Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

ЕСЛИ ХОТИТЕ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ НА ОБЛАКЕ... )))

Ситуация на ресурсе не просто печальная, а почти трагическая. Большинство друзей свои журналы забросили. Будущее ЖЖ выглядит всё более мрачно, а нынешняя местная аудитория откровенно настораживает. Стали иногда забредать персонажи, присутствие которых на этом ресурсе вызывает искреннее изумление. Площадка долго держала планку и собирала публику достойного интеллектуального уровня. Но вот, что-то сломалось...

Сразу трудно понять: отражает ли это реальную беду общества - катастрофическую деградацию сознания, или это, всё-таки, нынешняя специфика местного контента, насаждаемая через ТОП Рейтинга редакцией ЖЖ, притягивает массово недоумков?


ава_сокол

Долго не видела смысла в создании этого поста, но времена явно меняются.

Поэтому заранее хочется предупредить случайных гостей: здесь под запретом грубость, хамство, ненормативная лексика. За них - автоматически бан. От друзей, в чьих журналах не пресекается вся эта клиника, сразу отписываюсь.

Взаимофренд возможен только в том случае, если ваши материалы будут интересны мне, и ваш дневник регулярно обновляется. Уведомления о том, что меня зафрендили, приходят далеко не всегда, поэтому желательно отметиться под этим постом и объяснить, почему бы вы хотели задружиться.

НЕ ВЕРИТСЯ, ЧТО ИХ ПЛАНЫ СИЛЬНО ИЗМЕНИЛИСЬ

Попалась тут в интернете интересная новость о создании в Японии военной базы, которая будет полностью управляться ИИ - да ещё и с соответствующей "начинкой": дронами, самонаводящимися ракетами и прочей требухой. Почему-то сразу возникла мысль, что их целью будет совсем не Китай.

И вдруг, через пару минут, нашёлся вот этот материал...


***

«Кантокуэн» – японский план блицкрига против СССР

Ставилась задача, выйдя за шесть месяцев к Байкалу, завершить войну

В соответствии с решением Императорского совещания от 2 июля 1941 года о войне против Советского Союза Генеральный штаб армии и военное министерство Японии разработали комплекс мероприятий, направленных на форсирование подготовки к проведению наступательных операций против советских вооруженных сил на Дальнем Востоке и в Сибири. В японских секретных документах этот план получил наименование «Кантогун токусю энсю» (Особые маневры Квантунской армии), сокращенно «Кантокуэн».

11 июля 1941 года императорская ставка направила в Квантунскую армию (группу армий) и японские армии в Северном Китае специальную директиву № 506. В ней подтверждалось, что целью «маневров» является усиление готовности к выступлению против Советского Союза. «Кантокуэн» основывался на оперативно-стратегическом плане войны против СССР «Оцу», разработанном Генеральным штабом на 1940 год.

Опыт поражения на Халхин-Голе заставлял японское командование использовать против СССР крупную группировку войск. Для действий на восточном (приморском) направлении формировался 1-й фронт в составе 19 дивизий, на северном (амурском) направлении – 4-я армия в составе 3 дивизий, а на западном (район Большого Хингана) – 6-я армия (4 дивизии).

[Читать полностью...]Резерв командующего Квантунской армией, на которого возлагалось непосредственное руководство действиями войск, составлял 4 дивизии.

Предполагалось рядом последовательных ударов на избранных направлениях разгромить группировки советских войск в Приморье, Приамурье и Забайкалье, захватить основные коммуникации, военно-промышленные и продовольственные базы и, сломив сопротивление, принудить советские войска к капитуляции.

Военные действия разбивались на два этапа. На первом планировалось, наступая на уссурийском направлении, нанести поражение советским войскам в Приморье. На втором – захватить опорную базу советского Тихоокеанского флота Владивосток, оккупировать Хабаровск, затем разгромить советские войска на северном и западном направлениях. Параллельно силами размещенной на острове Хоккайдо 7-й дивизии и смешанной бригады на Южном Сахалине захватить Северный Сахалин и Петропавловск-на-Камчатке. Предусматривалось также в зависимости от обстановки осуществить операции на противоположном Сахалину побережье СССР.

Особое внимание в плане уделялось широкому использованию в военных действиях японских ВВС, которые должны были «уничтожить авиацию противника до начала операции». Ставилась задача за шесть месяцев выйти к Байкалу и завершить войну.

В ходе операций предполагалось захватить Ворошилов (Уссурийск), Владивосток, Благовещенск, Иман, Куйбышевку, Хабаровск, Биробиджан, Бирокан, район Рухлово, Северный Сахалин, Николаевск-на-Амуре, Комсомольск, Советскую Гавань и Петропавловск-на-Камчатке.

К 25 июня японским Генеральным штабом был разработан график завершения подготовки и ведения войны, согласно которому сокращались сроки ее проведения:

принятие решения по мобилизации – 28 июня;

издание директивы о мобилизации – 5 июля;

начало переброски и концентрации войск – 20 июля;

принятие решения о начале войны – 10 августа;

начало военных действий – 29 августа;

переброска четырех дивизий из Японии – 5 сентября;

завершение операций – середина октября.

В соответствии с этим графиком 5 июля была издана директива верховного командования о проведении первой очереди мобилизации, по которой осуществлялось увеличение Квантунской группировки на две дивизии (51-я и 57-я). 7 июля император санкционировал секретную мобилизацию 500 тысяч человек, а также судов общим водоизмещением 800 тысяч тонн для перевозки военных грузов в Маньчжурию.

Были приняты меры по обеспечению секретности проводимой мобилизации. Она осуществлялась под видом учебных сборов для приписного состава и именовалась «внеочередным призывом». Термин «мобилизация» во всех документах и инструкциях был заменен на «внеочередные формирования». Были запрещены всякие проводы.

22 июля с нарушением графика лишь на двое суток началась концентрация войск у советской границы. Однако скрыть масштабы секретной мобилизации было невозможно. Во время переброски и сосредоточения войск по плану «Кантокуэн» только через пункты на территории Кореи в сутки пропускалось до 10 тысяч солдат и офицеров, 3,5 тыс. лошадей. Внимательно следившие за ходом мобилизации германский посол в Японии генерал Отт и военный атташе Кречмер 25 июля 1941 года сообщили в Берлин, что уже призвано 900 тысяч резервистов в возрасте от 24 до 45 лет. Отмечалось, что в японскую армию призываются лица, владеющие русским языком.

30 июля Рихард Зорге телеграфировал в центр: «Источники Инвест (Хоцуми Одзаки. – А.К.) и Интерн (Ётоку Мияги. – А.К.) сказали, что в порядке новой мобилизации в Японии будет призвано более чем 200 000 человек. Таким образом, к середине августа месяца в Японии будет под ружьем около 2 миллионов человек. Начиная со второй половины августа, Япония может начать войну, но только в том случае, если Красная Армия фактически потерпит поражение от немцев, в результате чего оборонительная способность на Дальнем Востоке будет ослаблена. Такова точка зрения группировки Коноэ, но как долго намерен выжидать японский генштаб, это трудно сейчас сказать.

Источник Инвест убежден, что, если Красная Армия остановит немцев перед Москвой, в этом случае японцы не выступят».

В Маньчжурию прибывали многочисленные приданные части и подразделения. По плану первой и второй очереди в сформированные три фронта (восточный, северный и западный) направлялись 629 приданных частей и подразделений, общее число которых соответствовало численности 20 дивизий. Кроме того, военное министерство планировало дальнейшее усиление войск в Маньчжурии еще пятью дивизиями. Значительная часть войск перебрасывалась с китайско-японского фронта. В результате Квантунская группировка была удвоена и насчитывала 700 тысяч человек. После проведения второй очереди мобилизации по приказу №102 от 16 июля 1941 года на территории Маньчжурии и Кореи было сосредоточено 850 тысяч солдат и офицеров японской армии.

Для участия в войне против СССР директивой ставки №519 от 24 июля была сформирована так называемая Квантунская армия обороны, выполнявшая роль резерва. В боевую готовность были приведены части 7-й дивизии на Хоккайдо, смешанной бригады на Южном Сахалине, а также воинские формирования на Курильских островах. Как было установлено на Токийском процессе, летом 1941 г. для нападения на СССР верховное командование создало группировку войск, общая численность которой составила около 1 миллиона военнослужащих.

В Квантунской армии и в Корее были подготовлены запасы боеприпасов, горючего и продовольствия, необходимые для ведения военных действий в течение 2-3 месяцев.

По плану «Кантокуэн» в войне против СССР должны были участвовать войска марионеточных армий Маньчжоу-Го и Внутренней Монголии. Армия Маньчжоу-Го была создана после оккупации Японией в 1931 году Маньчжурии. Руководство этой армией осуществлялось штабом Квантунской армии. Непосредственное управление было возложено на многочисленных японских военных советников. С целью использования людских ресурсов Маньчжурии в подготовке к войне против СССР японцы накапливали здесь военно-обученные резервы. В 1940 году в Маньчжоу-Го был введен закон о воинской повинности.

Армия оккупированной японцами Внутренней Монголии предназначалась для вторжения в составе японских войск в Монгольскую Народную Республику. По плану «Кантокуэн» предусматривалось «создание обстановки, при которой произошло бы добровольное объединение Внешней Монголии с Внутренней Монголией».

Не были забыты и бежавшие из Советской России белоэмигранты. С 1938 года в Маньчжурии существовали сформированные по приказу командования Квантунской армии части белогвардейцев, предназначенные для участия в составе японских войск в войне против СССР. В их задачу входило разрушение железных дорог и других коммуникаций, нанесение ударов по базам снабжения в тылу советских войск, ведение разведки, диверсий, антисоветской пропаганды. После принятия плана «Кантокуэн» приказом командующего Квантунской армией из белоэмигрантов были сформированы специальные части для совершения диверсионных актов на советской территории.

Действия сухопутных сил планировалось поддержать военно-морским флотом. В его задачу входило обеспечение высадки десантов на Камчатке и Северном Сахалине, захват Владивостока, уничтожение военных кораблей Тихоокеанского флота. 25 июля, получив санкцию императора, военно-морское командование отдало приказ о формировании специально для войны против СССР 5-го флота.

Главные силы японской авиации предполагалось использовать на восточном направлении с тем, чтобы подавить советские войска в Приморье и способствовать развитию наступления наземных войск.

Для ведения военных действий против Вооруженных Сил Советского Союза на Дальнем Востоке и в Сибири первоначально планировалось создать группировку в 34 дивизии. Поскольку к началу германо-советской войны в Маньчжурии и Корее насчитывалось лишь 14 кадровых дивизий, предусматривалось перебросить в Квантунскую армию 6 дивизий из метрополии и 14 – с китайского фронта. Однако против этого выступило командование японской экспедиционной армии в Китае, которое заявило, что переброска с китайского фронта на север столь большого числа дивизий «означала бы забвение китайского инцидента». В конце концов, центр согласился с этим доводом.

В конце июня 1941 года военным министерством и Генеральным штабом было принято решение сократить количество выделяемых для войны против СССР дивизий до 25. Затем в июле основной удар было решено наносить силами 20 дивизий. Наконец, 31 июля на встрече начальника оперативного управления Генштаба Синъити Танаки с военным министром Хидэки Тодзио было окончательно решено о выделении для войны против СССР 24 дивизий.

В действительности же в результате проведения мобилизации, как отмечалось выше, в Маньчжурии и Корее была создана группировка японских войск в 850 тысяч человек, что по численности соответствовало 58-59 японским пехотным дивизиям. Японский Генштаб и командование сухопутных сил при разработке плана войны против СССР исходили из того, что на Дальнем Востоке и в Сибири было дислоцировано около 30 советских дивизий и стремились к созданию необходимого для проведения наступательных операций двойного превосходства.


К началу августа выделенная для вторжения в Советский Союз группировка была в основном подготовлена. Приближался установленный графиком срок принятия решения о начале войны – 10 августа. Однако в Токио проявляли нерешительность, ожидая поражения Советского Союза на советско-германском фронте.

Источник

ЕСЛИ СПАСАЕШЬ РОГУЛЕЙ, ТО НЕПРЕМЕННО ЖДИ ОБРАТКУ

Как известно, ложь, повторенная 1000 раз... может стать для кого-то правдой. Разумеется, оккупационные администрации этих жалких "осколков" делают всё, чтобы насадить местной молодёжи абсолютно извращённую "историю" и картину мира. Будет ли виновата эта самая молодёжь в том, что воспринимала за правду эти откровенные бредни?...
Не нам судить. Думаю, что очень скоро эта самая история - только новая, начинающаяся сегодня, это прекрасно покажет. Бог не Ерошка...

***


В Литве продолжают твердить, что русские украли победу в минувшей войне

Кто скорбит о провале «общеевропейского похода против большевизма»

«Российская Федерация стремится приватизировать для своего народа победу над Германией, игнорируя тот факт, что её приближали и другие. Из 70 000 литовцев, силой мобилизованных [в Красную армию] или из опасений за свои семьи вступивших в неё добровольно, с фронта домой не возвратилось 25 тысяч», – утверждает глава литовского военного ведомства Арвидас Анушаускас в канун 80-летия начала Великой Отечественной войны:

Анушаускас продолжает: «К сожалению, плодами победы воспользовались сталинисты и коммунисты в своём желании неограниченно распространять тоталитарный контроль. В итоге Литва из одной войны попала в другую, которая повлекла гибель 1/6 части населения и громадные материальные, духовные и другие потери. В этой новой войне литовцы победили только через полвека».

Министр лжёт. Канцлер Германии Адольф Гитлер агрессию против СССР называл «общеевропейским походом против большевизма». Вся Европа за исключением Сербии, на территории которой шла гражданская война, союзной Великобритании, нейтральных Ирландии, Швеции и Португалии выступила против Советского Союза. Литва не стала исключением, хотя её политическое и военное руководство не желает вспоминать, как с сентября 1941 года на восточный фронт из Каунаса отправлялись эшелоны с укомплектованными полицейскими батальонами. Каждый из 28 000 карателей встал под знамена III Рейха добровольно по идеологическим мотивам.

[Читать полностью...]Например, 6-й батальон под командованием капитана Йонаса Семашки добрался до Волги, где был наголову разбит в ходе Острогожско-Россошанской наступательной операции Красной армии. Немецкая оккупационная администрация переформировала это подразделение и направило в Псковскую область «кровью смывать позор» с литовских погон. Каратели зверствовали, уничтожая мирное население, за что капитана Семашку фюрер повысил в воинском звании до майора и наградил двумя Железными крестами.

Весной 1945 года остатки литовских национальных формирований были стянуты в Берлин, где вместе с латышами, эстонцами, французами и венграми обороняли рейхсканцелярию и здание министерства авиации. Всего за годы войны на стороне нацистов воевали около 2 млн добровольцев из числа граждан других стран и народов. Были сформировали 59 дивизий, 23 бригады, несколько отдельных полков, легионов и батальонов.

В самом Берлине сопротивление Красной армии оказывали эсэсовские части из 15 государств: здесь на последнюю встречу с советскими бойцами собрался весь тогдашний «евросоюз».

Официальный Вильнюс не помнит, что 17 тыс. литовцев участвовали в Берлинской наступательной операции Красной армии, причём около 4 тыс. – непосредственно в уличных боях, включая штурм Рейхстага. Вместо этого литовские верхи непрерывно твердят, что 13 июля 1944 года Вильнюс был «оккупирован частями Красной армии, в начале августа эта же участь постигла Каунас, а в начале марта 1945 года красный фашизм закабалил всю землю девы Марии».

В 2019 году глава МИД Линас Линкявичюс выразил послу РФ в ЛР «протест в связи с планами праздновать 75-летие захвата Вильнюса и Каунаса проведением салюта в Москве». «Это циничный шаг и провокация в преддверии 80-й годовщины пакта Молотова-Риббентропа и его секретных протоколов, создавших предпосылки для начала Второй мировой войны и оккупации Литвы. После того как Советская армия прогнала немецких воинов, на территории Литвы обосновались и действовали советские оккупационные структуры, жителей Литвы ссылали в лагеря, осуществлялись репрессии».

В заявлении литовского внешнеполитического ведомства прекрасно всё, но вишенкой на торте являются слова «немецкие воины» – так в Вильнюсе официально величают солдат-оккупантов и убийц, от чьих рук погибли 70 тыс. жителей Литвы.

Литовские власти отрицают, что перед вероломным нападением Германии на СССР нацистский меч ковала вся Европа. И продолжала ковать вплоть до конца 1944 года, за что поплатилась в 1945-м. Эта Европа убивала советских людей, строила танки, самолёты, кормила фронт рыбой и овощами, снабжала табаком и алкоголем, а теперь провозглашается жертвой «красной оккупации». Вместо Анушаускаса подставим фамилию главы Минобороны Румынии Николае Чукэ, вместо Линкявичюса – руководителя МИД Польши Збигнева Рау – суть заявлений от этого не изменится: в Бухаресте и Варшаве тоже плачутся об украденной победе.

Почему европейцам важно переписать историю Второй мировой и Отечественной войн, отказываясь от участия в победе и героизируя предателей и подонков? Главных причин две: 1) несогласие с установленной Ялтинско-Потсдамской системой международных отношений, которая была закреплена в механизмах ООН; 2) нежелание США и Великобритании разговаривать на равных с Россией как правопреемницей Советского Союза – главного победителя в войне.

Переоценка начального этапа, хода и исхода войны становится идеологическим основанием для Запада в попытке создания своей геополитической гегемонии. Помимо этого, столицам Центральной и Восточной Европы полюбилось приравнивать СССР к Рейху времён Гитлера.

Вильнюс, Рига, Таллин, Киев отказались от своего вклада в победу и пытаются героизировать коллаборационистов, утверждая, что война не была отечественной, что Красная армия – армия захватчиков. Этому в Литве, Латвии, Эстонии, на Украине учат сегодня учебники истории. По указке хозяев здесь пытаются десоветизировать Великую Отечественную войну. Пытаются утверждать, что победа была достигнута не благодаря советскому строю, а вопреки ему.

Однако кто бы что ни говорил, народам-победителям, в первую очередь советскому или русскому, как отметил И.В Сталин, поднимая тост за победу над Германией, нужно гордиться этим достижением всемирно-исторического значения.


Что касается раннего утра 22 июня, когда на огромном фронте от Баренцева моря до Чёрного немецкие войска вторглись на территорию СССР, то это день скорби, с которого началась цепь чудовищных утрат. Мертвые сраму не имут, но живым забывать их непозволительно.

Источник

КАК ОНИ ХОТЕЛИ НАС УНИЧТОЖИТЬ

В Англии опубликованы секреты операции «Немыслимое» – нападения на СССР в 1945 году

Английская газета Telegraph опубликовала документ из Национального архива о плане военной операции против СССР, который был разработан в 1945 году по распоряжению премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. Согласно секретному досье (CAB 120/691), через несколько дней после взятия Берлина Красной армией Черчилль поручил Объединенному штабу планирования подготовить операцию под кодовым названием «Немыслимое» («Operation Unthinkable»).

Об этом чудовищном плане Запада, решившего вероломно, сразу после победы, напасть на своего союзника по антигитлеровской коалиции, было известно и раньше, но впервые опубликованы его подробности. В то время как в Москве гремели праздничные салюты, а советские и американские солдаты жали друг другу руки на Эльбе, в западных штабах в глубокой тайне уже готовились коварные планы удара Запада по нашей армии, разгромившей Гитлера.

Предполагалось, что западные союзники СССР в течение двух месяцев после капитуляции Германии должны будут провести масштабное наземное, воздушное и военно-морское наступление вглубь территорий, занятых Красной армией в Европе. В планы операции также входили новое вторжение в Советский Союз и тотальное разрушение с воздуха советских городов с использованием ядерного оружия, которое уже тогда имелось у США.

[Читать полностью...]Основной целью операции было навязать Советскому Союзу «волю США и Британской империи», отмечает Telegraph. Организовать наступление поручили бывшему командующему Королевской артиллерией бригадному генералу Джеффри Томпсону. Он предложил начать ее уже 1 июля 1945 года.

Использовать вермахт и СС

План операции «Немыслимое» предусматривал массированное наступление британских и американских дивизий на Берлин и за его пределы, чтобы отбросить Красную армию к рекам Одер и Нейсе. Решающее же сражение планировалось провести в районе Шнайдемюля (ныне город Пила в Польше). Это, по мнению Черчилля, должна была быть танковая битва, которая по масштабу превзошло бы сражение на Курской дуге. Всего в операции «Немыслимое»предполагалось задействовать более восьми тысяч танков, в том числе американские, британские, канадские и польские подразделения.

Томпсон считал, что для победы над Красной армией потребуются дополнительные силы. Он предложил перевооружить части разгромленного гитлеровского вермахта и подразделений СС, добавив еще десять дивизий западным союзникам.

Однако главный военный советник премьер-министра Великобритании генерал Гастингс Исмей пришел в ужас, узнав о предложении задействовать в операции немецкий вермахт и войска СС, заявив, что «такая политика абсолютно невозможна для демократических стран».

Он напомнил, что в течение нескольких лет правительство убеждало британскую общественность в том, какой удар приняли на себя русские и какие страдания они понесли. По его мнению, нападение на СССР сразу после войны стало бы «катастрофой» для морального духа западных военнослужащих. Его поддержал фельдмаршал Алан Брук, подчеркнув, что шансы добиться быстрой победы в планируемом наступлении против Советского Союза были ничтожно малы.

Бронированные монстры ИС-3

Был и еще один фактор, который окончательно отбил у западных вояк намерение атаковать Красную армию в Европе. В Берлине состоялся парад победы союзных войск. Специально для него из Москвы в Германию были срочно доставлены 50 новейших гигантских танков ИС-3 — инженерное чудо того времени: изменение наклона бронированной носовой части, получившей название «щучий нос», — один из принципиально новых элементов защиты ИС-3. Механик-водитель мог использовать перископические устройства. Этот танк имел на своем вооружении помимо пушки пулемет ДШК, на котором был установлен коллиматорный прицел, позволявший поражать воздушные цели. Имелся прибор ночного видения, в танке была также установлена принципиально новая для того времени система радиосвязи, как внешняя, так и внутренняя между членами экипажа.

Появление этих гигантских бронированных машин на параде в Берлине вызвало панику у американцев и англичан, ничего подобного у них тогда не было. А применить в Европе против советских войск атомные бомбы они не могли. В итоге на операции «Немыслимое» был поставлен крест.

Черчилль об этом потом сожалел. Он считал, что Красная армия станет непобедимой и начнет наступление на Европу в любое время, добавляют авторы материала. По данным Telegraph, план операции «Немыслимое» до сих пор лежит в архивах в серой папке под названием «Россия: угроза западной цивилизации» со штампом «совершенно секретно».

Планы ядерных бомбардировок СССР

Как известно, после этого Западом были разработаны еще несколько чудовищных планов нападения на СССР с применением ядерного оружия, но они не были реализованы в связи с тем, что наша страна сама стала ядерной державой. США хотели нанести ядерный удар по СССР ещё в сентябре 1945 года. Спустя менее чем через две недели после капитуляции Японии и конца Второй мировой войны американский генерал-майор Лорис Норстэд послал сверхсекретные документы генералу Лесли Гроувсу, в которых впервые появилась карта целей для американских ядерных бомбардировок территории Советского Союза. Американцы планировали сбросить «как минимум» 123 бомбы, а «оптимально» — 466. В числе приоритетных целей значились Москва, Баку, Новосибирск, Горький, Свердловск, Челябинск, Омск, Куйбышев, Казань, Саратов, Молотов, Магнитогорск и другие города.

В директиве Объединённого комитета военного планирования № 432/д от 14 декабря 1945 года был расписан план под названием «Peancer» (Клещи). В нём для атомной бомбардировки были намечены 20 основных городов и промышленных центров СССР, на которые предполагалось сбросить 196 атомных бомб. За этим планом последовал целый ряд других с не менее грозными названиями: «Жаркий день», «Испепеляющий жар» «Встряска» и т. д.

В 1946 г. штабом генерала Дуайта Эйзенхауэра (будущего президента США) был разработан план «Totality» («Тотальность»), который предусматривал сброс 20-30 атомных бомб на 20 советских городов. А согласно рассекреченным документам ФБР, Черчилль предлагал США нанести ядерный удар по СССР и в 1947 году.

Он обратился к сенатору от Республиканской партии Стайлзу Бриджесу с просьбой убедить президента США Гарри Трумэна нанести ядерный удар по Кремлю. Черчилль считал ядерный удар единственным способом «воздействовать на Сталина».

Уничтожить 100 миллионов

19 декабря 1949 года в США был утверждён план «Dropshot» («Дропшот»)на случай войны против Советского Союза и его союзников. Под вымышленным предлогом противодействия предполагаемому вторжению СССР в Западную Европу, на Ближний Восток и нападению на Японию. План предполагал сбрасывание на первом этапе 300 атомных по 50 килотонн и 200000 тонн обычных бомб на 100 советских городов, из них 25 атомных бомб — на Москву, 22 — на Ленинград, 10 — на Свердловск, 8 — на Киев и т. д. Кроме ядерного оружия предполагалось применить на первом этапе 250 тысяч тонн обычных бомб. Американцы подсчитали, что в результате массированной атомной и обычной бомбардировки погибнет около 60 млн жителей СССР, а всего с учётом дальнейших боевых действий будет уничтожено свыше 100 млн советских людей. Другими словами, планировалось фактически полностью разрушить нашу страну.

В 2015 году США раскрыли информацию о предполагаемых ядерных ударах по СССР согласно плану 1956 года, составленному командованием стратегической авиации США (SAC). К плану прилагалось два списка, в каждом из которых указано более тысячи целей, причём не только военные объекты, но и целые города, подлежащие «систематическому уничтожению». Только в одной Москве планировалось нанести удары по 179 объектам, а в Ленинграде — по 145.

Гиперзвуковые ракеты изменили расклад сил

Как заявил агентству ФАН военный эксперт Алексей Леонков, и в настоящее время Соединенные Штаты не отказались от идеи полного разрушения России. Он напомнил о стратегии мгновенного глобального удара Вашингтона, в рамках которой американцы намеревались внезапно атаковать РФ, максимально сократив ее ядерный арсенал, нивелировать контрудар Москвы и лишить ее подобного вооружения окончательно. Такой расклад позволил бы США диктовать оставшейся без ядерного оружия России свои условия.

Подобный план был тщательно продуман американцами и завершен в 2018 году, однако крест на нем поставили появившиеся у России гиперзвуковые ракеты.


По словам эксперта, появление у России нового мощного вооружения, от которого защититься США сейчас попросту не могут, заставило Вашингтон срочно задействовать для разрушения РФ европейские государства.

«Американцы начали кроить свои доктрины, придумали новую, подключили страны Европы в качестве союзников, которые должны, вооружившись до зубов, атаковать Россию», — отмечает Леонков.

Специально для «Столетия»

Источник

СПРАВЕДЛИВОЕ ВОЗМЕЗДИЕ – К 75-ЛЕТИЮ ТОКИЙСКОГО ТРИБУНАЛА

«Божественные сыны неба» поедали части тел убитых военнопленных

75 лет назад в столице Японии начал работу Международный военный трибунал для Дальнего Востока (Токийский трибунал над главными японскими военными преступниками). В отличие от Нюрнбергского трибунала многие его детали малоизвестны. Например, то, что среди адвокатов японских военных преступников были американцы…

Летом 1945 года поражение милитаристской Японии в развязанной ею войне стало неминуемым. Однако «партия войны» в японском руководстве не желала сдаваться, готовя народ к решающему сражению на территории метрополии. Стремясь предотвратить бессмысленную гибель людей, главы противостоявших Японии государств США, Великобритании и Китая опубликовали 26 июля 1945 года Потсдамскую декларацию, в которой излагались условия безоговорочной капитуляции Японии. После объявления ей войны к Потсдамской декларации присоединился и Советский Союз. В пункте 10 Потсдамской декларации указывалось: «Мы не стремимся к тому, чтобы японцы были порабощены как раса или уничтожены как нация, но все военные преступники, включая тех, которые совершили зверства над нашими пленными, должны понести суровое наказание».

К моменту публикации Потсдамской декларации мир уже знал о решении союзников провести Международный военный трибунал над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Это побуждало противников капитуляции из числа высокопоставленных японских военных, страшившихся расплаты за совершенные военные преступления, поставить на карту судьбу всей нации. Был выдвинут лозунг «Итиоку гёкусай» – «Сто миллионов с честью погибнут как один». Оппозиция этих кругов прекращению войны и угроза военного переворота заставили главу японского правительства отвергнуть Потсдамскую декларацию.
[Читать полностью...]
Японское руководство не собиралось капитулировать после атомных американских ударов по Хиросиме и Нагасаки. К капитуляции их вынудили не атомные бомбы, а вступление в войну Вооруженных сил Советского Союза. В императорском рескрипте от 17 августа 1945 года «К солдатам и матросам» главнокомандующий японской армией и флотом генералиссимус Хирохито, не упоминая атомные бомбардировки, указал: «Теперь, когда в войну против нас вступил и Советский Союз, продолжать сопротивление… означает поставить под угрозу саму основу существования нашей империи».

После объявления по радио императорского решения о капитуляции на несколько дней и ночей небо над Токио заволокли тучи дыма и пепла. Дымили трубы японских министерств и ведомств, где в лихорадочной спешке сжигались документы и другие свидетельства военных преступлений милитаристского режима…

9 января 1946 г. по приказу главнокомандующего союзными оккупационными войсками американского генерала Дугласа Макартура были арестованы 29 человек, подозреваемых в совершении военных преступлений, в основном члены Кабинета министров генерала Хидэки Тодзио, развязавшего Тихоокеанскую войну.

В трибунале были представлены 11 государств: США, СССР, Китай, Великобритания, Австралия, Канада, Франция, Нидерланды, Новая Зеландия, Индия и Филиппины.

В обвинительном акте было сформулировано 55 пунктов, содержавших общие обвинения всех подсудимых и указания на виновность каждого в отдельности. В заключении приводилось большое количество военных преступлений (Нанкинская резня, Батаанский марш смерти и др.).

Как и на Нюрнбергском процессе, все пункты обвинения были разделены на три категории: а) обвинения в преступлениях против мира, планировании и ведении агрессивной войны, нарушении международного законодательства выдвигались только против высшего руководства Японии; в) обвинения в массовых убийствах; с) обвинения в преступлениях против обычаев войны и преступления против человечности применялись к японцам любого ранга.

Среди обвиняемых были бывшие премьер-министры, министры, военачальники, дипломаты, идеологи японского милитаризма и фашизма. Часть из них, дабы избежать кары за содеянное, совершили ритуальные самоубийства.

В результате судебного разбирательства была доказана вина большинства подвергнутых суду трибунала. Однако неоспоримые факты и свидетельства чудовищного геноцида китайского и других народов Восточной Азии не вызвали у подсудимых раскаяния и покаяния. Они до последнего отрицали свою вину, ссылаясь на незнание изобличавших их фактов и документов или свою «забывчивость». Эту тактику поддерживали защитники подсудимых, среди которых было немало американцев. Адвокаты прибегали к всевозможным уловкам: запугивали свидетелей, склоняли их к заведомо ложным показаниям в пользу своих клиентов, подтасовывали факты и документы, давали им ложную интерпретацию.

Однако все уловки оказались тщетны. Приговор Токийского трибунала гласил: «Массовые убийства военнопленных, гражданских интернированных лиц, больных, раненых, медицинского персонала госпиталей и гражданского населения были обычным явлением на всем протяжении Тихоокеанской войны… Избиения и пытки всех видов, убийства без суда захваченных в плен летчиков, даже людоедство – все это только часть зверств, доказательства которых были представлены трибуналу. Эти убийства совершались по специальным приказам высших инстанций, генерального штаба армии, военного командования…»

Чудовищные варварства, трудносовместимые с утонченной культурой японской нации, были обыденными для шовинистически воспитанных японских вояк. В разделе приговора «Вивисекция и каннибализм» читаем: «К концу Тихоокеанской войны японская армия и флот скатились до каннибализма, поедая части тел убитых ими союзных военнопленных. Японский военнопленный при допросе показал: "10 декабря 1944 г. штабом 18-й армии был издан приказ, которым войскам разрешалось есть мясо умерших союзников, но не разрешалось поедать своих мертвецов". Иногда людоедство обставлялось для офицеров торжественными церемониями, имело место во время празднеств. Даже офицеры в ранге генералов и контр-адмиралов принимали в этом участие (суп из мяса убитых пленных подавался к столу японцев рангом ниже офицера)… Эта ужасная практика применялась и тогда, когда имелся выбор, а не в силу необходимости».

Хотя развязанные Японией в Китае, Юго-Восточной Азии и на Тихом океане войны нередко рассматриваются как периферийные театры Второй мировой войны, по числу жертв они превосходили потери на Европейском континенте. По китайским данным, по вине японских захватчиков погибли, были замучены, умерли от ран, болезней и голода от 30 до 35 миллионов китайцев. В одной только Нанкинской резне за несколько дней были убиты около 300 тысяч жителей города, в основном старики, женщины и дети. Сотнями тысяч гибли от японских бомб, снарядов, пуль и штыков жители стран Юго-Восточной Азии – вьетнамцы, филиппинцы, бирманцы, индонезийцы и другие.

Трибуналом был доказан и агрессивный характер политики Токио в отношении Советского Союза. В приговоре констатировалось: «Трибунал считает, что агрессивная война против СССР предусматривалась и планировалась Японией в течение рассматриваемого периода, что она была одним из основных элементов японской национальной политики, и что ее целью был захват территории СССР на Дальнем Востоке». Не соглашаясь с этим, адвокаты подсудимых утверждали, что Япония якобы выполняла условия заключенного в апреле 1941 года советско-японского Пакта о нейтралитете. При этом они пытались, отведя ответственность от Японии, обвинить СССР в нарушении Пакта о нейтралитете, используя факт объявления Советским Союзом войны Японии по просьбе США и Великобритании. Трибунал не принял возражения защиты японской стороны и пришел к заключению: «Очевидно, что Япония не была искренней при заключении Пакта о нейтралитете с Советским Союзом и, считая свои соглашения с Германией более выгодными, подписала Пакт о нейтралитете с тем, чтобы облегчить себе осуществление планов нападения на СССР. Доказательства, представленные трибуналу, указывают на то, что Япония, будучи далеко не нейтральной, оказывала значительную помощь Германии».

22 июня 1941 года, в день начала гитлеровской агрессии против СССР, подписавший два месяца назад советско-японский Пакт о нейтралитете министр иностранных дел Японии Ёсукэ Мацуока, срочно прибыв к главнокомандующему армией и флотом, императору Хирохито, стал предлагать незамедлительно напасть на Советский Союз. Стремясь рассеять опасения микадо, он убеждал: «Надо начать с севера, а потом пойти на юг. Не войдя в пещеру тигра, не вытащишь тигренка. Нужно решиться».

Вопрос о нападении на СССР летом 1941 года детально обсуждался на состоявшемся 2 июля императорском совещании (Годзэн кайги). Выступивший на совещании председатель Тайного совета (консультативный орган при императоре) Кадо Хара заявил: «Война между Германией и Советским Союзом действительно является историческим шансом Японии… Я желаю, чтобы мы напали на Советский Союз. Кто-то может сказать, что в связи с Пактом о нейтралитете это было бы неэтично. Если мы нападем на него, никто не сочтет это предательством. Я с нетерпением жду возможности для нанесения удара по Советскому Союзу. Я прошу армию и правительство сделать это как можно скорее. Советский Союз должен быть уничтожен».

Императорским совещанием была принята секретная Программа национальной политики империи, в которой закреплялось следующее решение: «Наше отношение к германо-советской войне будет определяться в соответствии с духом Тройственного пакта (военный союз Германии, Японии и Италии). Однако пока мы не будем вмешиваться в этот конфликт. Мы будем скрытно усиливать нашу военную подготовку против Советского Союза, придерживаясь независимой политики… Если германо-советская война будет развиваться в направлении, благоприятном для империи, мы, прибегнув к вооруженной силе, разрешим северную проблему и обеспечим безопасность северных границ». Это решение напасть на СССР в момент его ослабления в борьбе с гитлеровской Германией получило в Японии название «стратегия спелой хурмы».

В июле-августе 1941 года группировка выделенных для войны против СССР японских войск была доведена до одного миллиона человек, а Генштабом армии была определена дата нападения на СССР – 29 августа 1941 года. Запланированное на 1941 год, затем перенесенное на весну 1942 года вероломное нападение Японии на СССР не состоялось не потому, что Япония «честно» выполняла условия Пакта о нейтралитете, а вследствие провала германского плана «молниеносной войны» и высокой обороноспособности Советского Союза в восточных районах страны.

Проводившаяся в годы войны японским руководством политика сковывания угрозой войны крупных сил Красной армии на востоке СССР вела к затягиванию Великой Отечественной войны и Второй мировой войны в целом, увеличению жертв советского и других народов. Эта политика расценивались гитлеровской Германией как важный вклад в совместную вооруженную борьбу с СССР. Однако возмездие за коварство и вероломство нашло японских политиков и генералов.

В ночь с 22 на 23 декабря 1948 года во дворе тюрьмы Сугамо в Токио был приведен в исполнение приговор Токийского трибунала над семью осужденными к смертной казни военными преступниками. В присутствии членов Союзного совета для Японии бывшие премьер-министры и высокие армейские чины были повешены. Приговор привел в исполнение профессиональный палач – американский сержант Джон Вуд, который исполнял ту же миссию в отношении главных нацистских военных преступников, осужденных в Нюрнберге.

16 подсудимых были приговорены к пожизненному заключению. Некоторые умерли в ходе процесса. Кроме осужденных судом Токийского трибунала, наказанию подверглись и многие другие обвиненные в преступлениях бывшие военнослужащие и чиновники. Среди них к смертной казни были приговорены 973, к пожизненному заключению 338 человек. К различным срокам наказания были приговорены три тысячи человек. Кроме того, свыше 200 тысяч чиновников и педагогов – носителей милитаристской идеологии были отстранены от должностей.


К сожалению, в нашей стране не опубликованы в должном объеме хранящиеся в архивах материалы Токийского трибунала. Российская общественность лишь частично знакома с ними по изданным еще в Советском Союзе немногочисленным публикациям. Работа эта кропотливая и трудоемкая, но весьма важная сегодня, когда история стала объектом ожесточенной борьбы за умы и сердца людей. Ведь в Японии не признают справедливость Токийского трибунала, называя его «судом победителей»…

Источник

К 30-ЛЕТИЮ АНТИСОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

К Союзному референдуму-91 претензии были, но никто и никогда не называл результаты «сфальсифицированными»

Говорят, «СССР никому уже был не нужен». Как это «никому», если 17 марта 1991 года 113 миллионов 512 тысяч 812 человек сказали «да». Даже в республиках, пытавшихся увильнуть от всесоюзного плебисцита (Грузия, Латвия, Литва, Молдавия, Армения и Эстония), где не были образованы центральные комиссии, тем не менее, присутствовали участковые и, таким образом, голосование в некоторых местах там проводилось.

Например, в Молдавской ССР 98% избирателей Приднестровья высказались в пользу обновлённого Союза. Проигнорировали? Получите — войну! И, между прочим — кто бы мог подумать! — на «суверенном референдуме» Эстонии от 3 марта 1991 года вопрос: Хотите ли вы, чтобы суверенная Эстония осталась в составе СССР? — набрал большинство. Для сведения «капитулянтов» — Верховный Совет отдельно отметил 2 миллиона граждан Советского Союза, отдавших свои голоса за него, вопреки ситуации, сложившейся в определённых субъектах, назвав это «актом мужества и патриотизма».
[Читать полностью...]
Конечно, противоположную сторону тоже нельзя не отметить, в том числе и в РСФСР — так, Свердловская область (единственная из российских) сказала «нет Союзу», разделившись практически напополам (50,7% «против»). Иногда результаты удивляли парадоксальностью — в украинских бюллетенях, в отличие от прочих, имелось два вопроса, «узаконивающих» и Декларацию независимости (70,2%) и обратное вхождение на основе Декларации в состав СССР (80,2%). А в актуальном сейчас Нагорном Карабахе участвовали только азербайджанцы (большинство за Союз), карабахские армяне демонстративно отказались. Ну, что ж…

К референдуму-91 до сих пор можно предъявлять претензии и по формулировкам, и по организации. Кроме одной — никто и никогда не называл итоги «сфальсифицированными». Никто и никогда, включая противников, не ставил под сомнение сам факт того, что большинство выбрали СССР. Это вам не «голосование на пеньках».

Упрёк, дескать, те же самые люди потом «не вышли защищать Советский Союз» следует понимать, как «не вышли с оружием», ибо свои гражданские обязанности они всё-таки исполнили, не предполагая «кидок». Однако в том-то и дело, что на тот момент воевать никто не собирался, так как первопричина любой бойни — передел собственности — ещё не просматривалась.

Но уже с 1992 года на кладбищах стали массово появляться могилы молодых людей, павших на «фронтах» криминальной, после — национальной, территориальной и т. д. — Гражданской войны. И это только «прямые потери», которые хоть как-то поддаются учёту (другой вопрос — никто по-настоящему не хочет пересчитать). А если вдобавок прикинуть «любимую претензию» антисоветчиков — тех, кто МОГ бы родиться и не родился, получится совсем уж «немирно».

По итогам референдума было две попытки «переписать» объединительный договор — первый даже опубликован «Правдой» 15 августа 1991 года. Немаловажный фактор — он же отменял «образование СССР» от 1922 года, что и стало юридическим обоснованием ГКЧП. Ведь по законодательству «той страны»: «Защита социалистического Отечества относится к важнейшим функциям государства».

Сейчас прежние формулировки, вроде «путча» и «государственного переворота» употребляются редко, в основном нейтральное — «попытка отстранения Горбачёва от власти». Действительно странно, упрекать в «перевороте» тех, кто декларировал прежнее государство сохранить, в полном соответствии с его Основным законом.

Ну и да — не уважают «свободные граждане» тех, кто их не убивает. По воспоминаниям очевидцев, фактический руководитель ГКЧП Геннадий Янаев в августе 1991 года заявил генералу армии Владимиру Крючкову следующее: «Пойми мой характер, если хоть один погибнет — я жить не смогу». Таким образом, приказ о силовом подавлении не был отдан, и трое погибших в тоннеле на Садовом кольце — жертвы собственной самодеятельности, но никак не злого умысла.

Зато Янаеву до самой его смерти от рака лёгких припоминали «трясущиеся руки». А ведь он не был трусом — в мае 1993 года принимал личное участие в демонстрациях, закончившихся (о, ирония судьбы!) разгоном милиции. Вообще, про «шестерых, уставших мужчин в одинаковых костюмах на фоне серого задника» из ГКЧП граждане свободной России говорили разные слова, среди которых не оказалось лишь «спасибо» за то, что многие остались живы. Убивать будут позже.

Второй «Союзный договор» по итогам мартовского референдума должен был состояться 9 декабря 1991 года, однако Ельцин, Кравчук и Шушкевич успели восьмого. Интересный нюанс — совпадение мотивировок. Вот обращение ГКЧП: «Начатая по инициативе Горбачева политика реформ … в силу ряда причин зашла в тупик». А вот обращение из Беловежья: «переговоры о подготовке нового Союзного Договора зашли в тупик».

Опять же никто и никогда официально не называл «Беловежское соглашение» — путчем, что естественно, иначе вся политическая архитектура новой государственности оказывается под вопросом. Тут бы с «переделом собственности» разобраться. Не мытьём, так катанием («кат» — палач) «зафиксировать» нынешних владельцев.

Хотя сам факт «переворота» даже не в том, что «разбежались», а в том, КАК «разбежались». Закон № 1409-I «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» до сих пор увлекательное чтение, например, пункт 7, статьи 14: «согласован статус территорий, не принадлежавших выходящей республике на момент ее вступления в состав СССР».

История не знает сослагательного наклонения, но сравнивать её разные периоды не только можно — нужно. Поэтому «Свободная пресса» предлагает отметить 30-летие (1991−2021) новой государственности сопоставлением со «старой», хоть с 1918 по 1948, хоть с 1948 по 1988 годы. Замалчивать ничего не собираемся, может всё правильно, и народ на том референдуме ошибался, такое случается. Население? Репрессии? Способы хозяйствования? Вызовы времени? — это и многое другое (от спорта до космоса) следует разобрать по возможности объективно, не поддавшись эмоциям. Приглашаем к разговору социологов, экономистов, политиков, коммунистов, либералов и крайне желательно — «Единую Россию», ведь кому как не им рапортовать о достижениях, позволяющих с уверенностью смотреть в грядущее.


Со своей стороны готовы предоставить площадку всем желающим (критерий — аргументированность и интересность), и ввести постоянную рубрику «К 30-летию антисоветской власти». В ней нет уничижения — констатация. Времени на подведение «баланса» (считаем, с 30-летия мартовского референдума и по декабрьское Беловежье) должно хватить.

Источник

СССР: 1991-Й, ПОСЛЕДНИЙ…

Краху советской державы активно помогали изнутри. Заметки очевидца

Работая в системе Госплана СССР с 1983 г. до октября 1991-го включительно, трудно было не поражаться тому, насколько быстрым был процесс парализации системы планирования и управления экономикой и в целом страной в 1990-м, и особенно в 1991 году. Причем уже в начале 1991-го, пока ещё союзные, республики организовали обструкцию центральных союзных ведомств. И все это – при попустительстве профильных правоохранительных органов, функции которых уже к началу 1991 года были тоже парализованы.

Так, представители госпланов союзных республик, как по команде, в январе-апреле 1991-го были отозваны из Госплана и других союзных ведомств. А с января 1991 г. из союзных республик перестала поступать социально-экономическая информация в центральные ведомства. На запросы Госплана в «братских» столицах не реагировали или, в лучшем случае, отвечали отписками: дескать, не успеваем, вскоре данные направим и т.п.

А в апреле-мае 1991 г. перестала поступать в общесоюзные фонды продукция из «братских» республик. Вскоре к аналогичным мерам приступили в автономных республиках. Скорее всего, была чья-то команда, чтобы такими действиями ускорить экономическое разрушение страны…

[Читать полностью...]Странной, мягко говоря, была позиция советских МВД и КГБ: никакой реакции с их стороны на обращения центральных ведомств по упомянутым вопросам. И периодические отписки: дескать, разбираемся, сообщим о принятых решениях. Коих так и не последовало.

Проведенный в системах Госплана–Госснаба СССР в январе-марте 1991-го анализ отчетности о реальном выполнении планов последней 12-й (1986–1990) и предыдущих двух пятилеток показал, что, во-первых, эти планы абсолютно не выполнены. А во-вторых, отчетность по двум предыдущим пятилеткам оказалась «липовой», самое меньшее, на треть. Причем по республикам Закавказья уровень «липовой» отчетности по тем пятилеткам превышал 50%, по республикам Прибалтики — более 60%, Украины — до 50%, по республикам Средней Азии — до 60%, по другим республикам (Белоруссия, Молдавия) — около 40%. Но по РСФСР эта планка была примерно в 30% («Динамика выполнения плановых показателей по союзным республикам», Коллегия Госснаба СССР, ДСП, 1991 г.)

Кроме того, по данным Госкомстата СССР (1990–91 гг.), в суммарной рублёвой стоимости общесоюзного потребления товаров и услуг в стране, включая импортные товары (в тогдаших среднегодовых ценах), фактическая доля РСФСР на протяжении 3-х истекших десятилетий составляла немногим больше 20% (иногда — около 25%). Хотя именно РСФСР обеспечивала не меньше 45% совокупного советского ВВП. Зато доля, например, республик Прибалтики (в целом) в общесоюзном «потребительском» реестре превышала 20%, Закавказья — около 25%, Украины и Средней Азии (в целом) – не меньше 35%.

Словом, пыталась как-то замедлить распад экономического комплекса СССР только Россия. К тому же именно РСФСР десятилетиями была донором весьма быстрого социально-экономического развития «братских» республик. Как и столь же «братских» стран Восточной Европы.

Более того: как выяснилось в Госплане и Госснабе СССР весной 1991-го, профильные контролирующие органы Центра предпочитали с конца 70-х не проверять отчёты о выполнении пятилетних планов, поступающие из союзных республик!

Этот процесс возник и развивался по мере ослабления партийно-государственного управления страной, особенно «окраинными» республиками, вскоре после 1953 года. Ведь официальная дискредитация сталинского периода в 1956-м и в последующие годы, стала психологической подпоркой для послесталинской партгосноменклатуры, уверовавшей, и небезосновательно, в безнаказанность за очковтирательство.

А для «спокойствия» этой номенклатуры и по её требованию общесоюзное министерство государственного контроля было упразднено 23 августа 1957 года. Навсегда...

Вот, к примеру, рассекреченный в 2015 г. доклад первого заместителя генпрокурора СССР А.Н. Мишутина 10 октября 1962 г. в ЦК КПСС: «…По имеющимся в Прокуратуре СССР данным, в 1962 году в целом ряде колхозов, совхозов, строительных организаций и промышленных предприятий Украинской, Белорусской, Молдавской, Киргизской, Туркменской, Азербайджанской, Литовской, Латвийской, Эстонской, Армянской союзных республик, Калининской, Калининградской, Свердловской, Кировской, Тюменской, Читинской, Новосибирской, некоторых других областей и автономных образований РСФСР имеют место многочисленные факты приписок, очковтирательства, обмана государства. Значительная часть продукции и услуг не значится в официальных отчётностях.

... В частности, отделения Госбанка Эстонской ССР при выявлении приписок к фактическому объему работ/продукции, как правило, не ставят вопрос о привлечении виновных лиц к ответственности. Что имеет место в отделениях Госбанка и в большинстве других союзных республик. ... Факты приписок, очковтирательства и обмана государства, в том числе посредством взяточничества, не прекращаются» (см. «Коммерсантъ Власть», N 31, 17.08.2015).

Эти тренды нарастали, как рассказывал мне в 1987 г. академик-экономист Т.С. Хачатуров (1906–1989), еще и потому, что примерно с 1960-х, но особенно с середины 1970-х высшее руководство страны хотело видеть сугубо благостную картину в экономике, межнациональных, межреспубликанских взаимоотношениях. Естественно, что под такой курс подлаживались местные власти, руководство предприятий, номенклатурные органы.

Для самосохранения все они «сплотились» в круговую поруку, направляя «желаемую» информацию в вышестоящие инстанции. Потому большинство предложений экономических НИИ, экспертного сообщества в сфере невоенной экономики и, тем более, по сглаживанию межреспубликанских противоречий противоречили «благожелательным картинкам».

«Соответственно они, — по словам Т. Хачатурова, — не доходили наверх, либо не получали отклика из руководящих структур».

Очевидно, что все упомянутые и смежные тенденции комплексно добивали страну и без «перестроечных новаций», лишь ускорявших её разрушение. А в таких условиях мартовский 1991 г. референдум о сохранении Союза ССР был, на мой взгляд, пропагандистским прикрытием курса на ускоренный развал СССР…

И ведь что еще интересно: уже в середине 1990-го власть официально — выступлением тогдашнего председателя Совета министров СССР Н. Рыжкова 25 мая 1990 г. на сессии Верховного Совета СССР — объявила курс на так называемую регулируемую государством рыночную экономику (РГРЭ), ни словом не вспоминая о 12-й пятилетке (1985–1990), утвержденной XXVII съездом КПСС в 1986 г. (подробнее о постановлении об РГРЭ см. здесь).

А что же тогда с ежесуточными рекордами во всех отраслях экономики, с досрочными перевыполнениями пятилетних планов, о чём ежечасно вещали советские СМИ десятки лет, в том числе все 80-е?

Значит, или всё, или, по крайней мере, почти все это — было фикцией, лживой отчётностью, показухой, и на это — скорее всего, намеренно — закрывали глаза в вышестоящих инстанциях. Иначе советская экономика, да и вся страна не могли бы оказаться в агонии лишь за считанные годы!

Но разрушали не только СССР: 28 июня 1991 г. в Будапеште представили правительств Болгарии, Венгрии, Вьетнама, Кубы, Монголии, Польши, Румынии, распадающихся СССР и Чехословакии договорились распустить СЭВ. Возражали Монголия, Вьетнам, и особенно активно Куба. Но другие страны — их было большинство — уже объявили о «завершении» социализма; советская же сторона была среди инициаторов роспуска этой организации, сформированной еще в 1949–50-м годах.

В середине июля 1991 г. я с некоторыми коллегами по Госплану СССР был на неофициальном — заключительном совещании Исполкома СЭВ в Москве (автор периодически работал в СЭВе в 1984–91 гг.).

Нужно было видеть, как, с трудом сдерживая слёзы, представители уже бывших соцстран и уже отправленные там в отставку обсуждали последствия происходящего почти во всех соцстранах и роспуска СЭВа.

В преобладающем большинстве, подчеркну, то были высокопрофессиональные работники с феноменальными знаниями об очень многих предприятиях своих стран и стран-партнеров по СЭВу, о трендах в мировой экономике. И были они подлинными интернационалистами.

После этого совещания никто никуда не спешил, о многом хотелось еще поговорить… О том, например, насколько прозорливы были КНР и КНДР еще в начале 60-х, когда, в связи с их несогласием с хрущевской и дальнейшей идеологической и экономической политикой СССР, отказались вступить в СЭВ. По той же причине СЭВ с 1962 г. покинула Албания. А социалистический (с 1975-го) и дружественный СССР Лаос «предусмотрительно» воздержался вступить в эту структуру, учитывая причины неучастия в СЭВе Пекина, Пхеньяна и Тираны.

Однако апофеозом разрушения была срежиссированная сверху провокация в виде небезызвестного ГКЧП. Приказавшего, с одной стороны, всем союзным ведомствам приостановить работу до особого распоряжения. А с другой — запретившего выступления в поддержку этого комитета.

А с провалом ГКЧП началась «охота на ведьм» и в распадающемся Госплане СССР. Помнится, в госплановском Институте комплексных транспортных проблем СССР быстро создали «комиссию»: кто, что говорил и делал в дни ГКЧП. С обличительными собраниями и заверениями в «приверженности демократии».

Причем организовывали это местные парткомитеты, куда сразу же были включены местные «проельцинские ультра». Директор ИКТП, доктор экономических наук, человек высокой эрудиции и культуры Вячеслав Иванович Арсенов – мой соавтор по ряду публикаций в СМИ (напр. В. Арсенов, А. Чичкин, «Трансазиатская магистраль — путь к интеграции в Азии», «Проблемы Дальнего Востока», М., 1991, N4) – был обвинён в «противодействии демократии, суверенитету России, потворствовании ГКЧП». Но поддержка В.И. Арсенова большей частью коллектива предотвратила фабрикацию дела о его политической «неблагонадежности».

Во внешнем же аспекте характерно то, что уже 19 августа 1991 г. – в день объявления о ГКЧП – министры иностранных дел стран Европейского союза решили заморозить программы (с 1988 г.) помощи ЕС Советскому Союзу на общую сумму в 945 млн долл.

Зато уже 20 августа – тогда еще не был распущен ГКЧП — российского президента Б. Ельцина беспрепятственно посетили представители посольств США и Германии, выразив ему официальную поддержку. Но для ускорения развала СССР ту программу помощи ЕС так и не восстановил...

В этой связи, хотел бы отметить, что ряд подробностей «доверительных» переговоров Горбачева с Дж.Бушем на Мальте (2–3 декабря 1989 г.), где, скорее всего, были обсуждены дальнейшие события в Восточной Европе и СССР, – стали известны разведке тогдашней Ливии (расположенной, как известно, невдалеке от Мальты).

О чем сообщили нам, небольшой группе советских журналистов, представители ливийского посольства в Москве.

По ряду данных, той же информацией обладали и в сталинистской (тогда) Албании, где некоторые подробности такой информации были опубликованы, хотя не массовым тиражом...

Тем временем в Госплан и некоторые другие советские ведомства поступали зарубежные комментарии, оценивающие ГКЧП как провокационный спектакль. Естественно, что в разрушаемом СССР такие комментарии не публиковались легальной прессой. Приведем некоторые из них.

Скажем, Казимеж Мияль (1910 – 2010), один из руководителей Польши в 1947–55 гг., основатель и руководитель полулегальной Коммунистической партии Польши в 1965–96 гг., восстановленной с 2002 года:

«Создание ГКЧП было хитроумным ходом для ускорения распада СССР и КПСС. Хотя немногие участники ГКЧП были посвящены в эту комбинацию, организованную проамериканским руководством КГБ. Подтверждает это уже тот факт, что ГКЧП запретил коммунистическим организациям и промышленным предприятиям демонстрации в поддержку ГКЧП. Хотя антисоветские манифестации были тогда почти по всей стране.

Эрозия советского руководства с внедрением туда западной агентуры, начатые во времена Хрущева, привели вскоре к её смычке с руководителями-перевёртышами. Все они ждали своего часа, и с устранением К. Черненко этот час настал.

А нараставший кризис в стране деморализовал рядовых коммунистов и большинство населения. Тем более что тех и других деморализовали антисталинская истерия в СССР и провальная хрущевская программа КПСС о создании коммунизма к 1980 году.

Потому они не стали защищать СССР».

Хосе Мария Сисон (род. в 1939 г.), доктор права и исторических наук, основатель-руководитель (с 1968 г.) полулегальной Коммунистической партии Филиппин:

«Ревизионистское предательство и капиталистическая реставрация в СССР и почти во всех других социалистических странах начались вскоре после устранения Сталина. Эпилогом стал приход к власти предателей социализма. Они, чтобы побыстрее устранить СССР с КПСС, учредили некий ГКЧП, заранее обреченный на разгром. Не позже 1987 года можно было предотвратить крах СССР и КПСС. На что оппоненты Горбачева не решились, опасаясь потерять свои номенклатурные подачки».

Вилли Дикхут (1904–1992), основатель-руководитель (1973–1992) легальной Коммунистической партии Германии; экономист, автор 6-томного исследования «Реставрация капитализма в СССР» – издано в ФРГ, КНР, Албании, Румынии, КНДР в 1972–89 гг., в РФ в 2004 г.:

«Опошление сталинского периода обозначало пролог долговременной линии на разрушение СССР и КПСС. А завершила эту линию комбинация с созданием ГКЧП, чтобы более публично обесчестить КПСС и СССР. Что удалось в полной мере».

Муаммар Каддафи, глава Ливии в 1969–2011 гг.:

«Создание ГКЧП – долгожданный шаг в правильном, стратегическом направлении, чтобы сохранить СССР. Надеюсь, этот шаг не запоздалый».

Саддам Хусейн, глава Ирака в 1979–2002 гг.:

«Создание ГКЧП и его решительные действия позволят восстановить державный статус СССР, чтобы остановить всё более наглую экспанцию США».

По данным отдела международной информации ЦК КПСС (этот отдел был упразднен 27 августа 1991 г.), также поддержали создание ГКЧП или одобрительно об этом высказывались руководящие политические деятели (или их представители) КНДР, Кубы, Зимбабве, самопровозглашенной (в 1976 г.) Западносахарской республики, руководство бывших (до 1991 г.) социалистических Албании и Эфиопии.

Характерно также мнение бывшего главы Верховного Совета СССР (в 1990–91 гг.) Анатолия Лукьянова:

«ГКЧП — это отчаянная, но плохо организованная попытка группы руководителей спасти СССР; это попытка людей, веривших, что их поддержит президент Горбачев. А 8 декабря 1991 года главы трех республик в Беловежской Пуще, ликвидируют союзное государство: вот это настоящий переворот. Такова реальность именно августовско-декабрьского переворота».

(«Зарубежные оценки событий в период ГКЧП», Международный отдел ЦК КПСС, ДСП, М., 25.08.1991).

Впрочем, заявление 25 декабря 1991 г. тогдашнего президента США Дж. Буша в связи с упразднением СССР было сразу растиражировано уже в бывшем СССР:

«...Соединенные Штаты приветствуют исторический выбор в пользу свободы, сделанный новыми государствами Содружества-СНГ. Несмотря на потенциальную возможность нестабильности и хаоса, эти события явно отвечают нашим интересам» («Известия» за 26 декабря 1991 г.).


Характерно, что опровержения всех этих оценок не было, нет, и едва ли произойдет...

Источник

ТЕПЕРЬ ЭТО ВЫГЛЯДИТ ВПОЛНЕ ПРАВДОПОДОБНО

Предсказания 2020. Сидик Афган. Осталось 5 Лет До Самого Важного События В Истории Мира.

#Предсказания и #Пророчества гениального математика, профессора, доктора наук Сидика Афгана. #СидикАфган ещё в 1990 году сделал предсказание о распаде СССР и через год оно сбылось. Вторую часть предсказания великого гения и нумеролога смотрите в этом видео.



ГЕНЕРАЛ ИВАШОВ О СЕКРЕТАХ КГБ СССР И МИНОБОРОНЫ СССР



РОССИЮ ГОТОВЯТ К РАЗВАЛУ, КАК КОГДА-ТО СССР