Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ЕСЛИ ХОТИТЕ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ НА ОБЛАКЕ... )))

Ситуация на ресурсе не просто печальная, а почти трагическая. Большинство друзей свои журналы забросили. Будущее ЖЖ выглядит всё более мрачно, а нынешняя местная аудитория откровенно настораживает. Стали иногда забредать персонажи, присутствие которых на этом ресурсе вызывает искреннее изумление. Площадка долго держала планку и собирала публику достойного интеллектуального уровня. Но вот, что-то сломалось...

Сразу трудно понять: отражает ли это реальную беду общества - катастрофическую деградацию сознания, или это, всё-таки, нынешняя специфика местного контента, насаждаемая через ТОП Рейтинга редакцией ЖЖ, притягивает массово недоумков?


ава_сокол

Долго не видела смысла в создании этого поста, но времена явно меняются.

Поэтому заранее хочется предупредить случайных гостей: здесь под запретом грубость, хамство, ненормативная лексика. За них - автоматически бан. От друзей, в чьих журналах не пресекается вся эта клиника, сразу отписываюсь.

Взаимофренд возможен только в том случае, если ваши материалы будут интересны мне, и ваш дневник регулярно обновляется. Уведомления о том, что меня зафрендили, приходят далеко не всегда, поэтому желательно отметиться под этим постом и объяснить, почему бы вы хотели задружиться.

ДУРНОЙ СОН

Даже представить невозможно, как бы воспринял такой "подарочек" ко дню рождения Александр Сергеевич, если бы ему просто приснился этот "фестиваль" со сценой у хлева и робостанцией...О_0

Текстик позаимствовала вот ЗДЕСЬ

***


6 июня, в день рождения великого русского поэта Александра Пушкина, отмечается День русского языка. Празднуют его не только в нашей стране: событие учреждено ООН в 2010 году. Год спустя указом президента РФ этот день официально признан памятной датой нашей страны: праздник установили для сохранения, поддержки и дальнейшего развития русского языка как общенационального достояния народов РФ, средства международного общения и неотъемлемой части культурного и духовного наследия мировой цивилизации.

Традиционно в этот день в Москве начинает работу книжный фестиваль «Красная площадь». Однако в этом году из-за пандемии его перенесли. Как отмечают организаторы, в связи с тем, что ситуация с распространением коронавирусной инфекции COVID-19 в столице улучшается, «но медленно», они «прислушались к просьбе городских властей "ещё немного воздержаться от проведения массовых мероприятий" и приняли решение о переносе книжного праздника на 2 недели».

«Фестиваль обязательно состоится, он пройдёт с 17 по 20 июня. Нам очень важно, чтобы литературный марафон прошёл в благоприятной атмосфере, и все желающие смогли выбрать интересные книги, встретиться с любимыми писателями и поэтами, увидеть постановки популярных столичных театров и послушать звездных исполнителей. Мы сохраним все обязательства перед партнёрами. И к новым датам подготовим не менее интересную программу для гостей фестиваля», – говорится в сообщении пресс-службы.

Праздничную программу подготовили и на ВДНХ.

В 15:00 центр «Слово» приглашает всех желающих на творческое занятие по каллиграфии. В фокусе окажется почерк А.С. Пушкина. Педагог расскажет о понятии ритма, формы и индивидуальных особенностей почерка. Занятие будет состоять из лекционной и практической частей. Участие бесплатное, по предварительной регистрации.

На «Городской ферме» в 12:00 на сцене у хлева стартует конкурс чтецов, на котором может выступить каждый и прочитать публике произведения великого поэта. В 17:00 на том же месте начнётся викторина для детей. Вопросы будут на знание сказок и стихотворений А.С. Пушкина. Вход на «Ферму» по билетам, участие в активностях бесплатное.

Весь день с 11:00 до 20:00 гости «Робостанции» могут увидеть роботизированную копию А.С. Пушкина. Антропоморфный робот прочтёт стихи поэта голосами известных деятелей искусства — Михаила Казакова, Олега Даля, Сергея Юрского. В программе прозвучат «Анчар», «На холмах Грузии», «Простишь ли мне ревнивые мечты», «Зима», «Зимнее утро» и другие стихотворения. Также робот Борис, который любит вести диалог с людьми, выслушает всех юных чтецов, кто хочет рассказать своё любимое произведение наизусть. Вход в павильон по билетам, участие во всех активностях бесплатное.


ЖИЗНЬ, ОТДАННАЯ КНИГАМ

170 лет назад родился знаменитый российский издатель Иван Сытин

В истории отечественного книжного дела не было фигуры более популярной и известной, чем Сытин. За время своей деятельности он – человек с тремя классами образования – издал различных книг общим тиражом 500 (!) миллионов экземпляров. По отчетам Русского отдела Всемирной Лейпцигской выставки, каждый четвертый из выходивших в России перед Октябрьской революцией томов был связан с его именем.

Дети учились читать по азбукам и букварям Сытина, взрослые знакомились с произведениями Пушкина, Гоголя, Толстого, Чехова и других русских писателей по его изданиям. Российские интеллигенты отдавали должное его просветительскому дару, желанию «осветить лучом света знаний» миллионы россиян. «Всю свою жизнь я верил и верю в силу, которая помогала мне преодолевать все тяготы жизни,– писал Сытин. –Я верю в будущее русского просвещения, в русского человека, в силу света и знания... Мечта моя -– чтобы народ имел доступную по цене, понятную, здоровую, полезную книгу».

[Читать полностью...]…Этот увенчанный многочисленными наградами человек родился 24 января (5 февраля) 1851 года в селе Гнездниково Костромской губернии, в крестьянской семье. Подростком приехал в Москву в поисках лучшей жизни. Знакомый купец снабдил Сытина рекомендательным письмом к владельцу книжной лавки Петру Шарапову у Ильинских ворот.

Когда Иван явился на место службы, его напутствовал приказчик: «Себя не жалей, работай – не ленись, раньше вставай, позднее ложись. Служи всем; будь самым малым, чтобы быть большим».

Потом пришел хозяин и добавил: «Служи честно и усердно – будет хорошо». Иван низко поклонился и встал на указанное место… к двери.

Тогда Сытин едва ли мечтал о солидных свершениях. 14-летнему сыну волостного писаря хотелось лишь заработать деньжат, чтобы иметь свой угол, прикупить одежи, да поесть досыта. «Моя обязанность была быть "мальчиком", – вспоминал Сытин. – Вся самая черная работа по дому лежала на мне: вечером я должен был чистить хозяину и приказчикам сапоги и калоши, чистить ножи и вилки, накрывать приказчикам на стол и подавать кушанье; утром – приносить с бассейна воду, из сарая – дрова, выносить на по­мойку лохань и отбросы, ходить на рынок за говядиной, молоком и другими продуктами…»

Сытин исполнял поручения быстро и умело. Через год он был уже камердинером хозяина, служил в его доме и допускался в древнюю молельню счищать пыль, чистить серебряные и золотые части риз и лампад. Приходилось ему слушать и поучения хозяина: «Видишь, какая пред тобой благодать Господня! Это – образ Царицы Небесной, написан евангелистом Лукой. А это Иоанн Богослов, писанный Андреем Рублевым…»

Шарапов советовал Ивану читать для души и сердца книги Иоанна Златоуста, Ефрема Сирина, Петра Могилы. Они учили чистоте, милосердию, наставляли, как избегать соблазнов и грехопадений. Хозяин позволил Сытину жечь свечи до 10 часов вечера, но при этом следить, чтобы растаявший воск не испортил древние книги, представлявшие немалую ценность.

Через несколько лет Сытину уже доверяли торговать в лавке хозяина –божественными картинами, житиями святых, сказками, песенниками, предсказаниями. Дело спорилось, но своего товара не хватало, и офени скупали для Шарапова недостающий товар у других лавочников.

Хозяин проникся расположением к Ивану. Своих детей у Шарапова не было, и потому он радел о Сытине, видя в нем трудолюбие и смекалку. Петр Николаевич был спокоен и за свои деньги, ибо знал, что помощник в чужой карман не залезет. Не раз ему повторял: «Работай, хлопочи, все твое будет. Я передам тебе лавку по духовному завещанию…»

Однако свое обещание Шарапов не выполнил. «Ты, брат, неугомонный. Дух у тебя строптивый, требовательный, – сказал он как-то. – Ты будешь все дальше и дальше шагать. Но мне это уже не под силу. Лучше разойдемся. Открывай свою лавку, я тебе помогу…»

К тому времени Сытин завел семью, женившись на купеческой дочери Евдокии Соколовой. Пришло время становиться на ноги, заводить свое предприятие. И Сытин, взяв кредит, купил литографскую машину, открыл печатную мастерскую на Воронухиной горе близ Дорогомиловского моста. А вскоре он провернул выгодное дело. Иван Дмитриевич вспоминал:

«В день объявления войны (с Турцией – В.Б.), в апреле 1877 года, я побежал на Кузнецкий Мост, купил карту Бессарабии и Румынии и велел мастеру в течение ночи скопировать часть карты, с обозначением места, где наши войска перешли через Прут. В 5 ч. утра карта была готова и пущена в машину с надписью: "Для читателей газет. Пособие". Карта была моментально распродана. По мере движения войск изменялась и карта. В течение трех месяцев я торговал один. Никто не думал мне мешать. Конкурентов вообще было мало. Другие торговцы на риск не шли. На улучшение производства затрат не делали.

Я в своем начи­нающемся деле поступал по-новому: приглашал способных рисовальщиков и преданных делу печатников, платил им дороже, но требовал и лучшей работы, изучал вкусы народа. Результаты были блестящие. Мои народные картины были самые ходкие. Купцы торговались со мной в количестве, а не в цене. Для всех товару не хватало».

Литографическая продукция Сытина – лубочные календари, гадательные таблицы, листки и книжки – пользовалась успехом главным образом у сельских жителей. В 80-90-х годах XIX столетия он стал монополистом в этой сфере, странствующие торговцы поголовно назывались «сытинские офени».

Сытин обладал живым, пытливым умом, практической сметкой, чуткостью ко всему новому, полезному. Деньги лились в его карман изрядные, но ему хотелось, чтобы россияне не только предавались праздным заботам, но и узнавали бы нечто новое, приятное для ума и сердца. Для этого нужно было приохотить их к чтению, а неграмотных, которых было немало на просторах Российской империи, научить читать.

В 1887 году – к 50-летию со дня смерти Александра Пушкина, Иван Дмитриевич издал 900-страничный том славного поэта невиданным по тем временам огромным тиражом - в один миллион экземпляров. И ведь разошлась книга!

Вслед за внушительным фолиантом Пушкина Сытин выпустил такой же объемистый том произведений Николая Гоголя – и тоже с успехом. Затем на прилавках книжных магазинов стали появляться книги русских писателей – Николая Лескова, Всеволода Гаршина, Владимира Короленко, Антона Чехова. И – зарубежных: Мигеля де Сервантеса, Даниэля Дефо, Джека Лондона, Вальтера Скотта, Жюля Верна и других популярных авторов. Стоит заметить, что все книги были недорогими, доступными читателям даже со скудным заработком.

Писательница Маргарита Ямщикова, творившая под псевдонимом
Ал. Алтаев, писала о Сытине: «Один из самых крупных капиталистов, не только необразованный, но и совершенно безграмотно пишущий, он поднимался до самых высот понимания значения культуры, тонко разбирался в значимости "мудреных" книг, мечтал о всеобщем образовании, развивал гигантские планы, одним взмахом приобретал такие предприятия, как "Нива", издания которой были неотъемлемой принадлежностью каждой семьи, залетая в самые отдаленные уголки страны…»

Кроме книг Сытин издавал журналы – в частности, «Вокруг света», выходящий до сих пор – и газеты. Одним из самых авторитетных изданий было «Русское слово» с Власом Дорошевичем во главе. После Февральской революции тираж газеты взлетел до невиданных высот – одного миллиона 200 тысяч экземпляров! По воскресеньям выходило приложение к газете – художественно-литературный журнал «Искры».

«И.Д. Сытин не вмешивался в распорядки редакции, – писал Владимир Гиляровский в книге «Москва газетная». – Редактором был утвержден его зять, Ф.И. Благов, доктор по профессии, не занимавшийся практикой, человек весьма милый и скромный, не мешавший ему делать все, что он хочет. В.М. Дорошевич, с титулом «короля фельетонистов» и прекрасный редактор, развернулся вовсю. Увеличил до небывалых размеров гонорары сотрудникам, ввел строжайшую дисциплину в редакции и положительно неслыханные в Москве порядки, должно быть, по примеру парижских и лондонских изданий, которые он осматривал во время своих частых поездок за границу».

Возле кабинета главного редактора стоял дежурный, и никто без разрешения Дорошевича не мог туда войти – даже сам Сытин. А вот Гиляровский был на особом положении: «Я, кажется, был одним из немногих, который входил к нему без доклада даже в то время, когда он пишет свой фельетон с короткими строчками и бесчисленными точками, Видя, что В.М. Дорошевич занят, я молча ложился на диван или читал газеты. Напишет он страницу, прочтет мне, позвонит и посылает в набор. У нас была безоблачная дружба»…

Интересно, что с деятельностью издателя была связана биография Сергея Есенина. В начале 1913 года еще никому не известный молодой человек нанялся грузчиком в экспедицию типографии «Товарищества И.Д. Сытина». Позже Есенин стал подчитчиком – помощником корректора. В типографии начался его служебный роман. Возлюбленной поэта стала корректор Анна Изряднова.

«Ко мне он очень привязался, читал стихи, – вспоминала она. – Требователен был ужасно, не велел даже с женщинами разговаривать–они нехорошие. Посещали мы с ним университет Шанявского. Все свободное время читал, жалованье тратил на книги, журналы, нисколько не думая, как жить….»

В 1916 году в России отмечалось 50-летие деятельности Сытина. К тому времени он был не только крупнейшим издателем, но и владельцем огромной сети книжных магазинов в России – от Варшавы до Иркутска.

На торжестве Иван Дмитриевич был оживлен, делился замыслами. В частности, он хотел открыть в Белокаменной «Дом книги», планировал построить писчебумажную фабрику под Москвой, при ней – городок печатников, в котором были бы свои школы, больницы, почта, телеграф, театр и церковь. Еще одна замечательная идея Сытина – создание Всероссийской сети газет с собственными типографиями, телефонно-телеграфной связью и агентством новостей.

К юбилею Сытина вышла книга поздравлений и благодарственных откликов – «Полвека для книги. 1866-1916». В ее создании приняли участие почти двести авторитетных авторов – представителей науки, литературы, искусства, общественных деятелей. «В истории русской общественности еще не было примера столь продолжительной и плодотворной работы, – писал Максим Горький. –Мы хотели бы, чтобы эта прекрасная работа продолжалась бесконечно, с такой же энергией и все более расширяясь…»

Увы, несметная издательская империя Сытина вскоре рухнула под ураганом Октябрьской революции. Все ее предприятия были национализированы. И хотя Советская власть подрядила Ивана Дмитриевича на государственную работу, служить книге ему становилось все труднее.

Сытину предложили возглавить Госиздат, но Иван Дмитриевич отказался, сославшись на «малограмотность». А должность консультанта он принял.


Сытин старел, но по-прежнему мечтал о работе и с горечью наблюдал, как понемногу ветшают и умирают созданные им за полвека предприятия. Впрочем, Иван Дмитриевич не мог не видеть, какими высокими темпами развивается издательское дело в Советском Союзе, сколько нужных и полезных книг выходит из типографий страны. Старик тосковал и радовался…

Источник

ПРОВИДЕЦ САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН

195 лет назад родился великий русский писатель

Этот человек был личностью огромного величия и таланта. Он оставил крупное литературное наследие – романы «История одного города», «Господа Головлевы» «Губернские очерки», комедию «Смерть Пазухина», сказки, рассказы, иные произведения. Читатели преклонялись перед ним, уважали не только как художника, но и как человека. Один из них даже назвал Салтыкова-Щедрина «святым старцем». Писатель ронял слезы, читая это письмо…

Стариной веет от имени-отчества писателя: Михаил Евграфович. И облик имел «старорежимный» – на портрете Ивана Крамского он с окладистой бородой, одетый в черное. Глаза смотрят внимательно, колко, пальцы упорно сцеплены. Характер, видно, был у писателя не простой. Да и литературные вещи, им написанные, не дают в том усомниться. Салтыков-Щедрин, выходец из дворянского рода, рожденный в родительском имении в селе Спас-Угол Калязинского уезда Тверской губернии, много лет носил чиновничий мундир. Занимал должности вице-губернатора в Рязани и Твери, был председателем казенной палаты в Пензе, Туле и Рязани.

Служил исправно, однако начальству в рот не смотрел, расположения не искал. Довольствовался немногим, с презрением смотрел на лизоблюдство, ложь, мздоимство, царящие в чиновничьей среде. Стал их описывать, увлекся. Творил с удовольствием, покрывал тексты густым слоем сарказма и сатиры. Посмеивался: «Всякому безобразию есть свое приличие». Сокрушался: «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду».

[Читать полностью...]Салтыков-Щедрин запечатлел нравы давно ушедшей России: ловких и прытких титулярных советников, коллежских асессоров, столоначальников, губернских секретарей и прочих господ, напускавших на себя значительность, часто – при малой результативности.

Читать его творения – словно глядеть в замутненное, надтреснутое зеркало минувшего. Однако же, нет-нет, да мелькнет в словесах Михаила Евграфовича что-то до боли знакомое. И ловишь себя на мысли, что стойкий чиновничий типаж не вымер, как мамонт, а сохранился до нынешних времен. Одежды другие, костюмы и прически иные, но – то же плутовство в глазах, рука так же привычно тянется за взяткой…

Иные современные правители походят на обитателя города Глупова, но важничают, надувают щеки, издают реляцию за реляцией. Изумляться не приходится, ибо привычно-с. В точности по Салтыкову-Щедрину: «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь».

Некоторые герои Салтыкова-Щедрина узнавали себя в его творениях. Одни негодовали, когда обжигались, наткнувшись на остроту его иронии, другие делали вид, что ничуть не обижены. Но были и делавшие вид, что они тут вовсе ни при чем.

«В одном из своих очерков М.Е. вывел тип государственного деятеля, который не столько радел о деле, как заботился о том, чтобы все думали, что он делает дело, – вспоминал писатель Николай Успенский. – Окна кабинета этого деятеля выходили на улицу, по которой то и дело ездили всевозможные чины различных ведомств. Для того чтобы проезжающие думали, что он все ночи напролет занимается делами, деятель никогда не тушил по ночам в своем кабинете лампы, хотя сам в это время даже мысленно не присутствовал за письменным столом.

Одно из высокопоставленных в служебной иерархии лиц узнало себя в этом очерке. Случай вскоре свел их с Щедриным с глазу на глаз.

– А, Михаил Евграфович! – обратилось к Щедрину лицо, – очень рад вас видеть! Читал, батенька, читал ваш рассказец! Подали вы меня под красивым соусом! Ну, а теперь под каким еще соусом намереваетесь вы меня подать?

– Ах, ваше сиятельство! – отвечал Щедрин. – Вы и без всякого соуса слишком хороши...»

Боялись острого пера писателя многие, даже те, кого он обрисовывать и не собирался. Однажды к нему явился некий врач и с порога стал негодовать, зачем он хочет его вывести в своем рассказе. Хозяин удивился и сказал, что у него и в мыслях такого не было, тем более, что он первый раз видит пришельца.

Гость рассказал, что бросил женщину, с которой делил жилище, и та пригрозила ему пожаловаться писателю, с которым будто была знакома. И добавила, что он «разделает коварного изменника».

Бедный врач до того перепугался, что прибежал оправдываться перед Щедриным и умолял не губить его. Разумеется, Михаил Евграфович успокоил пришельца, и эскулап ушел, облегченно вздохнув.

Салтыков-Щедрин хоть и ругал российские нравы, но саму родину почитал: «Я люблю Россию до боли сердечной и даже не могу помыслить себя где-либо, кроме России».Салтыков-Щедрин всю жизнь трудился, не покладая рук: не только сочинял, но и тянул на себе, как бурлак, журнал «Отечественные записки». В 70-е годы XIX века цензура неизменно называла это издание и журнал «Дело» наиболее «вредным», демократическим изданием. Цензоры не давали спуска салтыковскому журналу, но и редактор порой показывал зубы.</i>

Но все же проиграл радетелям государственной нравственности: в 1884 году «Отечественные записки» закрыли. Писатель был страшно удручен…

Язык писателя не только своеобразен, саркастичен и остроумен, но и блещет новизной. Он «поселил» в русском языке новые слова – такие, как «благоглупость», «белибердоносец», «головотяп». Среди неологизмов Салтыкова-Щедрина – «злопыхательство», «мягкотелость», «пенкосниматель». Эти и другие слова не заросли мхом и бурьяном забвения, ходят между людьми, попадают в тексты, словом, работают.

Закончив «Пошехонскую старину», Михаил Евграфович был очень слаб, его измучили недуги, к тому же надо было хлопотать об издании своего собрания сочинений. И все же он нашел в себе силы приступить к новому произведению под названием «Забытые слова». «Были, знаете, слова, – говорил писатель незадолго до смерти, – ну, совесть, отечество, человечество... другие там еще... А теперь потрудитесь-ка их поискать! Надо же напомнить...»

По свидетельству издателя Лонгина Пантелеева, «Забытые слова» «были совсем готовы, то есть, обдуманы, оставалось только написать». Однако смерть остановила начатую работу на первой же странице. Та страница стала последней для Салтыкова-Щедрина.

…При жизни его не только хвалили, но и поругивали. К примеру, с желчью писал о Салтыкове-Щедрине писатель Дмитрий Писарев: «…его произведения в высшей степени безвредны, для чтения приятны и с гигиенической точки зрения даже полезны, потому что смех помогает пищеварению, тем более что к смеху г. Щедрина, заразительно действующему на читателя, вовсе не примешиваются те грустные и серьезные ноты, которые слышатся постоянно в смехе Диккенса, Теккерея, Гейне, Берне, Гоголя и вообще всех... действительно замечательных юмористов…»

А вот критик Александр Скабичевский, оказался не только зорче многих, но и стал провидцем: «…в лице г. Щедрина мы имеем сатирика, который, наверное, будет, со временем, беспристрастными судьями-потомками поставлен не только на одну высоту с Гоголем, но во многих отношениях выше его…»

Но бывало, что сначала Салтыкова-Щедрина не жаловали, а потом мнение о нем меняли. Такая метаморфоза произошла с философом Василием Розановым. Поначалу в своем мемуарно-размышлительном сочинении «Уединенное» он писал, что сатирик, «как «матерой волк» он наелся русской крови и сытый отвалился в могилу». Там же называл писателя «ругающимся вице-губернатором».

И литературный дар Салтыкова-Щедрина философ оценивал не слишком высоко. Он считал, что основные его читатели – чиновники. Описывая картину Ильи Репина «17-е октября», посвященную народному ликованию по случаю выхода царского манифеста 1905 года, философ отмечал, что один из персонажей полотна, «чиновник в форме», «громко поющий песню «о ниспровержении правительства», «начитался Щедрина».

Почему философ не жаловал писателя, объяснил известный литературный критик Павел Басинский: «Конечно, у Розанова были и свои «политические» причины не любить Щедрина. Он сотрудничал с консервативной газетой «Новое время», а Щедрин вместе с Некрасовым возглавлял либеральный журнал «Отечественные записки». Но главное не «политика».

За Щедриным утвердилась слава писателя и публициста, который в России видит одно непроходимое болото, дремучий лес, из которых русским никогда не выбраться в силу не только специфики русской власти, но и национального характера ее народа. И сегодня Щедрин является кладезем крылатых фраз для людей, которые понимают Россию именно так».

Однако на склоне жизни Розанов, словно очнувшись от сна, писал: «Целую жизнь я отрицал тебя в каком-то ужасе, но ты предстал мне теперь в своей полной истине. Щедрин, беру тебя и благославляю. Проклятая Россия, благословенная Россия».

…Тело Салтыкова-Щедрина давным-давно при огромном числе провожающих было предано земле в петербургском некрополе.

Но продолжает жить его бунтарский дух, актуальны изречения, ибо они не устарели, а по-прежнему уместны для характеристики ситуации и в современной России. Взять хотя бы это: «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена – переходные.


Или такое: «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления».

Подобное происходит едва ли не каждый божий день. Читаешь свежие новости, а сквозь забор букв рисуется насмешливый облик Михаила Евграфовича, много лет назад изрекшего: «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»

Так было, так, увы, и есть. Провидец, однако, был господин Салтыков-Щедрин отменный.

Источник

КОМУ-ТО НУЖЕН ДОКТОР...

Крайне показательный политический намек позволил себе президент Турции. Произошло это во время ставшего уже знаменитым парада победы Азербайджана над Карабахом в Баку. Эрдоган процитировал старинную поэму, и его слова весьма резко восприняли в соседнем Иране. Что так обидело персов и какие планы Турции выдало это высказывание?

Восток, как известно, дело тонкое. Это на нецивилизованном Западе одна страна может безнаказанно лить помои на другую – обвинять ее в применении химического оружия против собственного населения, оскорблять национального лидера, что-то в хамской манере требовать.

[Читать полностью...]На Востоке же несколько слов могут стоить жизни (как произошло с Муаммаром Каддафи – по слухам, перед смертью убийцы передали ему привет от эмира Катара, которого ливийский лидер высмеял за излишнюю полноту), а прочитанное стихотворение – стать поводом для дипломатического скандала.

Стихи раздора

Такой скандал, например, произошел между Анкарой и Тегераном. На параде победы в Баку (где Эрдоган и Алиев отмечали свой триумф во второй карабахской войне) турецкий султан прочитал отрывок из поэмы местного поэта Бахтияра Вагабзаде. И все бы ничего, да только в отрывке говорится о принадлежности Азербайджану земель южнее Аракса, ныне являющихся иранскими провинциями Восточный и Западный Азербайджан. На этих территориях, а также в других провинциях Ирана живут десятки миллионов этнических азербайджанцев.

Неудивительно, что Тегеран увидел в этих словах прямое покушение на свою территориальную целостность, после чего ответил информационным артобстрелом по всем фронтам. Общественному (у консульства Анкары в иранском Тебризе начались организованные протесты иранских азербайджанцев, называющих Иран своей родиной), политическому (председатель комитета по внешней политике и национальной безопасности иранского парламента Моджтаба Зоннур призвал Эрдогана «извлечь уроки из судьбы» иракского диктатора Саддама Хусейна и «немедленно извиниться перед сплоченным иранским народом») и дипломатическому.

В рамках последнего министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф напомнил, что текст поэмы можно рассматривать и с другой стороны – как напоминание о «насильственном отторжении районов севернее реки Аракс от иранской родины» по итогам итогах российско-персидской войны 1813 года. После чего тонко намекнул на то, что Эрдоган, наверное, хочет воссоединить эту родину – то есть вернуть нынешний Азербайджан в состав Ирана.

После этого иранский и турецкий МИДы вызвали к себе на ковер послов друг друга, затем по телефону переговорили министры иностранных дел – Мохаммад Джавад Зариф и его турецкий визави Мевлют Чавушоглу. По итогам формально было заявлено, что «возникшее недоразумение устранено».

«И в турецком обществе действительно уже забыли про дипломатический скандал с Ираном. Единственный, кто не забыл, это лидер националистической партии Турции Девлет Бахчели. Ему не понравилась реакция иранской стороны на прочитанный Эрдоганом стих, поэтому он прочитал его снова, заявив, что там было сказано все верно. И вдогонку процитировал еще один стих, в котором говорится про реки Тигр, Евфрат и Аракс. Автор поэмы сетует на то, что реки берут начало в Турции, но вливаются в других государствах», – поясняет газете ВЗГЛЯД российский журналист, автор телеграм-канала @turkeyabout Яшар Ниязбаев.

Как в Советском Союзе

Однако в Иране не забыли. И дело не в том, что Девлет Бахчели – член правящей в Турции коалиции. И даже не только в том, что в телефонном разговоре, по некоторым источникам, министры просто остались при своих – Зариф заявил турецкому коллеге о недопустимости покушения на территориальную целостность Ирана, а Чавушоглу потребовал не оскорблять Эрдогана.

Дело в том, что иранцы уверены – никакого недоразумения не было и в помине. Эрдоган прекрасно знал, что, где и когда он читает. И стихотворение это было не экспромтом, а частью его стратегии по превращению Иранского Азербайджана в местный аналог Идлиба. Для чего сейчас Реджеп Тайип Эрдоган и стоящие за ним люди – турецкого и европейского происхождения – усиленно готовят почву. Причем как стихами, так и делами.

Если кто-то вдруг считает, что главной угрозой для своей государственности иранцы видят Израиль, Саудовскую Аравию или Соединенные Штаты, то он ошибается. Главной угрозой стране является этнический национализм.

Если кто-то вдруг не знал, то персов в Иране еще меньше, чем было русских в СССР – от 50% до 60% (точных данных иранцы по понятным причинам не предоставляют). Порядка 20–30% составляют этнические азербайджанцы (к которым, кстати, относится и нынешний Верховный аятолла Али Хаменеи). Еще 7–10% населения составляют курды, а дальше по списку арабы, белуджи, луры и многие другие.

Весь этот пестрый состав держится, как и в СССР, на наднациональной идее, государственной религии. Если у нас это был коммунизм, то в Иране – концепция исламской республики. Именно поэтому те, кто покушается на клерикальный характер власти, а также те, кто делает ставку на персидский национализм (в частности, за это в Иране невзлюбили бывшего президента Махмуда Ахмадинежада), подпадают под карающую руку Корпуса стражей Исламской революции. Дело тут не только в стремлении аятолл и генералов удержать власть, а в понимании того, что в отсутствие духовной идеи национализм разорвет Иран на части.

И это понимают не только аятоллы, но и внешние противники Ирана. В частности, глава Турции Реджеп Эрдоган, считающий Ближний Восток слишком маленьким для двух великих держав. Вот он и качает национализм в Иране – но не персидский, а азербайджанский.

Вам есть на что и кого опереться

В разговорах с автором статьи иранцы признавались, что вторая карабахская война началась и закончилась для Исламской Республики серьезными проблемами. С самого начала войны среди населения Иранского Азербайджана начался – к неудовольствию Тегерана – резкий всплеск проазербайджанских настроений. Местные националисты стали обвинять иранские власти в том, что они поддерживают Армению в конфликте, после чего, по слухам (а иранцы эту информацию скрывают), некоторые демонстрации пришлось разгонять силой. Сейчас же, после триумфа Баку и капитуляции Еревана, местный национализм взял новый уровень.

«Очевидцы рассказывали, что в Тебризе – административном центре провинции Восточный Азербайджан – по полной праздновали победу Баку, а полгорода смотрели проходящий в азербайджанской столице парад победы. На фоне ухудшающейся в Иране экономической ситуации люди видят сияющий победоносный Азербайджан, видят стоящего за ним великого Эрдогана – и начинают верить, что им есть на что и на кого опереться», – говорит в интервью газете ВЗГЛЯД на условиях анонимности один из российских иранистов.

Собственно, именно этим людям Реджеп Эрдоган и читал стихотворение из Баку. Он подтверждал, что иранским азербайджанцам действительно есть на кого опереться. И если что, Анкара (имеющая границу с Западным Азербайджаном) вполне может помочь тамошним «тюркам» по идлибскому сценарию.

Ну и помочь не в одиночестве. «Как только турки сумеют выдавить Россию с Южного Кавказа и немного развяжут себе руки, они начнут активно работать над завершением иранской истории – и делать это вместе с британскими друзьями. Мы привыкли считать, что американцы страдают дикой иранофобией, но по сравнению с британцами янки – образец рациональности. У Лондона в уничтожении Ирана нет ни одного рационального интереса, но их просто не отпускает фантомная боль. Они не могут до сих пор проглотить национализацию Англо-Персидской нефтяной компании и революцию 1979-го», – продолжает иранист.


Именно поэтому в Тегеране заинтересованы в сдерживании Эрдогана – но пока не знают, как это сделать. Вероятно, они считают, что этим должна заняться Москва, однако вряд ли Россия будет таскать каштаны из огня для третьей стороны. Вот и приходится иранцам пока лишь возмущаться – и думать. Время у них пока есть.

Источник

ПОЧЕМУ НАГЛО-САКСАМ ВСЕ ПРОРОКИ ОБЕЩАЛИ МРАК И ЖУТЬ?

В самом начале восьмидесятых - как вы понимаете, прошлого века ))), мне тоже попалась репринтная перепечатка весьма и весьма экзотического текста книги, авторство которой приписывалось Рудольфу Штайнеру. Само издание вышло в начале двадцатого века, когда ещё ни о каких грядущих мировых войнах, революции в России, перестроечном аде в нашей стране никто и слыхом не слыхивал, да и в самом дурном сне что-то подобное, как казалось, присниться не могло. А между тем, в книге довольно точно были предсказаны многие вехи нашей и мировой истории. Немало там сказано и об эпохе постсоветского зверокапитализма в России да и вообще - о его катастрофическом крахе по всему миру. Впрочем, и тайные силы, которые за этим будут стоять, - как и механизмы, которыми они будут крушить остатки загнанной ими в полную деградацию цивилизации, там были раскрыты вполне себе полно и, как показало время, абсолютно точно. Но пока не вижу смысла расписывать здесь всю фантастическую картину нашего будущего, которую я там нашла, а остановлюсь именно на теме, перекликающейся с этим роликом Панарина.

Чтобы не было недоразумений, сразу оговорюсь, что многие панаринские "сказки" часто шиты белыми нитками. Более того, совершенно очевидно, зачем вообще они "сказываются". Но в программировании сознания профессор, приходится признать, не силён. А потому, лучше бы ему за это не браться и вовсе.

А вот по вопросу недавней мощной активизации деструктивного сценария для нагло-саксов с ним невозможно не согласиться. Близкий вариант был описан и в той книге, которая попалась мне без малого сорок лет назад. Только там ещё в красках была расписана и последующая гибель острова - затопление его большей части...


***

О развале Великобритании

В книге XVIII века была предсказана печальная судьба Великобритании. Великобритания собрала худший за сорок лет урожай пшеницы. Падение ВВП Великобритании в этом году — крупнейшее за сто лет. Стабильность Великобритании вызывает у рядовых американцев опасение уже давно. Брексит стал событием, вскрывшим многие нарывы. В Шотландии к «понаехавшим» относятся крайне прохладно. CNN: политические разногласия между четырьмя нациями, населяющими Соединённое Королевство, становятся всё заметнее. Переговоры по «цивилизованному» выходу Великобритании закончились ничем. В Германии просыпаются патриотические силы. Англичане пытаются везде организовать конфликты, чтобы спасти свою страну от неминуемого краха. Великобритания распадётся на Шотландию, Уэльс, Англию и Северную Ирландию, воссоединившуюся с Ирландией. Все попытки устроить конфликты гасятся Силами Добра. Брексит затевался под победу Хиллари Клинтон. Третий срок Трампа вполне возможен. Насколько развал Великобритании реален в 2021 году.



"ЗОЛОТОЙ ВИТЯЗЬ" СНОВА В МОСКВЕ

В Москве открывается Международный Славянский форум искусств «Золотой Витязь»

С 14 октября по 29 ноября в Москве и других российских городах в рамках XI Международного Славянского форума искусств «Золотой Витязь» при поддержке Министерства культуры РФ пройдёт ХVIII Международный театральный форум «Золотой Витязь».

Его цель – укрепление традиций Русского реалистического театра, классической театральной школы, расширение творческих связей и взаимное обогащение театральных культур, популяризация национальной классической драматургии народов России, лучших образцов драматургии разных стран, отвечающих девизу «За нравственные идеалы. За возвышение души человека».

[Читать полностью...]Свои спектакли представят театры из Москвы, Московской области, Белгорода, Владимира, Иваново, Магадана, Самары, Санкт-Петербурга, Луганска (ЛНР), Варшавы (Польша).

В репертуаре – пьесы по произведениям А.С. Грибоедова, Ф.М. Достоевского, Н.С. Лескова, И.С. Тургенева, А.П. Чехова, А.В. Вампилова, А.М. Володина, В.Г. Распутина, К. Жансен, Л.М. Гурченко, Р. Мусаева, М.Р. Хейфеца, К.И. Чуковского, В.М. Шукшина.

В рамках форума пройдут экспертные обсуждения спектаклей, дискуссионный клуб, с участием ведущих театральных экспертов, членов жюри, режиссёров и актёров театров.

Традиционно на МТФ «Золотой Витязь» будет вручаться Золотая медаль им. Н.Д. Мордвинова «За выдающийся вклад в театральное искусство».

14 октября в 16.00 в конференц-зале Союза кинематографистов РФ состоится пресс-конференция по случаю открытия XVIII МТФ «Золотой Витязь». В ней примут участие организаторы и члены жюри, а также участники театрального форума.

15 и 16 октября 2020 года в Москве также пройдёт XI Международный Славянский литературный форум «Золотой Витязь», посвящённый 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, 150-летию А.И. Куприна и 125-летию С.А. Есенина.

Отбор произведений для участия в конкурсе осуществляется в семи номинациях: проза, поэзия, публицистика, литература для детского и юношеского возраста, литература по истории славянских народов, работы по славянскому литературоведению, литературные киносценарии.

В 2020 году в адрес оргкомитета XI Международного Славянского литературного форума «Золотой Витязь» поступило 188 произведений из России, Аргентины, Армении, Белоруссии, Болгарии, ДНР, Италии, Китая, ЛНР, Молдовы, Польши, Сербии, США, Украины. К участию в творческом конкурсе допущено 91 произведение, 52 из которых попали в короткий список.

15 октября в 16:00 в конференц-зале Союза кинематографистов РФ состоится награждение победителей.


16 октября в 14:00 в Издательском совете Русской православной церкви (ул. Погодинская, д. 20/3с2) состоится конференция «Духовные традиции литературы славянского мира» с участием членов жюри и лауреатов XI МСЛФ «Золотой Витязь».

Источник

ВСЁ МЕНЯЕТСЯ...

Татьяна Воеводина. Дзержинский. Рыцарь и торгаши

Недавно был день рождения Дзержинского. И многие отметили эту некруглую дату почтительно, без злобы. Что-то меняется в общественной атмосфере, в том воздухе, которым дышим. Вообразите, двадцать, да что двадцать – десять лет назад похвалить Дзержинского! Да тебя бы дружно заклевали прогрессисты! А сегодня его личность и деятельность вызывает уважительный интерес.

Личность действительно привлекательна. Не случайно Светлана Алексиевич сорок лет назад посвятила ему восторженный очерк, очень лиричный, девичий какой-то:

«Ловлю себя на мысли, что мне все время хочется цитировать самого Дзержинского. Его дневники. Его письма. И делаю я это из-за влюбленности в его личность, в слово, им сказанное, в мысли, им прочувствованные. Когда у меня вырастет сын, мы обязательно приедем на эту землю вместе, чтобы поклониться неумирающему духу того, чье имя – Феликс Дзержинский».

Что вызывает сегодня самое большое изумление – это искренность и убеждённость. У Дзержинского это было. Сегодня эти качества отсутствуют у нас принципе – не у кого-то лично отсутствуют, их нет в природе, они остались в прошлом, как шпаги или кринолины. Нынче всё проникнуто капиталистическим торгашеским духом: в самом низу жизненной пирамиды торгуют товаром, кто поудачливее – деньгами, выгодными местами, кому повезёт – торгуют идеями. Идеи впаривают, втюхивают, впендюривают точно так же, как товар – по тем же законам маркетинга. И столько же верят в них, как маркетолог в дивные свойства товара, который он продвигает. В политику нынче идут как в бизнес, да это и есть самый прибыльный бизнес.

[Читать полностью...]Это провидели Маркс и Энгельс в «Манифесте…»: «В ледяной воде эгоистического расчета буржуазия потопила священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли».

А вот Дзержинский – как раз рыцарь. То, что его называли «рыцарем революции» – тут нет даже малого преувеличения. Одновременно он фанатически верующий католический монах-аскет. Уверовав в коммунизм, он с готовностью жертвует своей вере свою и чужие жизни. Он просидел одиннадцать лет в тюрьмах, умер молодым, не снискав не то что богатства, но и маломальского бытового комфорта.

Сохранился рассказ, как он в голодный год выкинул в окно пирожки, приготовленные любимой сестрой, когда узнал, что сделаны они из муки, купленной у спекулянтов, с которыми он был назначен бороться. И я понимаю, почему первое, что сделала наша антисоветская революция – это сбросила памятник Дзержинскому. Запуская процесс «дерибана» (как выразительно назвали наши украинские братья эпоху приватизации), нельзя было допустить, чтобы посреди Москвы стоял памятник человеку, который ничего не украл. Хотя мог. Такое не прощается. Он был даже не классово, а духовно и религиозно враждебен новым хозяевам России. И мира, естественно.

Интересный эпизод. Дзержинский лично допрашивал в ЧК философа Бердяева, который излагал ему свои воззрения. Об этом можно прочитать в автобиографии Бердяева «Самопознание». Так вот, Дзержинский – конспектирует! Записная книжка с этим конспектом сохранилась, как пишет Ольга Волкогонова в книге о Бердяеве в ЖЗЛ.

Я, начиная с советской власти, много участвовала в переговорах и совещаниях с участием важных начальников. Практически никто ничего не писал. Ну, пару строк от силы. Дело это, считалось, не царское – секретарское. Меж тем известно: если человек не записывает – информация сначала искажается, а потом и вовсе исчезает из сознания. Не отсюда ли убогий уровень большинства наших управленческих решений?

Дзержинский был не только чекист – он немало поработал и в народном хозяйстве. И новый коммунистический госуаппарат его ужаснул:

«Неудержимое раздутие штатов, чудовищная бюрократизация всякого дела – горы бумаг и сотни тысяч писак; захваты больших зданий и помещений; автомобильная эпидемия… Это легальное пожирание госимущества этой саранчой… Неслыханное, бесстыдное взяточничество, хищения, нерадения, вопиющая бесхозяйственность».

А как же «кровавая чека»? Не он ли в ответе за пролитые ею реки крови? На это ответил провидец Достоевский. Раскольников, вступив на путь воплощения «теории», убивает не только вредную процентщицу, но и нейтральную Лизавету. Не случайно роман «Преступление и наказание» до революции считался антисоциалистическим, а большевики долго относились к Достоевскому с подозрением. В школьную программу этот роман включили годах в 60-х. Довольно лишь вступить на путь революции – остальное придёт само собой – такова мысль Достоевского. И в этом большая правда. Понял ли её Дзержинский – нам знать не дано.

Из записок Дзержинского

Я возненавидел богатство, так как полюбил людей, так как я вижу и чувствую всеми струнами своей души, что сегодня люди поклоняются золотому тельцу, который превратил человеческие души в скотские и изгнал из сердец людей любовь.

***

Я всей душой стремлюсь к тому, чтобы не было на свете несправедливости, преступлений, пьянства, разврата, излишеств, чрезмерной роскоши, публичных домов, в которых люди продают свое тело или душу или и то и другое вместе; чтобы не было угнетения, братоубийственных войн, национальной вражды..

***

Я не проповедаю, что мы должны изолироваться от заграницы. Это совершенный абсурд. Но мы обязаны создать благоприятный режим развития тех отраслей, которые жизненно необходимы и в которых мы можем конкурировать с ними.

***

Я преклоняюсь перед теми людьми, которые хотя бы частицу своей жизни посвятили границе.

***

Я пришел к неопровержимому выводу, что главная работа не в Москве, а на местах, что 2/3 ответственных товарищей и спецов из всех партийных (включая и ЦК), советских и профсоюзных учреждений необходимо перебросить из Москвы на места. И не надо бояться, что центральные учреждения развалятся. Необходимо все силы бросить на фабрики, заводы и в деревню, чтобы действительно поднять производительность труда, а не работу перьев и канцелярий. Иначе не вылезем. Самые лучшие замыслы и указания даже не доходят сюда и повисают в воздухе.

***

Я хотел бы объять своей любовью все человечество, согреть его и очистить от грязи современной жизни...

Из книги Николая Бердяева «Самопознание»

Однажды, когда я сидел во внутренней тюрьме Чека, в двенадцатом часу ночи меня пригласили на допрос... С левой стороны, около письменного стола, стоял неизвестный мне человек в военной форме, с красной звездой, с жидкой заостренной бородкой, с серыми мутными и меланхолическими глазами; в его внешности и манере было что-то мягкое, чувствовалась благовоспитанность и вежливость. Он попросил меня сесть и сказал: «Меня зовут Дзержинский».

Это имя человека, создавшего Чека, считалось кровавым и приводило в ужас всю Россию. Я был единственным среди многочисленных арестованных, которого допрашивал сам Дзержинский... Очень выраженной чертой моего характера является то, что в катастрофические и опасные минуты жизни я никогда не чувствую подавленности, не испытываю ни малейшего испуга, наоборот, я испытываю подъем и склонен переходить в наступление. Тут, вероятно, сказывается моя военная кровь. Я решил на допросе не столько защищаться, сколько нападать, переведя весь разговор в идеологическую область.

Я сказал: «Имейте в виду, что я считаю соответствующим моему достоинству мыслителя и писателя прямо высказать то, что я думаю». Дзержинский ответил: «Мы этого и ждем от Вас». Я говорил минут сорок пять, прочел целую лекцию. Я старался объяснить, по каким религиозным, философским, моральным основаниям я являюсь противником коммунизма. Вместе с тем я настаивал на том, что я человек не политический. Дзержинский слушал меня очень внимательно и лишь изредка вставлял свои замечания.


Так например он сказал: «Можно быть материалистом в теории и идеалистом в жизни – и наоборот». После моей длинной речи, которая, как мне впоследствии сказали, понравилась Дзержинскому своей прямотой, он все-таки задал мне несколько неприятных вопросов, связанных с людьми. Я твердо решил ничего не говорить о людях... На один самый неприятный вопрос Дзержинский сам дал мне ответ, который вывел меня из затруднения. Потом я узнал, что большая часть арестованных сами себя оговорили, так что их показания были главным источником обвинения. По окончании допроса Дзержинский сказал мне: «Я Вас сейчас освобожу, но Вам нельзя будет уезжать из Москвы без разрешения». Потом он обратился к Менжинскому: «Сейчас поздно, а у нас процветает бандитизм, нельзя ли отвезти господина Бердяева домой на автомобиле?» Автомобиля не нашлось, но меня отвез с моими вещами солдат на мотоциклетке.

Когда я выходил из тюрьмы, начальник тюрьмы, бывший гвардейский вахмистр, который сам сносил мои вещи, спросил у меня: «Понравилось ли вам у нас?»

Источник

И ЕЩЁ О ПРОРОЧЕСТВАХ

Монархические взгляды Катасонова, разумеется, не могут не вызывать некоторого недоумения. Чтобы он и не понимал, что сейчас нет ни одного человека, который по состоянию сознания мог бы стать реальным правителем - брахманского/жреческого уровня? Это его откровенное заблуждение или за этим скрывается нечто совсем другое? ;) Тут всяко может быть...

Но в высоком уровне развития интеллекта ему точно не откажешь. И этот ролик - ещё одно тому доказательство.


***
Время, когда сбываются пророчества. Социальный порядок, который навяжут миру. В. Катасонов

Доктор экономических наук Валентин Катасонов рассказывает о текущем моменте. Как он раскрывается, если взглянуть сквозь призму и истории и пророческой литературы прошлого, что ждёт нас в будущем.



ИГОРЬ ПАНАРИН: ТОРСТЕН ШУЛЬТЕ — НОВЫЙ ЛИДЕР ГЕРМАНИИ

Торстен Шульте — главный организатор и идеолог митингов в Берлине. Это были антиглобалистские митинги. Ему 47 лет, состоял в правящей партии, работал в крупнейших банках Германии. Написал четыре книги, третья книга «Утрата контроля», в которой критиковалась экономическая политика Меркель. В 2019 вышла мощная книга «Под внешним влиянием». Из этой книги: «США и Британия вбили клин между Россией и Германией. Надо дружить с Россией». Он клеймит глобализм и предлагает свою модель вывода Германии из кризиса. Австрийцы и немцы хотят дружить с Россией. Треть населения Германии — это славяне. Проект «ГИАРуссия» обретает реальность. Силы, которые представляет Торстен Шульте, хотят освободить Германию от британского ига.