в Горьком, дала крылья многим немецким летчикам. Первый советский серийный сверхзвуковой истребитель широко применялся в системе ПВО СССР и поставлялся за рубеж. Поставлялся, служил, готовый перехватить любую воздушную цель, – и вот теперь брошен на произвол судьбы, оставлен здесь то ли как артефакт из недавнего прошлого, то ли как пугало угрозы с Востока...

***
Я влез по лесенке на крыло и заглянул в кабину. Все приборы, все рычаги управления на месте, никто ничего не открутил, не выломал. Заправляйся – и в небо!
И тут я на минуту почувствовал себя Девятаевым. Вот взять бы да и угнать, вернуть истребитель на Родину! Представил, как выруливаю на старт… «Мордвин», прикрой – я МиГ-21…». Фантазия разыгралась: это же «спарка», и сам Девятаев уже сидит в передней кабине, я сзади. Вперед! На старт!
И снова, как тогда – всеобщий шок, а самолет в небе. Перехватят натовские истребители? Не успеют – пять минут полета и ты в нейтральном воздушном пространстве. А там еще четверть часа над морем, и можем заходить на посадку в Храброво под Калининградом. Разве что наши перехватят. Но все равно на свой аэродром приведут. А там… встретят, как и Девятаева в 45-м году – в особый отдел отправят, выяснять, кто и зачем прилетел. Нет, пожалуй, пусть стоит этот МиГ здесь…
Я решил заглянуть в один из заброшенных капониров, где, вероятно, мог стоять и тот «Хейнкель-111». Двинулся вдоль сетки, ограждавшей летное поле, по изрытой кабанами тропе. По пути попадались детали самолетов, торчащие из земли, быть может, обломки тех машин, которые были разбомблены налетами британской авиации. Тропа проходила в зарослях тростника, стоявшего в человеческий рост, но все же охрана меня заметила. В нашем понимании иностранец, с фотоаппаратом (а также картой и компасом в планшетке), пробирающийся к аэродрому – шпион. В немецком понимании, наверное, тоже. Правда, аэродром теперь уже был вовсе не военным, а гражданским объектом. Охранник предупредил меня, что идти дальше, к капонирам, «ферботен» – запрещено, и отпустил «шпиона» с миром. Отпустил-то отпустил, а сам пошел к полицейской машине, стоявшей у диспетчерской аэропорта. Не хватало еще объясняться с полицией. У меня в сумке, как назло, весь шпионский инструментарий – и карта острова, и компас, и видеокамера… Погони, к счастью, не было. А вот за самолетом Девятаева немцы отправили аса-истребителя капитана Гюнтера Хобома. Михаил Петрович позже пояснил, почему быстрый «мессер» не смог его «догнать и уничтожить». Преследователь считал, что беглецы полетят на восток, к своим. Там, над Польшей, он и искал угнанный «Хейнкель-111».

Но Девятаев не сразу полетел на восток. Прикинув по топливомеру, что горючего достаточно, он решил сделать небольшой крюк в сторону Швеции. И летел не над облаками, а прямо над волнами, как делал когда-то на У-2. Конечно, это было тоже небезопасно, но особого выбора не было.

***
Почему немцы выбрали Пенемюнде в качестве испытательного центра ракетной техники? Во-первых, это почти необитаемая часть острова Узедом, здесь легче осуществлять контроль за допуском на секретный объект, почти со всех сторон море. Во-вторых, по морю можно было доставлять тяжелые грузы и тяжелую технику. Для этой цели в Пенемюнде построили гавань. В-третьих, упавшие при неудачном запуске ракеты надежно похоронит море. Да и вся здешняя мекленбургская округа – самая малонаселенная часть Германии и самая заболоченная местность центральной Европы. Интересно, что несколько веков назад эти земли были заселены прибалтийскими славянами – ободритами. Эта уникальная славянская ветвь была практически полностью ассимилирована германскими племенами уже в позднем средневековье. «Наследие, оставленное ободритами в Германии, огромно, – утверждает энциклопедия, – это немалый вклад и в этногенез сегодняшних северных немцев, и в сложение балтийской морской торговой сети, ставшей предшественницей знаменитого Ганзейского союза. Значительный вклад внесли ободриты в историю Дании и Восточной Европы, в том числе немаловажна их роль и для эпохи становления Древней Руси». На карте Передней Померании и еще южнее почти вся сельская топонимика славянская: Луков, Квасов, Гадов, Колос, Зарниц…
Два года назад ехал я по Восточной Польше, и вдруг увидел посреди парка в городе Константинове хвостовую часть Фау-2. Это что еще за притча?! Стал выяснять, и узнал, что в последний год войны немцы разместили филиал ракетного полигона в генерал-губернаторстве, как тогда называли в Третьем рейхе присоединенную Польшу. Однако запуски отсюда большей частью были неудачными. За обломками Фау стали охотиться польские подпольщики и партизаны. Собранную информацию они отправляли в Лондон. Потому и стоит в Константинове памятник с надписью «Они спасали Лондон». Тогда уж, чтобы соблюсти историческую справедливость, надо в Лондоне поставить памятник Девятаеву с надписью «Он спас Лондон от немецких ракет». Ведь именно после угона Хе-111, воздушного пульта управления Фау, люфтваффе прекратило испытания нового поколения ракет, предназначенных в первую очередь для ударов по столице Британии.
Но вернемся в Пенемюнде. А что делает здесь советская подводная лодка К-24, ставшая ныне U-461?
Из исторического формуляра подводной лодки: «Заложена на заводе «Красное Сормово» в 1961 году… Принята в ВМФ в 1965 г. Неоднократно ходила на боевые службы в Средиземное море, Атлантический океан, Северное море… В 1984 году за выполнение задач в Средиземном море экипаж был награжден вымпелом министра обороны «За мужество и воинскую доблесть»… Входила в состав Черноморского, Северного и Балтийских флотов. В 1994 году при выводе советских войск из Латвии была оставлена в порту Лиепая в удовлетворительном состоянии… В июле 1994 года продана Дании. Стояла в Копенгагене как туристический объект. В 1998 году перепродана немецкой фирме и поставлена в Морском музее Пенемюнде».
Такая вот морская история с военной географией. Ракетная дизель-электрическая подводная лодка 675 проекта нашла свою последнюю гавань в Пенемюнде. Понятно, что здесь она как бы продолжает историю ракетной техники на бывшем ракетодроме. Вот вам ракеты, перекочевавшие с земной тверди, как говорили в старину, «на зыбкое лоно морей».

Но почему историю немецкой ракетной техники продолжает наша субмарина? Логичнее, чтобы ее продолжали американские ракетоносцы, чьи ракеты вобрали в себя идеи Вернера фон Брауна, переправленного из Пенемюнде в США со всем техническим архивом.

Советские подводные лодки этого проекта сыграли свою роль в холодной войне на океанских просторах. Ракетное вооружение К-24 (она же потом К-461, она же U-461) по конструктивному решению обеспечивало возможность как одиночных пусков крылатых ракет П-6 или П-5 из любого контейнера, так и проведение четырёхракетного залпа в последовательности стартов 4-1 и 3-2. Для старта контейнеры поднимались на угол 15°, а затем из них вылетали крылатые ракеты П-5 для стрельбы по площадям или же противокорабельные самонаводящиеся ракеты П-6. У этих ракет совершенно иная родословная. Как свидетельствует ветеран советского и российского ракетостроения Борис Черток, один из ближайших соратников С.П. Королёва, академик РАН, Герой Социалистического Труда, «до исторического дня 4 октября 1957 года зарубежные публикации высказывались в том смысле, что русские используют немецкий опыт и немецких специалистов для создания своих ракет.
Все эти разговоры и писания кончились после того, как мир увидел в небе первый искусственный спутник. Этот спутник вывела на орбиту знаменитая первая межконтинентальная ракета Р-7, свободная от ”родимых пятен” немецкой ракетной техники. Ее создание явилось скачком в новое качество и позволило Советскому Союзу занять лидирующее положение в космонавтике».
Так что наш подводный ракетоносец стоит в Пенемюнде совсем не по делу. Ему бы у наших музейных причалов стоять… Тем более, что из всей серии этих подводных лодок в «живых» осталась только эта – уникальный памятник отечественного судостроения.

***
До революции в армии и на флоте существовало такое понятие – честь оружия. Оружием нельзя было добивать поверженного врага, оружие полагалось освящать, оружие, даже устаревшее, не бросалось в груду металлолома, и уж, тем более, оно не должно было служить противнику. Всякий военный корабль, даже списанный на слом – это не просто глыба металла. Это часть территории страны. Это оружие, даже если с его палубы демонтированы пушки. Кем только не клятое царское правительство выкупило у Японии свои цусимские броненосцы, в том числе и крейсер «Варяг». Выкупило ради державной чести, а не по военной нужде (к 1916 году и «Полтава», и «Пересвет» и «Варяг» весьма устарели).

В наши времена понятие «честь оружия» изрядно поистерлось, особенно в «лихие 90-е». Корабли беспощадно и бессмысленно резались «на иголки», распродавались в любые страны и в любые руки, из них устраивали плавучие рестораны, глумились над боевым железом, как могли.

Скорбный памятник такому бесчестью – крейсер «Мурманск», проданный за рубеж и выброшенный в шторм на норвежские скалы…
Продавали мы и свои подводные лодки бывшим противникам по беспримерной холодной войне в мировом океане якобы на металл, а фактически на потеху и глумление. Мы не победили в холодной войне, но мы заставили считаться с присутствием в Атлантике, Средиземном море, Тихом и Индийском океанах наших подводных лодок и ракетных крейсеров. Не американский флот, а тем более не финский, шведский, испанский, канадский вытеснили их из мирового океана. Нужда заставила Россию стянуть свои эскадры в базы…
Ни Горбачев, скоропоспешный объединитель Германии, ни Ельцин, дирижировавший оркестром, грянувшем «Калинку», ни одного дня не служили в армии, хотя и считались Верховными главнокомандующими. Сказали бы им о чести оружия, небось, пожали бы плечами: не слыхали о такой.

***
Двадцатый век не баловал наш флот блестящими викториями. Может быть, потому и не баловал, что флот был достаточно силен, чтобы искушать его без нужды. Но честь самого крупного географического открытия века принадлежит русским морякам – Северная Земля, на 42 тысячи квадратных километров приросла суша на картах мира. И "голубая лента" Атлантики для подводных лодок тоже принадлежит нам – 42 узла развила под водой первая в мире титановая атомарина К-222.

И рекорд глубины погружения для боевых подлодок, поставленный К-278 – 1025 метров! – тоже еще никем не превзойден. И запускать ракеты из-под воды с макушки земли – с полюса – как это сделала недавно атомная ракетная лодка "Новомосковск", тоже пока что никто, кроме наших подводников, не умеет.

… На U-461 гостеприимно проложен трап. Но смотреть отсеки я не пошел, зная по печальному опыту подобных «музеев холодной войны» в каком неприглядном, комически-издевательском виде изображают «евроисторики» наших подводников. Достаточно было посмотреть на путаницу флагов, поднятых над кораблем: вопреки всем правилам, даже международным, на носовом гюйс-штоке вместо гюйса развевался флаг ВМФ СССР, а над рубкой реял красный флаг торгового флота СССР. Но даже если правильно поднять флаги, все равно возникает протест: флаг ВМФ СССР сегодня стал историческим флагом, на всевозможных торжествах его часто поднимают вместе с Андреевским флагом. Никто не имеет права поднимать над своими кораблями (даже если это «приватизированные» подводные лодки) флаги иной морской державы. Нельзя допускать профанации государственных символов России. Следить за этим обязаны сотрудники посольства РФ в Берлине. И в данном случае – военно-морской атташе давно уже должен был заявить протест по поводу незаконного подъема наших флагов над плавучим объектом, на рубке которого намалеван номер фашистской подводной лодки «U-461», бесславно погибшей в Бискайском заливе в 1943 году. Теперь в одном из отсеков этого «музея» сидит на унитазе манекен российского подводника, прикрывшего срам «морской душой» – флотской тельняшкой.

***
А все-таки памятник Девятаеву в Пенемюнде стоит, как стоят мемориалы в честь героя на его родине в мордовском селе Торбеево и в столице Татарстана. Стоят памятники и причастному к его трудной судьбе академику Сергею Павловичу Королеву – в Москве и других городах. Возможно, когда-нибудь им поставят общий памятник, где они будут вместе, как в Пенемюнде. Ведь в подвигах их много общего: один вырвался из лагеря на волю, другой преодолел силы земного тяготения и вырвался в космос.


Источник

«КАНЬОН»: ТОРПЕДЫ, СПОСОБНЫЕ ШОКИРОВАТЬ АМЕРИКУ

Россия, похоже, реанимировала идею академика Сахарова

В России создается «подводный беспилотник», способный нести ядерное оружие мощностью в десятки мегатонн и угрожать портам и прибрежным городам США. В Пентагоне этому секретному проекту, как 9 сентября сообщило издание The Washington Free Beacon, присвоено кодовое наименование «Каньон». В статье отмечается, что новый проект является частью проводимой модернизации стратегических ядерных сил России.

[Читать полностью...]— Этот подводный беспилотник будет иметь высокую скорость и сможет способен преодолевать дальние расстояния, — прокомментировал разработку источник издания, который подчеркнул, что проект еще далек от создания прототипа и проведения испытаний.

«Каньон», как пишет The Washington Free Beacon, по своим характеристикам сможет атаковать ключевые базы американских подводных лодок. Военно-морской аналитик Норман Полмар полагает, что система основывается на советской ядерной торпеде Т-15.

— Российский ВМФ и его предшественник, флот СССР, были новаторами в сфере подводных систем и оружия, — отметил изданию Полмар. Это же, по его словам, относится и к наиболее передовым в мире торпедам.

Напомним, что в конце июня The Washington Free Beacon сообщило, что Россия проводит испытания нового гиперзвукового планирующего летательного аппарата Ю-71 (Yu-71), который способен нести ядерные боезаряды. Судя по всему, тогда эта информация оказалась правдой (подробнее читайте в материале «СП» «Объект „4202“: к берегам Америки на гиперзвуке»).

Но вернемся к «Коньону». Что это за оружие?

— Подводные необитаемые аппараты, существующие и создаваемые в настоящее время в различных странах мира, в значительной степени несут информационную функцию и весьма ограничены по своим возможностям, — говорит эксперт в области беспилотной техники Денис Федутинов. — Возможно, речь идет о некоем гибриде первого и второго — то есть об оснащенном боевой частью (сомнительно, что ядерной) подводном аппарате одноразового применения. Подобный подход с созданием аппаратов-камикадзе применялся и в области беспилотных авиационных систем.

Член-корреспондент РАРАН, капитан 1-го ранга запаса Константин Сивков замечает: прямоидущая торпеда с ядерным боезарядом Т-15, которая упоминается западным изданием, проектировалась как раз для нанесения ударов по береговым объектам на территории США.

— Специально под такую большую торпеду и создавалась первая атомная подлодка проекта 627, которая должна была иметь не восемь торпедных аппаратов, а один — калибром 1,55 метра и длиной до 23,5 метра. Предполагалось, что Т-15 сможет подойти к американской базе ВМС и сверхмощным зарядом в несколько десятков мегатонн снести все живое.

Но потом от этой идеи отказались в пользу ПЛ с восемью торпедами, которая могла решать целый круг задач. И в результате были созданы АПЛ проекта 627А. Советский Союз стал второй в мире державой, имеющей атомный подводный флот (в США первая в мире атомная подводная лодка «Наутилус» была заложена в июне 1952 — «СП»). С 1957 по 1963 годы в строй вступили 13 субмарин проекта, которые несли службу на Северном и Тихоокеанском флотах. Что интересно, по режимным соображениям, а также с учетом других факторов, торпеда Т-15 разрабатывалась без участия Военно-морского флота. ВМФ узнал о ней только через проект первой атомной подводной лодки.

«СП»: — То, о чем пишут западные СМИ, реально?

— Если на торпеду поставить малогабаритный ядерный реактор, то вполне реально. Она может иметь практически неограниченную дальность хода. По заданной программе движения будет идти к цели. Но надо понимать, что если торпеда тихоходная, то двигаться к объекту она будет очень долго, а быстроходная будет гарантированно обнаружена системой подводного наблюдения, после чего уничтожена.

Другое дело, если речь идет о необитаемом подводном автономном аппарате для уничтожения американских кораблей в отдаленном районе. Конечно, есть проблемы чисто технического характера, связанные с местом их определения и т. д. Но такие дальнодействующие средства — это, наверное, единственный способ, который поможет нам вести эффективную борьбу с внушительным американским флотом. Ядерная энергетическая установка позволит запускать аппарат прямо с базы. В принципе, ему и носитель не нужен.

Военный эксперт и историк Александр Широкорад говорит, что даже в 1950-х годах противолодочная оборона ВМС США не пропустила бы подводную лодку в 50-км зону вокруг своей базы.

— Кроме того, входы во все американские базы за много километров закрывают извилистые берега заливов, острова, мели, а также боновые заграждения, стальные сети. Такие препятствия на пути к объекту торпеде Т-15 было невозможно преодолеть.

Такое же мнение высказали советские адмиралы в 1954 году, ознакомившись с проектом. Они заявили, что подводная лодка заведомо будет уничтожена на подходе к американской базе. В результате работы по проекту были прекращены.

Однако в 1961 году идея Т-15 снова была реанимирована по предложению академика Андрея Сахарова. Дело в том, что на самом деле тактика применения такой супер-торпеды могла быть совсем иной. АПЛ должна была скрытно выпустить торпеду на расстоянии от берега гораздо большем, чем 40 км. Израсходовав всю энергию аккумуляторных батарей, Т-15 ложилась бы на грунт, то есть становилась интеллектуальной донной миной. Взрыватель торпеды мог долго находиться в режиме ожидания сигнала с самолета или корабля, по которому мог производился подрыв заряда.

Суть в том, что ущерб военно-морским базам, портам и другим прибрежным объектам, включая и города, наносился бы мощной ударной волной — цунами, вызванной ядерным взрывом.


Однако Никита Хрущев все-таки отказался от продолжения работ по этой системе, в основном из-за мнения гидрографов и океанологов, которые, на самом деле, ошиблись в своих измерениях. Они дали заключение, что рельеф дна у восточного побережья США существенно ослабит энергию волны. А побережье Мексиканского залива, равно как и тихоокеанское побережье, вообще не рассматривалось. Но наводнение 2005 года в Новом Орлеане показало, что наши ученые сильно ошиблись или, скорее всего, уступили давлению командования ВМФ. Ведь гидрографы и океанологи очень сильно финансово зависели от военных моряков.

Вот если что-то подобное разрабатывается в наше время, то это станет действительно грозным оружием.

http://svpressa.ru/war21/article/131432/?rpop=1