Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

ЕСЛИ ХОТИТЕ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ НА ОБЛАКЕ... )))

Ситуация на ресурсе не просто печальная, а почти трагическая. Большинство друзей свои журналы забросили. Будущее ЖЖ выглядит всё более мрачно, а нынешняя местная аудитория откровенно настораживает. Стали иногда забредать персонажи, присутствие которых на этом ресурсе вызывает искреннее изумление. Площадка долго держала планку и собирала публику достойного интеллектуального уровня. Но вот, что-то сломалось...

Сразу трудно понять: отражает ли это реальную беду общества - катастрофическую деградацию сознания, или это, всё-таки, нынешняя специфика местного контента, насаждаемая через ТОП Рейтинга редакцией ЖЖ, притягивает массово недоумков?


ава_сокол

Долго не видела смысла в создании этого поста, но времена явно меняются.

Поэтому заранее хочется предупредить случайных гостей: здесь под запретом грубость, хамство, ненормативная лексика. За них - автоматически бан. От друзей, в чьих журналах не пресекается вся эта клиника, сразу отписываюсь.

Взаимофренд возможен только в том случае, если ваши материалы будут интересны мне, и ваш дневник регулярно обновляется. Уведомления о том, что меня зафрендили, приходят далеко не всегда, поэтому желательно отметиться под этим постом и объяснить, почему бы вы хотели задружиться.

МОЖЕТ, И ТУЛУ СКОРО ПЕРЕИМЕНУЮТ?...

Императорский завод в Туле уже появился. Неужели дождёмся и появления императора?
Дворцов, как мы теперь знаем, у нас хватает. Дело - за малым...

***


Двое из дворца, Проводы Трампа, Императорский завод



ИНТЕРЕСНО, ПОЧЕМУ КАРАУЛОВ РИСКНУЛ ВЗЯТЬСЯ ЗА ЭТУ ТЕМУ?

Сейчас всех волнует величайшая трагедия «русского века». Крупнейший в Европе Красноярский алюминиевый завод, в том числе и ГЭС, оказываются собственностью США. Почему губернатор молчит? И как красноярцам сегодня гарантирована защита? Ведь это нашествие! 4 алюминиевых завода, лучших в мире, и ГЭС, в руках у американцев. Так вот, где гарантии? Где гарантии, что в руках у американцев стоимость кВт/ч не взметнётся уже в декабре? Есть защита? Возможна ли национализация Красноярского алюминиевого завода?



https://www.youtube.com/watch?v=JMOzAJYxn6E

СПИСОК ПОСТРОЕННЫХ ПРИ СТАЛИНЕ ЗАВОДОВ-2

Оригинал взят у cycyron в Список построенных при Сталине заводов-2
Оригинал взят у arpadhaizy в ОГЛАСИТЕ ВЕСЬ СПИСОК !!! ПЕРВАЯ ИНДУСТРИАЛЬНАЯ ПЯТИЛЕТКА !Список построенных при Сталине заводов-2
Оригинал взят у sokura в Список построенных при Сталине заводов-2
Оригинал взят у marafonec в Список построенных при Сталине заводов-2
Оригинал взят у burckina_new в Список построенных при Сталине заводов-2



Продолжение темы, возбудившей многих антисоветчиков-ненавистников истории нашей страны. В прошлый раз было 540 заводов, фабрик, электростанций и пр., построенных за половину 3-ей пятилетки в период 1938-40 годов. Сегодня результаты 1-й пятилетки (1929-32 гг) из сборника документов "История индустриализация СССР" (скоро выложим на сайт "Истмат"). Предупреждаю, что список опять будет возмутительно длинным для антисоветчиков. И так, прошу под кат:

Collapse )



СПИСОК ПОСТРОЕННЫХ ПРИ СТАЛИНЕ ЗА 3 ГОДА!!!!!! ЗАВОДОВ

Оригинал взят у cycyron в ОГЛАСИТЕ ВЕСЬ СПИСОК!!!!! Список построенных при Сталине ЗА 3 ГОДА!!!!!! заводов
Оригинал взят у arpadhaizy в ОГЛАСИТЕ ВЕСЬ СПИСОК!!!!! Список построенных при Сталине ЗА 3 ГОДА!!!!!! заводов
Оригинал взят у sokura в Список построенных при Сталине заводов
Оригинал взят у burckina_new в Список построенных при Сталине заводов

Антисоветчики часто вопрошают, а где, мол, все эти построенные при Сталине заводы, дайте список. Даю список построенных заводов, фабрик, электростанций и пр. с 1938 по 1941 годы. Список разбит по отраслям:

Collapse )


ФЕРМЕРОВ ЛИКВИДИРУЮТ КАК КЛАСС

К 2031 году в российском сельском хозяйстве останутся агрохолдинги-монстры

Согласно первым оперативным итогам сельскохозяйственной переписи 2016 года, опубликованным в статистическом бюллетене Росстата, количество крестьянских хозяйств (фермеров и индивидуальных предпринимателей) уменьшилось в стране с 285 тыс. в 2006 году до 174,6 тыс. в 2016-ом. Если тренд сохранится, то уже к 2031 году российское крестьянство окончательно ликвидируется. Что касается аграрных предприятий, то за последние десять лет их общее количество сократилось на 39%. Однако фиксируется рост площади земли на одну сельскохозяйственную крупную или среднюю организацию — с 11858 до 12107 га.
За этими сухими цифрами прячутся тяжелые процессы, идущие в национальном сельском хозяйстве. Но очевидно одно: в российское крестьянство уже не «вливается свежая кровь». Косвенно это подтверждает Минсельхоз, который заявил, что отсутствуют заявки на субсидии для оформления сельхозземель в собственность фермерам. В этом году на эти цели деньги не выделялись, так как в прошлом не был исчерпан и без того сокращенный в два раз по сравнению с 2014 годом объем этого вида господдержки. По мнению ряда экспертов, те, кто мог или хотел получить землю, уже сделал это.
[Читать полностью...]Как правило, фермеры переводят землю в собственность из пожизненно-наследуемого владения. Можно, конечно, купить участок в пару сотен гектаров, необходимых для нормального фермерства, но в хорошем месте для этого нужны десятки миллионов рублей. Вряд ли на это пойдет богатый горожанин. В принципе, есть еще аренда, однако, как показывает опыт, новоявленному аграрию скорей всего, предложат угодья у черта на куличках. Да и кто будет строить инфраструктуру, если арендодатель вправе расторгнуть договор.
Что касается «перевода из пожизненно-наследуемого владения», то и тут имеются подводные мины. В частности, Земельный комитет вправе наложить арест на собственность, если сочтет, что надел используется не по назначению. Другими словами, чиновники применяют благую, казалось бы, норму как механизм рейдерства. Не секрет, что в 90-х годах фермерам, как правило, давали в нагрузку неликвид: кому — заболоченный овраг, а кому — кустарное мелколесье. Естественно, такую землю не распашешь, зато у аграрных начальников имеется замечательный повод для изъятия прилегающих участков.
Как пишет главный редактор журнала «Агротехника и Технологии» Мария Лушникова, «многие фермеры признаются, что им, прошедшим огонь и воду в „лихие“ девяностые, сегодня стало жить намного сложнее и беспокойнее».
Фактически это означает, что Минсельхоз отдает предпочтение латифундистам. Такой подход, конечно, оправдывает себя с точки зрения «красивой статистики».
Ни для кого нет секрета, что лендлорды, контролирующие крупные агрохолдинги, и впрямь имеют больше возможностей, как с позиций внедрения новых технологий, так и с точки зрения коммерческих возможностей. Во-первых, им проще занять полки в супермаркетах. Во-вторых, легче получить банковские кредиты и субсидии в Минсельхозе. В-третьих, в их распоряжении опытные юристы, и есть выход на чиновников, с которыми можно «решать вопросы». В-четвертых, латифундистам не страшны бандитские разборки.
Именно поэтому агрохолдинги кажутся непотопляемыми авианосцами по сравнению с фермерами, тонущими в бурном экономическом море. Более того, профильный министр Александр Ткачев, судя по его планам на будущее, сделал ставку исключительно на сельскохозяйственных олигархов.

Например, в течение следующих трех лет российские сельхозпроизводители не получат государственную поддержку на модернизацию оборудования. Между тем, только в этом году правительство выделило 9,86 млрд. рублей по этой статье, что способствовало увеличению закупок машин отечественных производителей на 15%. Вопрос заключается в том, что текущие и прошлые дотации на эти цели получили в основном агрохолдинги. Тогда как в парке фермеров находятся 60% тракторов, 45% зерноуборочных комбайнов и 42% кормоуборочных комбайнов со сроком эксплуатации более десяти лет. Такая техника десятки раз чинена-перечинена.
В этой связи не совсем логично смотрятся другие шаги чиновников. Минсельхоз и Минпромторг готовы предоставить агрохолдингам субсидии на импорт машин и оборудования. Речь идет о строительстве сети северокавказских логистических центров для сельскохозяйственной продукции, которым как раз нужна такая зарубежная техника. Спору нет, склады — дело хорошее. Но деньги, безусловно, изыщут за счет «перетягивания одеяла» с фермеров.
Плюс к этому, Минсельхоз согласовал с Минэкономразвития размер дополнительных субсидии в размере 13 млрд. рублей, которые резервируются как «подушка безопасности» для наиболее важных игроков. Короче, не видать многим крестьянам новых тракторов и комбайнов.
Есть и другие методы поддержки агрохолдингов. Так, Минсельхоз, скорей всего, инициирует специальные программы по увеличению использования удобрений. Об этом сказал Александр Ткачев. «В среднем у нас вносится 33 кг на один гектар пашни в действующем веществе. Для сравнения, Китай и Вьетнам вносят в 10 раз больше — 360 кг на 1 га пашни, Германия и Польша — 200 кг, Индия и Бразилия — 170 кг, США и Канада — 130 и 88 кг», — заявил глава Минсельхоза.
Просчитать последствия этой политики несложно. Вроде бы чиновник говорит правильно, но выгоду получат опять же агрохолдинги, тогда как для фермеров подобные нормы внесения удобрений являются неподъемными. Понятно, за кем останется победа в этой конкурентной войне.
В принципе, можно еще найти десяток похожих примеров, казалось бы, всеобщей поддержки крестьян, бенефициарами которой, однако, являются только российские лендлорды. А что творится за закрытыми дверями высоких кабинетов, остается только гадать. Наверное, кто-то скажет: подумаешь, открыли Америку. И будет прав, хотя бы потому, что именно из США в Россию завезена модель «земельных безжалостных монстров».
Как пишет экономический обозреватель Майкл Хейн, разорение американских фермеров и скупка их земли — давно уже стало великой американской традицией, такой, как праздник 4 июля*. В Соединенных Штатах фермеры исчезают осенью, а их наделы скупают за полцены местные латифундисты. Несмотря на самые строгие правила банковской тайны, скупщики земли знают кредитные истории своих подопечных.
В докладе The Lland Report приведены сведения о 100 крупнейших землевладельцах США. На первом месте Джон Мэлоун, собственник почти 880 тысяч га, далее Тед Тернер, основатель телеканала CNN, — 800 тысяч га, Эммерсон и его сын Арчи — 780 тысяч га, Брэд Келли — 740 тысяч га, и так далее. Значительная часть их гигантских просторов получена за счет обанкротившихся мелких сельхозпроизводителей.
Но самое интересное заключается в том, что этих латифундистов нельзя назвать «продвинутыми» землевладельцами. Согласно исследованиям Insider Monkey, наиболее прибыльными являются компании со значительно меньшим земельным банком. Оказывается, огромные наделы расхолаживают бизнес. Такие корпорации легко могут отказаться от уборки, скажем, картофеля, чтобы поддержать высокую цену на этот продукт. Они оперируют общей прибылью, а не урожайностью на гектар или интересами потребителей.
Между тем, занявший перовое место в мировом рейтинге наиболее быстро развивающихся компаний холдинг AgriSA представляет собой сельскохозяйственную ассоциацию из более 70 000 малых и крупных фермеров. А компания Adecoagro SA имеет средненький по российским меркам земельный банк 249 тысяч га, зато — самый высокий доход с одного гектара. Если сравнивать с российскими агрохолдингами, например, с Продимексом & Agrokultura (790 тыс. га), или с Мираторгом (594 тыс. га), то Adecoagro SA и здесь значительно уступает.
Вот только вряд ли Минсельхоз пойдет по пути создания российской сельскохозяйственной ассоциации фермеров — хлопотно, да и опасно иметь такую организованную крестьянскую массу.
Между тем, ежегодный опрос PwC руководителей крупнейших компаний мира показывает, что имеются естественные ограничения для роста сельскохозяйственных корпораций — то есть некие границы, после чего эффективность аграрного бизнеса падает. И самое главное — в любой стране именно фермеры являются наиболее патриотически настроенными гражданами, чего не скажешь о лендлордах.

* День Независимости США от Англии, считается датой рождения Соединенных Штатов как свободной страны. Американцы называют этот праздник по его дате — «Четвертое июля».

Источник


ГЛОБАЛЬНАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ

Почему российские либералы мечтают вернуться в 1913-й год, зачем они призывают население к покаянию. Кто владел нашей промышленностью до революции 1917-го. Как западные корпорации тормозят прогресс с целью увеличения прибыли. Об этом и многом другом беседуют Дмитрий Перетолчин и Андрей Фефелов.



КИТАЙСКИЕ ЗАВОДЫ ПЕРЕЕЗЖАЮТ В РОССИЮ



Два завода - один по производству минеральных удобрений, другой - полиэтилена будут перенесены из Китая в Россию, заявил главный инженер Китайской инвестиционной компании "Ляонин Ван Юй Хэ" Чживан Танг на Восточном нефтегазовом форуме, открывшемся во Владивостоке. По его словам, причиной такого решения стало перенасыщение китайского рынка этой продукцией, сообщает ТАСС.

Планируется вложить в эти проекты 88 млрд юаней (около 13 млрд долларов) и создать полторы тысячи рабочих мест. Важным фактором является использования газа в качестве сырья. С российской стороны данные проекты являются частью политики Минвостокразвития по привлечению на Дальний Восток инвесторов из КНР.

http://expert.ru/2016/07/7/kitajtsyi-nachinayut-perenos-proizvodstva-v-rf/

Свою экологию они уже угробили, теперь порешат и нашу. Все самые грязные производства, видимо, переедут к нам...

"В СИТУАЦИЮ ПОРА ВМЕШИВАТЬСЯ ПРЕЗИДЕНТУ"



Собственников завода-производителя БМП и БМД подозревают в подготовке к "уничтожению" предприятия

Губернатор Курганской области Алексей Кокорин заявил, что "Курганмашзаводу" заблокировали счета, поэтому завод не мог платить долги за газ и зарплату. О разблокировке стало известно на днях, но эксперты считают, что в ситуацию пора вмешиваться президенту. Сотрудники предприятия рассказывают, что, возможно, завод банкротят намеренно, а в Курган приехала дирекция завода из Волгограда, передает корреспондент Накануне.

Злоключения одного из градообразующих предприятий Кургана никак не заканчиваются. Чем глубже происходит "разбор полетов", тем сложнее оказывается ситуация. Так, если в кноце ноября предприятию просто отключили подачу газа и люди работали в цехах без отопления, а губернатор и прокуратура пообещали взять ситуацию под контроль, то сейчас и вовсе оказалось, что счета стратегического завода были заморожены.

"Я разговаривал с собственником предприятия, он заверил, что счета предприятия разблокированы, и деньги за выполненный гособоронзаказ пошли", – рассказал Кокорин.

[Читать полностью...]Глава региона отметил, что завод заплатил 10 млн руб. за газ и выплатил зарплату сотрудникам за ноябрь. По некоторым данным, сумма долга за газ оценивалась в 60 млн руб.

"Курганмашзавод" - производитель БМП и новейших БМД-4М, которые включены в Госборонзаказ для нужд ВДВ.

"То, что уничтожается Курганский машиностроительный завод – это трагедия для России. Это единственный завод, который выпускает качественную современную танкобронную технику легкой весовой категории. Сегодня губернатору надо выходить на президента и решать судьбу завода, а не ходить открывать-закрывать счета", – рассказал Накануне.RU депутат областной думы, экс-замгендиректора КМЗ Иван Евгенов.

По его словам, к нему приходили сотрудники завода за помощью. Они рассказали о задержках зарплаты, о том, что уровень зарплаты очень низкий и о ряде других проблем на предприятии, в том числе и о том, что якобы завод банкротят намеренно, и для этого в Курган приехала дирекция завода из Волгограда.

"Это предательство, это уничтожение завода, и Михаил Болотин, как собственник этого завода, должен нести уголовную ответственность за развал", – возмущается депутат.

Политика руководства холдинга вызывает опасения и в Москве. Однако, тот факт, что завод находится в частных руках, не позволяет влиять на его деятельность.

"Политика владельцев завода вызывает некоторые вопросы, потому что вопрос, связанный с пакетом кредитов, долгов, чисто на их совести, сказывается на программе работы. Мы договорились в свое время с администрацией области, когда я там был, если необходимо ходатайствовать перед федеральным центром о поддержке, о помощи, я готов помочь. Все проговорили, но после этого ко мне не обращались", – прокомментировал Накануне.RU ситуацию зампред парламентского комитета по промышленности, секретарь ЦК КПРФ Павел Дорохин.

Местные коммунисты вспоминают о том, что во время предыдущего визита Дорохин как официальное лицо пытался попасть на завод и встретиться с дирекцией, однако визит так и не состоялся. Сам Дорохин подтвердил это, уточнив, что несколько раз администрация губернатора пыталась организовать визит, в итоге, он так и не состоялся – причины не были объяснены депутату.

Напомним, что "Тракторные заводы" действительно имеют огромные кредитные обязательства – на десятки миллиардов рублей. В качестве источника погашения части долга рассматривалась продажа имущественного комплекса Волгоградской машиностроительной компании и перенос производственной площадки в Курган. Воз и ныне там – в Кургане не только не строится новый завод, но и на грани банкротства, насколько можно судить, оказался КМЗ. Между тем, эти два завода еще в июне получили твердый контракт на 250 бронемашин БМД-4М и "Ракушек" в течение трех лет.

"Они не только уничтожили Волгоградский тракторный завод, но и практически уничтожили тракторостроение в стране у нас. Это челябинский, это рубцовский, это красноярский завод по производству комбайнов и т.д. Надо проследить за этой структурой. И они живут за счет КМЗ, потому что государство дает какие-то средства по гособоронзаказу, но они перед государством не выполняют те задачи, которые должны выполнять. Деньги куда-то уходят, но продукции нет. Кто бы что ни говорил, никому кроме них не собрать эти машины. Надо привлекать ФСБ, генпрокуратуру и разбираться – как так, мы находимся на грани войны и остаемся без военной техники. Нужно немедленно докладывать президенту и разбираться, как такое произошло", – возмущается Евгенов.

Между тем, в кулуарах и в некоторых СМИ все активнее обсуждается сценарий, при котором КМЗ будет выкуплен у "Тракторных заводов" и передан местным промышленникам. В частности, упоминается имя гендиректора "Курганприбора" Сергея Муратова.

"Кто такой Муратов? Надо следственным органам, правоохранительным органам уточнить, как Муратов стал собственником оборонного завода "Курганприбор". Завод банкротился, а потом он стал собственником. Сегодня уничтожают электромеханический завод – он находится в центре города, там 3 га земли – земля сегодня важна, а не заводы", – предостерегает Евгенов и настаивает на национализации КМЗ.

По словам Дорохина, если будет происходить сбой по гособоронзаказу, Минпромторг и федеральный центр, скорее всего, будут более активно реагировать на ситуацию. Он отметил, что подобные ситуации на предприятиях с ГОЗ встречались, в частности, в вертолетостроении и в судостроительной отрасли, но ситуация была исправлена, до банкротства заводов дело не дошло. Ранее сотрудники завода составили обращение на имя президента страны Владимира Путина, под которым подписалось более 2 тыс. человек.

Накануне.RU обращалось за комментариями по ситуации на КМЗ в концерн "Тракторные заводы", однако ответов не последовало.

http://www.nakanune.ru/news/2015/12/21/22423558/

ЯДЕРНОЕ ТОПЛИВО, АНАЛОГОВ КОТОРОМУ НЕТ В МИРЕ

Еще совсем недавно здесь была гигантская пещера – «вырубка», как называли этот подземный лабиринт сами его хозяева. Я стоял на краю и, казалось, пропасть разверзлась у меня под ногами. Было и страшновато смотреть на этого подземного гранитного исполина, а с другой стороны в душе рождалась гордость за то, что мы способны создавать такое! «Я всю жизнь работал на войну, а теперь хочу хотя бы немного поработать на мир», – сказал тогда директор завода.

Сегодня, три года спустя, все выглядит уже иначе.

[Читать полностью...]Город атомщиков Железногорск в недалеком прошлом был «Красноярском-26» – легендарным подземным атомным комбинатом в Сибири, где вырабатывался плутоний для нашего ядерного оружия.

– Сейчас вы увидите нечто фантастическое! – предупреждает меня Владимир Алексеевич Глазунов, директор мощного Радиохимического предприятия, которое находится глубоко под землей в отрогах Саянских гор. Это его детище, которое еще три года назад было на бумаге, а теперь заполнило ту самую «вырубку», так поразившую меня тогда своим масштабом.

Почти семьдесят лет назад здесь начал создаваться уникальный комплекс, состоявший из атомных реакторов и завода то производству плутония. Именно Горно-химический комбинат обеспечивал безопасность нашей страны, и его роль в создании ядерного щита переоценить невозможно.

Но потом наступили иные времена. Реакторы остановлены, радиохимическое производство сокращается… Казалось, завод вот-вот прекратит свое существование.

Тоннелей в «Горе» столь много, что в свое время она по протяженности их соперничала разве что с метро Москвы. И что любопытно: мало тупиков, рано или поздно каждый из тоннелей приводит «к свету» – из «Горы» вырывается электричка, она везет подземных работников в город, где просторно, светло и очень красиво. Именно этим людям представилась возможность не только сохранить свои предприятия, но и дать новый импульс развитию всей атомной промышленности страны.

Речь идет о замкнутом цикле ядерного топлива. Еще до недавнего времени это была «ахиллесова пята» атомной энергетики – что делать с отходами, как перерабатывать отработавшее ядерное топливо, каким образом использовать плутоний?

Ответ на эти вопросы получен именно здесь, под землей. Директор с гордостью показывает нам цеха, установки, печи, автоматические линии, всевозможные устройства и комплексы. И все это ради получения уникального ядерного топлива для сверхмощных «быстрых» реакторов. В частности, для БН-800, который недавно пущен под Екатеринбургом.

Речь идет о МОКС-топливе.

На протяжении десятилетий его пытаются получить атомщики разных стран – французы, американцы, англичане, японцы. И всех постигают неудачи! Чуть дальше других продвинулись французы, но… загадочная жар-птица улетает, лишь иногда оставляя охотнику свои перья…

Нам же удалось не только ухватить ее за хвост, но и поймать!

Подробно рассказывать о том, как все сделано, нельзя, хотя французы и американцы очень хотели бы это узнать. Но теперь дорога в «Гору» им закрыта – сами ведь ввели санкции против России и свернули сотрудничество. Теперь предстоит им покупать (это в «лихие 90-е» они все забирали из России задаром или дешево!), а подобные технологии стоят очень и очень дорого. Наконец-то, мы начали понимать, как безумно глупо мы вели себя, рассчитывая на добропорядочность «дяди Сэма», то есть на то, чего и в помине никогда не было.

Пожалуй, директор подземного завода это знает лучше других – все-таки уникальным делом занимается всю жизнь.

И об этом шел наш разговор, пока мы знакомились с цехами, где рождается МОКС-топливо.

Я спросил Владимира Алексеевича:

– Можно ли считать, что в жизни завода наступил поистине революционный скачок?

– Пожалуй, можно и так сказать. Наравне с созданием нового производства мы занимаемся выводом старого…

– Что вы имеете в виду?

– Вывод из эксплуатации – это очень серьезный процесс, который по своей сложности и объему не уступает созданию нового производства. Радиохимическое предприятие нельзя просто закрыть на замок и уйти.

– Сколько лет проработал завод?

– С 24 апреля 1964 года. Более полувека…

– Это сколько же вы плутония наработали!

– Есть люди и организации, которые это точно знают. А я говорю: «Достаточно!». Данный завод и был создан для того, чтобы достичь паритета по ядерному оружию с американцами. Впрочем, не только с ними, так как у французов и англичан тоже оно было, и наша задача состояла в том, чтобы плутония хватило на всех…

– То есть ваш завод был настолько мощным, что заменял сразу несколько?

– Сначала планировалось разместить под землей четыре нитки, но, к счастью, нашими учеными были разработаны новые технологии, которые позволили обойтись всего двумя – Б1 и Б2, которые обеспечили полностью потребности в оружейном плутонии.

– Причем, насколько я знаю, это был самый «чистый» радиохимический завод, не так ли?

– Да. Первые заводы были на «Маяке» и в «Томске 7», они шли чуть впереди, а потому ошибки и недостатки, которые там проявлялись, здесь удавалось исправлять. Так и должно быть. Те, кто идет за нами, должны быть лучше и умнее.

– Признайтесь: были крупные аварии?

– Прямо скажу, не было! Я был и на «Маяке», и сорок лет проработал в «Томске 7», и уже восемь лет здесь – крупных аварий не было. Инциденты случались, но не аварии.

– Как же удалось избежать их?

– Помогла политика, которая проводилась Министерством среднего машиностроения. А она заключалось в системе, которая культивировалась: завод что-то разработает и сразу составляет отчет, который рассылается на родственные предприятия. Все занимались изучением опыта своих коллег. А потому и ошибки первопроходцев не повторялись – будь то недостатки в конструировании того или иного аппарата, или оплошность персонала… Помню в цехе, которым я руководил позже, случилась беда: сильно пострадал один из рабочих. Об этом инциденте доложили даже Брежневу. Он распорядился – ничего не жалеть ради спасения человека. В сутки тогда на медицинские препараты требовалось семь тысяч долларов. Деньги, естественно, были выделены, и человек остался жив. Правда, лишился рук…

– Цепная реакция?

– Очень сильное излучение… Случай описан подробно. Есть даже такой специальный труд по всем аналогичным случаям у нас и в Америке. Опубликован он еще в советское время…

– Три здешних реактора долгие годы нарабатывали разные материалы, а не только плутоний. Реакторы остановлены более десяти лет назад, а вы все продолжаете работать?

– Завод создавался для переработки облученных стандартных блоков. По весне 2013 года последний блок мы опустили в реактор-растворитель. С той поры у нас облученного материала нет. Сейчас мы перерабатываем обыкновенное урановое сырье. Это закись-окись, металлический уран и так далее. Постепенно те две нитки, которые есть у нас, выводятся из строя.

– А почему потребовалось новое производство?

– Может показаться странным, что завод, который занимался рефабрикацией, теперь решил заниматься фабрикацией, то есть обратным процессом. Если бы этот проект осуществлялся не у нас, то несколько сотен человек пришлось бы уволить. Причем это радиохимики, специалисты высочайшей квалификации. Это была бы трагедия для тысяч людей – я имею в виду и семьи специалистов. Кстати, аналогичная ситуация уже возникла в Северске. Там работает мой сын, в том цехе, которым я когда-то руководил. Он рассказывает, что веселый и счастливый Северск постепенно превращается в угрюмый, злой город. Томск, что находится рядом, всех желающих обеспечить работой не может. И то, что происходит там, печально. А наш Генеральный директор добился, чтобы организовать новое производство у нас, тем самым на десятки лет он обеспечил работой коллектив завода. Низко поклониться ему надо за это! То есть, у нас есть специалисты. Это раз. И вторая причина, почему новое производство располагается здесь, это замыкание ядерного топливного цикла, то есть хранение, переработка и создание нового топлива. И все это в одном месте!

– То есть, спасаете атомную энергетику?

– По сути – это так!

– Я видел пустые выработки всего три года назад, а сейчас в них уникальное оборудование. Как вам это удалось?

– Наша земля никогда не оскудеет талантами. Все уникальное оборудование было сделано на наших заводах, нашими руками в Москве, Санкт-Петербурге, в Подмосковье, в Сибири, на Урале и так далее. География очень широкая. Наш научный руководитель – это ВНИИНМ имени академика А.А. Бочвара…

– Знаменитая «Девятка»?

– Да, это там разрабатывалась наша первая атомная бомба и все материалы для атомной промышленности. Как и во времена Средмаша, сейчас собралась команда, которая работает в едином порыве – от лаборанта до доктора наук. Это уже традиция.

Приезжал из «Девятки», помню, к нам В.И. Волк. Он был простым научным сотрудником, а я лаборантом высшей квалификации. Он сразу же требовал меня, и мы работали с ним бок о бок круглосуточно. Сейчас он доктор наук, известный ученый, но отношение к делу такое же, как в молодости. Сегодня многие люди вовлечены в проект создания нового топлива, и все работают с энтузиазмом. Совсем как когда-то.

Очень жаль, что не ценят у нас таких людей, которые могут решить любую научно-техническую проблему. И создание МОКС-топлива – пример тому. МОКС-топливо – это смесь оксидов урана и плутония. С американцами было соглашение, чтобы вывести из эксплуатации плутоний, в котором нет необходимости. А куда его девать? Просто так его не выбросишь, не уничтожишь. Да и материал очень ценный – энергии в нем много. Плюс к тому есть и обедненный уран, которого в процессе создания ядерного оружия накопили очень много – миллионы тонн. А почему бы не соединить обедненный уран и плутоний? Новое топливо можно использовать в «быстрых реакторах», оно сгорает очень эффективно. В нем воспроизводится плутоний, который вновь смешивается с ураном и вновь поступает в реактор. Получается почти вечный двигатель. Фантастика? Нет. Такие реакторы уже работают в нашей стране, а недавно вступил в строй реактор БН-800, его мы и должны обеспечивать МОКС-топливом.

– Нас сразу предупредили, что нигде нельзя фотографировать: на этой нитке, мол, везде новшества, которые необходимо патентовать. Неужели действительно везде ноу-хау?

– Верно. Американцы ждут-не дождутся, пока мы все не сделаем, чтобы попытаться потом все забрать. Надеюсь, что такого уже не случится. На данном этапе мы пока выигрываем у всех, в первую очередь, у французов. Работа очень сложная, так как плутоний материал весьма оригинальный. К примеру, оружейный плутоний мы можем поставить на этот стол и экспериментировать с ним, только перчатки нужно надеть, чтобы защититься от излучения. К сожалению, с энергетическим плутонием все иначе. Его излучение мощное, букет короткоживущих изотопов. Он даже разогревается от собственного излучения.

– Но оружейный тоже ведь теплый.

– Но не настолько. Поэтому вокруг аппаратов толстые стены, биологическая защита мощная. В помещение не зайдешь, пока не вытащишь из камеры продукт. Тут требуется очень сложная автоматика. Если при производстве твэлов с урановыми таблетками работать еще можно, то девочки сидят на сборке и наполняют таблетками стержни, а здесь такое невозможно. Значит, мы должны научить работать автоматику.

– Вы прошли путь от стажера до директора крупнейшего в стране завода. Когда было труднее всего?

– Когда был начальником цеха. Его структура была такая же, как сегодня на заводе, то есть – экономист, главный приборист, главный механик, главный энергетик, - короче говоря, своего рода минизавод. 327 человек. И там меня научили «старички», которые всегда говорили так: «если хочешь получить желаемое, требуй невозможного». А вообще, думаю, что при разработке любого проекта обязательно надо назначать ответственного за его выполнение, Главного конструктора, и наделять его всеми правами – от назначения премий до выговоров любому должностному лицу, от права назначать исполнителя до его увольнения и так далее. И тогда можно уже спрашивать с человека.

О директоре Радиохимического завода говорят как о человеке жестком, мол, всегда добивается своего. «Простодыр» – любимое определение Глазунова каждого, кто не умеет работать, держать свое слово, кто любит бахвалиться. Так называет он и тех, кто любезничает перед американцами, которые по соглашению о прекращении производства плутония все еще приезжают на реакторный завод, где находятся остановленные реакторы.

Подземный проспект разделяет два предприятия. Проходная Реакторного справа, а слева – Радиохимического.

Спрашиваю у Глазунова:

– Как это вы не боитесь американцев к себе пускать?

Улыбается:

– Пользуются нашей раздевалкой и душевыми кабинами, а дальше – ни шагу! А будь моя воля, то дальше госграницы я их не пускал бы…

И это правильно – дружба-дружбой, а табачок врозь.

http://www.stoletie.ru/russkiiy_proekt/podzemnyj_ispolin_624.htm