Tags: ВОВ

БЫЛ ПРЕДСТАВЛЕН К ЗВАНИЮ ТРИЖДЫ ГЕРОЯ...

К 100-летию выдающегося лётчика Амет-Хана Султана

Иван Кожедуб писал, что когда у Амет-Хана спрашивали, героем какого народа он является: татарского или лакского, прославленный лётчик отвечал: «Я герой не татарский и не лакский, я Герой Советского Союза!».

Он родился 20 октября 1920 года в городе Алупке в Крыму, в семье рабочего. Отец — лакец (одна из народностей Дагестана), мать — крымская татарка. В 1937 году окончил 7 классов и поступил в железнодорожное училище в Симферополе. После окончания учёбы работал слесарем в депо в Симферополе. Комсомольская организация дала ему направление в аэроклуб, окончив который он был принят в прославленное Качинское училище военных лётчиков.

В РККА с февраля 1939 года. В 1940 году, по окончании Качинской школы, в звании младшего лейтенанта направлен в 4-й ИАП (истребительный авиаполк), дислоцированный под Кишинёвом, имевший на вооружении истребители И-153 и И-16.

22 июня 1941 года младший лётчик 4-го ИАП Амет-Хан Султан выполнил несколько боевых вылетов на истребителе И-153 на разведку и штурмовку наступающего противника. С августа 1941-го лётчики полка прикрывали небо Ростова-на-Дону. 15 октября полк был выведен с фронта на переформирование и переучивание на английские истребители «Харрикейн».
[Читать полностью...]
С 4 декабря 1941 года 4-й ИАП находился в составе 147-й истребительной авиационной дивизии ПВО Ярославско-Рыбинского района ПВО. Здесь Амет-Хан Султан одержал свою первую воздушную победу.

31 мая 1942 года, израсходовав в атаках весь боезапас, он таранил вражеский бомбардировщик Ю-88, ударив его левой плоскостью снизу. При ударе громоздкий, обломивший при ударе крыло, «Харрикейн» Амет-Хана застрял между двигателем и фюзеляжем загоревшегося бомбардировщика. Лётчику удалось руками оттолкнуться от неприятельского самолёта, выбраться из кабины своей машины и раскрыть парашют...

Городской комитет обороны наградил его именными часами и почётной грамотой на Советской площади Ярославля, где был выставлен для всеобщего обозрения сбитый «юнкерс». За таран, совершённый над Ярославлем, лётчик был награждён орденом Ленина.

3 июля 1942 года полк был передан из ПВО в ВВС. Приступил к боевой работе на Брянском фронте.

В августе того года с Амет-Ханом познакомился другой известный дважды Герой, его однополчанин, соратник, а в конце войны и командир В.Д. Лавриненков. О своей первой встрече с Амет-Ханом, в своих мемуарах он вспоминает так:

«Я пошёл рядом с Амет-Ханом. Он стал рассказывать какой-то весёлый случай, связанный с игрой в шахматы. За ним потянулись все, кто стоял поблизости. Я, конечно, и не предполагал, что, сделав первые шаги по одной тропинке с Амет-Ханом, отмеряю вместе с ним, прекрасным человеком и бесстрашным истребителем, тысячи километров воздушного пространства, что вместе мы будем драться в сотнях боёв против гитлеровцев и оба дважды будем удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Мог ли думать, что подружусь с ним на всю жизнь, что почти через тридцать лет провожу моего неугомонного, жизнерадостного друга в последний путь».

Лётчики полка освоили истребители Як-7Б. С 21 августа 1942 года полк воевал в составе 8-й воздушной армии на Сталинградском фронте. Под Сталинградом, только с июля до середины сентября 1942 года на Як-7 и Як-1 Амет-Хан одержал 6 личных и 19 групповых побед, вошёл в число лучших асов и был включён в состав 9-го гвардейского ИАП, одного из нескольких за всю войну полков «свободных охотников». После переучивания на «Аэрокобру» он участвовал в освобождении Ростова-на-Дону, в боях на Кубани, в освобождении Таганрога, Мелитополя, Крыма. Летом 1944-го лётчики 9-го гвардейского ИАП переучились на новый истребитель Ла-7, на нём Амет-Хан воевал в Восточной Пруссии, участвовал во взятии Берлина. Победную точку гвардии майор Амет-Хан Султан поставил над Берлином 29 апреля 1945 года, сбив ФВ-190.

Воспоминания об Амет-Хане оставил в своей книге Герой Советского Союза маршал авиации С.И. Руденко:

«Об уроженце Крыма Герое Советского Союза Амет-Хане Султане мы были наслышаны ещё раньше как об искусном воздушном бойце. Теперь он воевал в небе Берлина и сразу зарекомендовал себя всевидящим, неуязвимым в воздухе, обладал молниеносной реакцией и необычайной выносливостью в сложном пилотаже».

Всего за время войны гвардии майор Амет-Хан Султан совершил 603 боевых вылета (из них 70 — на штурмовку живой силы и техники противника), провёл 150 воздушных боёв, в которых сбил лично 30 и в составе группы 19 самолётов противника. Среди лично сбитых Амет-Ханом 8 двухмоторных машин – по 4 Хе-111 и Ю-88, и один трехмоторный Ю-52.

Герой Советского Союза А.Ф. Ковачевич, однополчанин и командир Амет-Хана в годы войны, вспоминал о нём как об очень тонком лётчике, глубоко чувствовавшем свою машину: «В борьбе за снижение взлётного веса своего истребителя он всю войну был как бы на диете, не добирая и до 50 килограммов собственного веса».

После окончания войны большинство асов были направлены на учёбу в академии. С августа 1945 года Амет-Хан — слушатель Военно-воздушной академии в Монино. Учёба шла трудно – давал знать недостаток образования. Ф.Ф. Архипенко вспоминал, как они – он, Амет-Хан и Д.Б. Глинка, сидя рядом, писали диктант при подготовке к вступительным экзаменам. Чувствуя, что в русском языке они не сильны, пытались замаскировать написанное национальными особенностями. Фёдор Фёдорович, как белорус, ставил над буквами затейливые росчерки, Дмитрий Борисович некоторые «и», писал по-украински, с точкой вверху, а Амет-Хан списывал у них обоих, дополняя написанное какими-то «кабалистическими» знаками. Молоденькая преподавательница, проверившая их листочки, на разборе диктанта расплакалась. В начале 1946 года лётчик подал рапорт об отчислении из академии. Рапорт был удовлетворён, Амет-Хан Султан был уволен и из академии, и из армии.

Мария Кузьминична Покрышкина вспоминала, как весной 1946 года на одной из московских улиц они с Александром Ивановичем встретили Амет-Хана: он был без наград, неважно, не по погоде одет, имел рассеянный вид. А.И. Покрышкин, знавший лётчика с 1943 года, разговорился с ним, расспросил о его проблемах, вместе они зашли куда-то перекусить.

Когда они расстались и пошли домой, Мария Кузьминична, тоже знавшая Амет-Хана с военных лет, спросила у мужа, о чём они говорили. Александр Иванович как всегда сдержанно ответил ей:

– Сильный лётчик, отличный мужик. Связался с дружками… Надо ему помочь.

В один из ближайших дней Покрышкин позвонил генерал-полковнику авиации К.А. Вершинину, в воздушной армии которого воевал в 1943-м. Вершинин в то время был назначен Главнокомандующим ВВС – заместителем министра Вооружённых сил СССР.

К.А. Вершинин, вероятно, позвонил хорошо известному ему генерал-лейтенанту И.Ф. Петрову, только что назначенному начальником Лётно-исследовательского института, и Амет-Хан был принят туда лётчиком-испытателем.

За короткий срок он выдвинулся в число лучших испытателей. В 1949 году ему был присвоен 3-й класс, а уже в сентябре 1952 года Амет-Хан Султан становится лётчиком-испытателем 1-го класса.

16 июня 1949 года совместно с И.И. Шелестом на самолётах Ту-2, фактически по собственной инициативе, они провёли первую в стране автоматизированную дозаправку в воздухе – «крыло в крыло», когда из крыла одного самолёта выпускался заправочный шланг, а другой самолёт ловил конец шланга специальным заправочным приёмником. Немедленно приехавший после этого полёта в Жуковский, скупой на похвалу конструктор А.Н. Туполев восхищённо благодарил лётчиков.

В конце 1949 года Я.И. Верников и Амет-Хан Султан выполнили первый полёт на опытном всепогодном двухместном истребителе-перехватчике ОКБ А.И. Микояна И-320 («Р-2») и затем проводили его заводские испытания.

В 1951—1953 годах Амет-Ханом Султаном совместно с С.Н. Анохиным, Ф.И. Бурцевым и В.Г. Павловым были проведены полные испытания пилотируемого самолёта-аналога самолёта-снаряда противокорабельной системы «Комета». Аналог подвешивался под самолёт Ту-4КС, самолёт-носитель набирал около 3000 метров высоты, после чего отцеплял самолёт-аналог, который шёл на цель. В ходе испытаний Амет-Хан выполнил первый полёт на самолёте-аналоге с земли, первый старт с самолёта-носителя и большое количество полётов с отцепкой от самолёта-носителя. Самолёты-аналоги управлялись с самолётов-носителей, и лишь в 200–150 метрах от цели лётчик-испытатель переходил на ручное управление, уводя аналог от цели, заходя на грунтовую полосу и сажая его. Посадочная скорость аналога достигала 350 км/час, а садился он на лыжу. Ценность проведённых испытаний была исключительной, вклад Амет-Хана Султана первостепенен, и главный конструктор КБ-1, выдающийся советский радиоспециалист А.А. Расплетин, опираясь на поддержку П.Н. Куксенко и С.Л. Берии, ходатайствовал о присвоении ему звания трижды Героя Советского Союза. Но…

За проведение этих испытаний Амет-Хану Султану в 1953 году была присуждена Сталинская премия 2-й степени. А вот С.Н. Анохину и В.Г. Павлову были присвоены звания Героев Советского Союза.

12 ноября 1958 года во время полёта на двухместном УТИМиГ-15, при испытании катапультного кресла парашютистом-испытателем В.И. Головиным произошёл нештатный взрыв пиропатрона. При этом был пробит топливный бак, катапультное кресло деформировано, обе кабины залиты керосином. Амет-Хан Султан принял мужественное решение и сумел успешно посадить повреждённую машину.

В 1961 году Амет-Хану Султану было присвоено почётное звание «Заслуженного лётчика-испытателя СССР».

Он провёл ряд испытательных работ на Ан-10, Ан-12, Ан-24, Ил-18, Ил-28, МиГ-19, МиГ-21, Су-7Б, Су-9, Су-11, Ту-4, Ту-16, Ту-104, Ту-110, Як-25, Як-27, Як-40… Освоил около 100 типов летательных аппаратов, его общий налёт составил 4237 часов.

Амет-Хан Султан был женат, имел двух сыновей. Жил в городе Жуковский Московской области.

Многие его товарищи отмечали, что Амет-Хан Султан был исключительно скромным человеком. Свои многочисленные награды он носил крайне редко, а когда вынужден был надевать Золотые Звёзды – изобрёл «маскирующий» жест, когда большой палец левой руки он подсовывал под левый лацкан пиджака, тем самым закрывая кистью руки награды…

За испытательную работу Амет-Хан был награждён орденами Красного Знамени и Знак Почёта.

1 февраля 1971 года Амет-Хан Султан погиб при выполнении рискованного испытательного полёта на летающей лаборатории Ту-16ЛЛ, предназначенной для испытания нового реактивного двигателя. Как выяснила комиссия, после взлета возникли расходящиеся колебания из-за разгона с закрылками. Кабина с летчиками практически отломилась, ее нашли в четырех километрах от места падения основной части самолета. Вместе с Амет-Ханом погибли Р.Г. Ленский – инженер; В.А. Михайловский – штурман-испытатель; Е.Н. Венедиктов – летчик-испытатель; А.В. Воробьев – бортрадист.

Похоронен Амет-Хан Султан на Новодевичьем кладбище.


Дважды Герой Советского Союза подполковник Амет-Хан Султан (24.08.1943, 29.07.1945) награждён тремя орденами Ленина (28.10.1942, 14.02.1943, 24.08.1943), четырьмя орденами Красного Знамени (15.11.1942, 18.10.1943, 20.04.1945, 3.03.1953), орденами Александра Невского (7.04.1944), Отечественной войны I степени (20.01.1945), Красной Звезды (15.11.1942), Знак Почёта (31.07.1961), медалями.

Бюсты Герою установлены в городах Алупка, Каспийск, Феодосия, на аллее Воинской Славы в Киеве, в ауле Цовкра, а также в городе Махачкала – на проспекте, носящем его имя и напротив здания аэровокзала. В городе Ярославле установлен памятник лётчику. Его именем названы улицы в Алупке, Волгограде, Жуковском, Махачкале, Судаке, Каспийске, площадь в Симферополе, горный пик в Дагестане и Махачкалинский аэропорт. На здании железнодорожного вокзала Симферополь-пассажирский установлена мемориальная доска. Почётный гражданин города Алупка.


Источник


Что приключилось с нашей землёй? Почему она больше не родит таких героев?

УПЫРИ РАСПОЯСЫВАЮТСЯ НА ГЛАЗАХ

Последний бой фронтовой санитарки

Почему ветеран Великой Отечественной написала письмо Путину

Разве могли подумать в далёком сорок третьем году девчонки санинструкторы, погибавшие под обстрелами засевших на высоком правом берегу Дона альпийских стрелков Муссолини, что этим палачам русского народа в центре города Россошь Воронежской области всего через 60 лет будет установлен памятник их «славы» и «геройства»?

Их было 22 второкурсницы Богучарского медучилища, которых по закону военного времени срочно призвали на службу. Линией фронта стала река Дон, а родное левобережное село Журавка, в котором жила семья Дуси Адонкиной, оказалось прямо на линии огня, на открытой широкой пойме. Вытаскивая раненых бойцов, она защищала сразу и Родину, и малую Родину одновременно. Эпизодов, когда жизнь оказывалась на волоске от смерти, было немало. Ведь позиции вояк фашистской армии Муссолини были на высоком правом берегу Дона. На меловых кручах были основательно обустроены дзоты и блиндажи, соединённые ходами сообщения. На брёвна для блиндажей были разобраны практически все срубы школ придонских сёл. Обстрелы из пулемётов и миномётов позиций бойцов Красной армии и мирного населения велись не только днём, но и ночью с подсветкой специальными осветительными ракетами.

Поисковые отряды уже в наши дни находили в некоторых пулемётных гнёздах итальянцев более трёх с половиной тысяч стреляных гильз, а в одиночных окопах до шестисот гильз от карабинов.

То есть, как в тире сидел эдакий европейский «гуманист», какими сейчас пытаются представить западные историки солдат фашистской Италии, и перезаряжал карабин после каждого выстрела. И так 600 раз. И ведь стреляли они не в белый свет, а вели прицельный огонь, хладнокровно и безжалостно убивая солдат, офицеров и мирных жителей, так как левобережье у них было словно на ладони, и простреливалось на несколько километров.

[Читать полностью...]И вот представьте, в этом кромешном аду хрупкие девчушки, чуть ли не вчерашние школьницы, во время атак и позиционных перестрелок должны были спешить на помощь раненым бойцам и командирам, перевязывать им под огнём раны и вытаскивать их в безопасное место, чтобы отправить в полевой медсанбат. С августа 1942 года до наступления в середине января 1943-го из двадцати двух девчонок в живых осталось только восемь… И те, одна за одной, с тяжёлыми ранениями и контузиями были демобилизованы из армии. Это о них и таких, как они, пронзительное стихотворение Юлии Друниной «Санитарка».

На носилках около сарая, на краю отбитого села
Санитарка шепчет умирая: «Я ещё ребята не жила».
И бойцы вокруг неё толпятся и не могут ей в глаза смотреть.
Восемнадцать – это восемнадцать, но ко всем неумолима смерть.
Через много лет в глазах любимой, что в его глаза устремлены,
Отблеск зарев, колыханье дыма вдруг увидит ветеран войны.
Вздрогнет он и подойдёт к окошку, закурить пытаясь на ходу.
Подожди его жена немножко, в сорок третьем он сейчас году.
Там, где возле чёрного сарая, на краю отбитого села
Девочка лепечет умирая: «Я ещё ребята не жила...».

И вот оказалось, что и в мирное время возможно предательство памяти фронтовиков-освободителей. Местные мелкотравчатые чиновники, узнав, что фронтовая санитарка Евдокия Васильевна Адонкина, несмотря на свой почтенный 96-летний возраст, активно поддерживает требование ветеранов, бывших малолетних узников россошанского концлагеря и неравнодушных россошанцев очистить сквер Кирова в центре города Воинской доблести от незаконной «могилы неизвестного фашиста» и переименовать его в сквер Победы, пытались её «уговаривать» по телефону не участвовать в этой борьбе с памятником «дружбы и примирения». Но не случайно же классик писал: «Есть женщины в русских селеньях...» У Евдокии Васильевны в этот момент перед глазами, как молния, пронеслись те страшные картины боёв на Дону. Сколько их молодых солдатиков, тяжелораненых, умирало на руках у них, таких же юных санитарок 412-го стрелкового полка 58-й гвардейской дивизии, сколько земляков было убито только в её родном селе Журавка, женщин, детей, стариков. А два года назад, когда Евдокия Васильевну и её младшую сестру Надежду Васильевну сын привёз на родное пепелище и на места боёв, случилась печальная встреча с бывшим однополчанином. В этот день приехали поисковики и на краю села Журавка эксгумировали случайно обнаруженные останки погибшего бойца, захороненного на медицинских носилках. Командир поискового отряда «Память» Н.Л. Новиков и его бойцы бережно собрали все останки для последующего перезахоронения. Возможно, это был один из тех бойцов, кого Евдокия Васильевна вытаскивала с поля боя, но он скончался от тяжёлого ранения и был похоронен за околицей села, потому что даже по похоронной процессии альпийские стрелки вели прицельный огонь. Ответ звонившему был, как приговор:

«Не бывать тому, чтобы памятники фашистам Муссолини в пернатых шляпах стояли в наших городах! Пусть там у себя определяют, кто из них “герой”, а кто палач, и сортируют их. А у нас должны стоять памятники только нашим освободителям, очистившим свою Родину от нацистской и фашистской нечисти, и памятники расстрелянным детям!».

Больше никто не звонил.

Но видя, как чиновники врут и обманывают даже президента России Владимира Владимировича Путина, Евдокия Васильевна решила вступить в свой последний бой и написала открытое письмо президенту России. Вот строки из ее письма:

«Я, Адонкина Евдокия Васильевна, 1924 года рождения 29 июня, во время боёв на Дону была фронтовой санитаркой. Вы объявили 2020-й год Годом памяти и славы. Спасибо Вам и за это, и за то, что мы, фронтовики, получаем достойную пенсию. Но не всё меряется деньгами. Вынуждена обратиться лично к Вам с просьбой от имени жителей города Россошь Воронежской области. У наших местных и областных чиновников что-то неладно со зрением и со слухом. Они не слышат Ваши призывы о патриотизме и недопущении переписывания истории. Они в упор не видят, как реваншисты унизили и оскорбили память всех погибших освободителей нашей Родины тем, что обустроили в самом центре города незаконную могилу неизвестного фашиста. Они не замечают протесты патриотов своего города и страны, которые убедительно доказали, что под видом памятного знака 10-летию детсада открыли памятник палачам Муссолини.

…Я видела, как погибали наши бойцы под обстрелами альпийских стрелков в боях на Дону в 1942-1943 годах. Многие умирали у меня на глазах от ран, пока я вытаскивала их с линии огня в безопасное место.

Погибали и мои подруги, фронтовые санитарки, рисковавшие своими молодыми жизнями ради свободы и независимости нашей Родины. Так почему, скажите, теперь под фальшивыми лозунгами о примирении и дружбе, чиновники за поездку в Италию, позволяют обустраивать мемориалы памяти и славы палачам нашего народа?

Ни по Закону, ни по совести, ни в коем случае нельзя допускать, чтобы наши дети, внуки, правнуки видели эти позорные памятники, чтобы и у них в голове складывалась извращённое понимание того, к чему приводит нацизм и фашизм. Нельзя очеловечивать палачей, насильников и садистов, пытавшихся завоевать наши земли, а народ превратить в рабочий скот.

…Я понимаю, это мой последний бой. Мои слабые силы и подорванное войной здоровье не позволяют стоять в одиночном пикете в День Победы у центральной братской могилы. Но семь лет на пикеты выходили мои земляки с требованием очистить город от незаконной могилы неизвестного фашиста и переименовать сквер Кирова в сквер Победы. Разве мы, фронтовики, не заслужили, чтобы центральный сквер в исторической части города Воинской доблести назывался сквером Победы, а не остался навсегда фашистским погостом? Как воспитывать молодое поколение, если стелу, посвящённую присвоению почётного звания городу Россошь «Населённого пункта Воинской доблести», установили на окраине города, в придорожной лесополосе, а самое видное место отдали под мемориал «славы и памяти» солдат фашистской армии Муссолини?

Уважаемый Владимир Владимирович, почему малые и мелкие чиновники плюют на ваши призывы и законы России? Почему они плюют нам, фронтовикам, в душу? Разве их шкурные интересы выше национального достоинства народов России?

Неужели на них нет управы?».

Прежние обращения жителей Россоши в Генпрокуратуру, в Следственный комитет России заканчивались формальными отписками, которые были состряпаны по запросу сверху в чиновничьих кабинетах Россоши и Воронежа. Так, к сожалению, устроена наша система «обратной связи» с народом. Но, как известно, надежда умирает последней. и в письме фронтовая санитарка не просит невозможного. Она всего лишь просит президента России В.В. Путина, чтобы Россошь, как город Воинской доблести, был избавлен от позора и очищен от незаконной символической «могилы неизвестного фашиста» вместе с венчающим надгробием в виде пернатой шляпы фашистского оккупанта Муссолини. А ещё, учитывая попытку реваншистов добиться переименования сквера Кирова в сквер святого Ньёкко (фашистского капеллана, благословлявшего на зверства и убийства итальянских стрелков) Евдокия Васильевна просит президента о самой малости, о переименовании сквера Кирова в сквер Победы, чтобы потомки не забывали о подвиге тех, кто спас страну от нацистских и фашистских завоевателей 75 лет назад.

Булавко Анатолий Ануфриевич – сын фронтовика, выжившего подо Ржевом.
Специально для «Столетия»


Источник

ЕСЛИ ОНИ ПРИДУТ К ВЛАСТИ…

Либеральные депутаты в Москве решили не праздновать День Победы

Невероятный, казалось, для нашей страны случай произошел на заседании Совета депутатов муниципального округа Ломоносовский в Москве. Депутат от партии «Яблоко» Владимир Калинин (на фото), выступая на нем, выступил против проведения в округе в 2018 году акций, посвященных Дню Победы и годовщине контрнаступления в битве под Москвой, назвав это «пустым мероприятием».

При этом он сказал буквально следующее: «Если патриотизм для вас – это только война и память о наших защитниках и помощниках, это ваше право. Я от себя не буду согласовывать данный план по причине его наполненности совершенно пустыми на самом деле мероприятиями. Ширма, за которой скрываются громкие слова о победе в Великой Отечественной войне, годовщине битвы под Москвой или праздновании Нового года, – это всё, конечно, важно для кого-то... Под названием "они сражались за родину" (речь шла о концерте, посвященном контрнаступлению под Москвой – ред.) ну невозможно. Можно убрать это название?».

Кто такой этот Владимир Калинин? В Интернете находим такие сведения: родился в 1985 году в Москве. В 2008 году окончил факультет государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова по специальности «Государственное и муниципальное управление». В 2002-10 годах работал в коммерческих структурах и НКО, в 2010-12 – в структурах московского правительства. В 2012-17 годах занимал должность в Россвязи (Федеральном агентстве связи), возглавлял пресс-службу, являлся советником руководителя Россвязи по связям с общественностью и СМИ. Считает себя успешным и талантливым пиарщиком, даёт соответствующие мастер-классы...

[Читать полностью...]

И вот теперь, как «народный избранник» от партии «Яблоко» говорит такие вещи в городе-герое Москве. В стране, где миллионы погибли за то, чтобы ее защитить, а потом праздновать Победу. Где в каждой семье есть те, кто в 1941-1945 годах погиб или был ранен. Увы, но таково было на заседании муниципального совета не только его мнение. При голосовании половина депутатов, которые в этом округе представляют те или иные либеральные организации, выступили против нашего святого праздника, и он в этом округе Москвы теперь отмечаться не будет...
Оставим пока в стороне вопрос о том, как отреагируют на эту инициативу, ветераны и все другие жители этого округа. Ведь они, выбирая депутатов от либералов, которые накануне выборов, конечно, щедро обещали им молочные реки и кисельные берега, вряд ли полагали, наверное, что те будут открыто плевать на нашу историю и оскорблять священную для нас память о великой Победе.

Главное, что этот инцидент в округе Ломоносовский стал своего рода лакмусовой бумажкой, которая, наконец, ясно показала, что на самом деле представляют из себя либералы, и, что будет, если им дать власть не только на уровне одного округа, а во всей стране.

Кстати, такое сбрасывание масок происходит и в других муниципальных образованиях Москвы, где либералам удалось на прошлых выборах пройти во власть. Так в районе Якиманка (где на выборах представители «Яблока» получили большинство), они предложили провести референдум – не следует ли убрать памятник Ленину (скульптор – народный художник СССР Л.Е. Кербель) с Калужской площади? Причём один из их лидеров Гудков по этому поводу написал: «Тема для референдума выбрана хорошая, громкая: отправить в утиль, то есть в "Музеон", памятник Ленину с Калужской, она же Октябрьская, площади. Помните – это такая уродливая советская статуя на огромном постаменте? Кстати, я не знал, почему она там стоит, а история удивительная: неподалеку в "вождя мирового пролетариата" стреляла Фанни Каплан. Нынешний памятник водружен в 1985 году, что во многом и объясняет его уродство: впрочем, речь не о моих эстетических пристрастиях, а о том, что историко-культурной ценности он уже в силу этого не представляет…».
Любопытно, что на это предложение вновь начать войну с памятниками и повторить то, что сейчас творится на соседней Украине, в сети даже те, кто сторонником Ленина не является, ответили возмущенно. Вот всего лишь несколько комментариев в сети:
Станислав Яковлев: «Все проблемы решены в Москве, только с памятниками осталось разобраться?».
Виолетта Волкова: «В Ломоносовском районе половина депутатов проголосовали за непразднование Дня Победы. То есть, эта сволочь либеральная там не одна такая. Ну что, рады, Ломоносовский район? Подумайте над отзывом этих «слуг народа».

Олег Мокряков: «Есть немало оппозиционеров, у которых свербит на тему памятникоборчества. Есть немало знающих, куда народные деньги девать… Кроме того, данный случай – наглядный пример того, что нас ждет после "свержения" Путина…».

В результате всеобщего возмущения к делу подключилась прокуратура. Она опротестовала решение мундепов Якиманки о проведении референдума с вопросами о памятнике Ленину и суд согласился с её доводами. Однако, пока только на формальном основании. Ведь снос/перенос таких памятников – это уровень не района и даже не Москвы. Это уровень федеральный. Кстати, а депутаты об этом не знали или специально сделали так, чтобы их референдум не прошёл, и можно было снова поднять крик о том, что в России давят оппозицию?

Отличаются либеральные мундепы и в других районах столицы, устраивая там уже откровенные провокации. Так депутат Басманного округа Люся Штейн пришла недавно к «Аллее правителей», где установлены бюсты правителей России, и осквернила памятники Николаю II, Ивану Грозному и Сталину, демонстративно прикрепив к ним клоунские атрибуты. А чтобы этот явно хулиганский поступок выглядел как политическая акция, депутат высокопарно заявила: «Вы спросите, зачем наряжать Сталина, Ивана Грозного и Николая II (привет Наталье Поклонской) в клоунов? Чтобы напомнить, что сакрализация власти – это свойство, скорее, Средневековья, нежели современности. Чтобы никогда не забывать о нашем неотъемлемом праве хохотать над силой. Чтобы очередная попытка государства сделать из истории России чучело-недотрогу сломалась о право каждого гражданина нашей страны на рефлексию».

Но ведь глумление над памятниками вовсе не есть осуществление «права хохотать над силой», а то же самое, что и осквернение могил. Неужели, дорвавшись до власти, либералы думают, что им теперь все дозволено? Отменять святые для нас праздники Победы, глумиться над чувствами ветеранов, осквернять памятники, сносить их?

Наверное, жители всех тех районов, где представителям либеральных партий удалось прорваться во власть, теперь задумаются над тем, кого на самом деле они выбрали?

И быть может, вспомнят, что помимо выборов, есть еще и процедура досрочного отзыва депутатов, которые не оправдывают их надежд и начинают вершить всякие непотребства?
Впрочем, проблема, наверное, глубже, чем простой обман избирателей, когда перед выборами обещают одно, а потом начинают делать совсем другое. Обратите внимание, о каких районах Москвы идет речь. Ведь Якиманка и Басманный – это те округа, где жилье стоит очень дорого, а потому и социальный состав населения там соответствующий. Это как раз те «оазисы», где расселились все те, кто успел «прихватизировать» в грабительские 90-е, а также те толстосумы, которые могут приобрести там жилье сегодня. Так что состав избирателей там соответствующий: немало тех, кто ходил на провокационные митинги вместе с Навальным, а теперь выбрал себе и местную власть под стать, вроде Калинина или Люси Штейн.

Ведь то, что представляет из себя эта дама, было хорошо известно и до выборов. Это она вместе со своими сотоварищами приколачивала к фасадам домов ее гипсовые бюсты, о чем в свое время уже писало «Столетие». Причем, это был ее собственный бюст, так сказать, а-ля «натюрель» – слепки… женской груди, сделанные умельцами с оригинала тела будущего муниципального депутата, под которыми было написано: «Грудью на защиту домов от реновации. Люся Штейн». Так что если после таких оригинальных акций Люсю все равно выбрали, это говорит уже о специфическом составе избирателей этого района Москвы.

Но ведь Якиманка и Басманный – это еще не вся столица, и тем более не вся громадная Россия. Люсе Штейн и представителям либералов, которые сейчас претендуют на то, чтобы захватить власть уже во всей стране в лице Ксении Собчак, трудно понять интересы и чаяния простых москвичей, не говоря уже о жителей России за пределами Садового кольца. Ведь все они – никакое не «новое поколение свободной России», а на самом деле – порождение прежней, обанкротившей власти, которая и завела страну в тупик. Если Собчак была дочерью первого мэра Петербурга Анатолия Собчака, то Люся Штейн тоже родилась в благополучной и хорошо обеспеченной семье. Ее дед Александр Штейн (настоящая фамилия Рубинштейн) никаким диссидентом не был, а прославился в СССР как драматург, став лауреатом аж сразу двух Сталинских премий. Был членом КПСС, писал пьесы, в которых, как свидетельствует «Википедия», «разоблачал космополитизм в академической среде» и прославлял Ленина. А отец Люси – театральный режиссер Петр Штейн, который в Москве в советские времена и потом тоже преуспевал, ставил в пьесы в знаменитом театре Ленинского комсомола, снимал фильмы.

А ведь на выборах Люся представлялась «скромной студенткой», озабоченной исключительно интересами простых москвичей. Умалчивая, например, о том, что три года проработала корреспондентом американской радиостанции «Свобода», которую, как известно, финансирует ЦРУ.

Что ее предвыборный штаб в Москве финансировала «Открытая Россия» – креатура сбежавшего за границу бывшего олигарха Ходорковского, которого в России обвиняют в причастности к убийствам. Не упоминала, что подрабатывала моделью, и что в сети выложены ее откровенные фотографии в вызывающих позах с самым минимумом одежды и т.д. и т.п. Как и Ксения Собчак, которая теперь в ходе своей предвыборной кампании предпочитает не говорить, что была развязной ведущей полупорнографической телепередачи «Дом-2».

А вот «представители народа» в округе Ломоносовский от либеральных партий, муниципалитет которого не захотел праздновать День Победы. Из них двое, в том числе сам Калинин, «временно неработающие». Один – индивидуальный предприниматель, другой – эксперт компании «Энст энд Янг», еще один – зав. кафедрой Европейского права «Гуманитарного университета», другой – аналитик группы «Яндекс», другая – руководитель аппарата гендиректора группы «Онэксим», еще одна – специалист по кадрам 000 «Соленис», есть еще директор школы. Ни одного «простого москвича»!

И вот таких «лидеров нового поколения» усиленно толкают сейчас либералы к власти в России. А потому, засев во властные кабинеты, они быстро забывают все то, что, маскируясь, твердили на предвыборных митингах, лицемерно разглагольствуя о стремлении защищать интересы «рядовых россиян». Как мы видим, главным для них становится вовсе не это, а навязывание всем своих прозападных политических взглядов, оплевывание России, патриотизма и наших национальных святынь. Что ж, надевая клоунские маски на памятники или отправляясь в разгар предвыборной кампании в США и оплевывая там Россию, как это сделала на днях Собчак, голосуя против празднования Дня Победы, они сами маски действительно сбрасывают. И, быть может, это и не плохо. Кто за них теперь в России станет голосовать, кроме ничтожного меньшинства?

Специально для «Столетия»

Источник

ПЕНЕМЮНДЕ ПОМНИТ…

Памятник Михаилу Девятаеву по-прежнему стоит на территории секретного аэродрома люфтваффе

Самый дерзкий побег из плена за всю историю войн на земле был совершен в феврале 1945 года с немецкого аэродрома Пенемюнде. Сегодня об этом беспримерном полете известно, наверное, все: пленный советский летчик Михаил Девятаев захватил тяжелый бомбардировщик Хе-111, посадил в машину девять своих собратьев по неволе; со второй попытки поднял «Хейнкель» в воздух, ушел от погони, прорвался сквозь зенитный огонь на линии фронта, сбил пламя с крыла и благополучно приземлил бомбардировщик на поле под городом Старгард.

devyataev2

Позже выяснилось, что Девятаев угнал не простой бомбардировщик, а воздушную станцию управления полетами ракет Фау-2 со всеми контрольно-измерительными приборами, со всей секретной телеметрией. После чего испытания ракеты были прерваны раз и навсегда!
Мне давно хотелось побывать там, где легендарный летчик совершил свой немыслимый подвиг. И вот выпал случай: еду на остров Узедом, где в северной его оконечности находился испытательный центр новой воздушной техники люфтваффе, а также, наверное, первый на планете ракетодром.
Добирался на перекладных: сначала из Калининграда до Гданьска на автобусе, оттуда поездом до Щецина, там пересадка на Свиноустье, затем трехвагонный немецкий дизель-поезд пересек польско-германскую границу и доставил на пересадочную станцию Зиновитц. А уж оттуда, по однопутке, построенной в 1937 году специально для испытательного центра, доехал, наконец, двухвагонным составчиком до деревушки с названием Пенемюнде. Именно там, на территории бывшей сборочно-испытательной станции «Пенемюнде-Вест», расположен сегодня музей авиационной, ракетной и военно-морской техники, а в двух километрах от него – тот самый аэродром, со взлетной полосы которого вырвался на свободу старший лейтенант Михаил Девятаев. Хотелось, что называется, прикоснуться к подвигу, ступить на бетонку некогда секретного аэродрома, увидеть небо с того места, откуда видел его Девятаев и куда он взмыл 8 февраля 1945 года.
[Читать полностью...]Сам Девятаев так вспоминал о той невероятной истории.
«Работая на аэродроме, мы теперь примечали все подробности его жизни: когда заправляются самолеты, когда команды уходят обедать, какая машина удобней стоит для захвата. Остановили внимание на двухмоторном "Хейнкеле-111". Он чаще других летал. После приземления его тотчас же заправляли снова. Возле него не однажды чисто одетые люди в штатском поздравляли пилота — удавались, как видно, какие-то важные испытания… Я прикидывал план захвата машины, рулежки, взлета под горку в сторону моря. Но сумею ли запустить, сумею ли справиться с двухмоторной машиной? Во что бы то ни стало надо было увидеть приборы в кабине, понять, как, что, в какой последовательности надо включать — в решительный момент счёт времени будет идти на секунды. Главное: запустить, вырулить и взлететь ... Случай помог проследить операции запуска. Однажды мы расчищали снег у капонира, где стоял такой же, как "наш", "Хейнкель". С вала я видел в кабине пилота. И он заметил мое любопытство. С усмешкою на лице — смотри, мол, русский зевака, как легко настоящие люди справляются с этой машиной, — пилот демонстративно стал показывать запуск: подвезли, подключили тележку с аккумуляторами, пилот показал палец и отпустил его прямо перед собой, потом пилот для меня специально поднял ногу на уровень плеч и опустил — заработал один мотор. Следом — второй. Пилот в кабине захохотал. Я тоже еле сдерживал ликование — все фазы запуска "Хейнкеля" были ясны».

Экипаж Хе-111 состоял из шести человек. Девятаеву предстояло поднять эту машину силой одного человека, да к тому же изнуренного лагерной жизнью. И он это сделал, несмотря на то, что приучен был к истребителю, а поднимать в небо пришлось двухмоторный тяжелый бомбардировщик!

В люфтваффе его называли «Madhen fur Allen» — «девушка для всего», то есть прислуга на все руки. Этот весьма удачный по конструкции самолет без особых модификаций мог применяться и как ночной бомбардировщик, и как торпедоносец, и как постановщик мин, и как транспортный лайнер и даже (что и было на Пенемюнде) как ракетоносец. Летчики любили эту машину за отличный обзор из кабины, надежность, хорошую устойчивость и управляемость на всех режимах полета, и она всеми своими достоинствами исправно послужила и русскому пилоту.

***
Когда-то мне посчастливилось пожать руку этому отчаянному летчику. Жаль, не удалось встретиться во второй раз. А вот в Пенемюнде Девятаев возвращался трижды. В 1945 году – вместе с будущим генеральным конструктором Сергеем Павловичем Королевым: Девятаев показывал ему руины немецкого ракетодрома. И не только показывал – вместе они нашли деталь двигателя Фау-2. Это был очень важный трофей для дальнейшей работы Королева. Второй раз Девятаев побывал в Пенемюнде в 1972 году вместе с тремя спасенными им сотоварищами по лагерю.
Наконец, в третий раз он прилетел на этот аэродром в 2001 году, когда его в составе съемочной телегруппы привезли в Пенемюнде для съемки документального фильма «Догнать и уничтожить».
Суть подвига Девятаева не только в том, что ему удалось предерзким образом вырваться на свободу, да еще вызволить своих товарищей по несчастью. Весьма важно то, что он сообщил советскому командованию координаты стартовых площадок, с точностью до сотни метров.
«Аэропорт на острове был ложный. На нём выставили фанерные макеты. Американцы и англичане бомбили их. Когда я прилетел и рассказал об этом генерал-лейтенанту командующему 61-й армии Белову, он ахнул и схватился за голову! Я объяснил, что надо пролететь 200 м от берега моря, где в лесу скрыт настоящий аэродром. Его закрывали деревья на специальных передвижных колясках. Вот почему его не могли обнаружить. А ведь на нём было около 3,5 тыс. немцев и 13 установок Фау-1 и Фау-2».

«Эта информация, – свидетельствует историк, – позволила разбомбить не только ракеты на старте, но и подземные цеха по производству «грязной» урановой бомбы. Это была последняя надежда Гитлера на продолжение Второй мировой войны до полного уничтожения всей цивилизации».

***
Вот уж чего не ожидал увидеть здесь, так это памятник Девятаеву и его товарищам! Всегда полагал, что немцы сделают все, чтобы убрать из памяти свой промах, столь вопиющую оплошность: оставить на стоянке готовый к старту самолет без присмотра. Но памятник сооружали совсем другие немцы – граждане ГДР, а нынешние обитатели Пенемюнде не стали ничего ломать. В отличие от Эстонии, Польши, Украины в Германии памятники даже своим бывшим врагам не сносят.
Памятный знак в честь участников побега был открыт в Саранске в мае 2010 года. Такие же знаки по инициативе племянников одного из участников побега Сергея и Михаила Сердюковых установлены на родине всех участников побега.
Этот же немецкий памятник стоял не на аэродроме, а на территории электростанции. Некогда мощнейший генератор энергии превратился в фабрику тишины. Здесь все источало тишину, каждый некогда шумный механизм – от турбины до эстакадного крана – все было погружено в мертвое безмолвие. И только четыре железных дымовых трубы на крыше отзывались морскому ветру ноющим заунывным голосом…
У входа на аэродром сиротливо стоял наш МиГ-21 с опознавательными знаками ГДР. Эта старая спарка, собранная в Горьком, дала крылья многим немецким летчикам. Первый советский серийный сверхзвуковой истребитель широко применялся в системе ПВО СССР и поставлялся за рубеж. Поставлялся, служил, готовый перехватить любую воздушную цель, – и вот теперь брошен на произвол судьбы, оставлен здесь то ли как артефакт из недавнего прошлого, то ли как пугало угрозы с Востока...

***
Я влез по лесенке на крыло и заглянул в кабину. Все приборы, все рычаги управления на месте, никто ничего не открутил, не выломал. Заправляйся – и в небо!
И тут я на минуту почувствовал себя Девятаевым. Вот взять бы да и угнать, вернуть истребитель на Родину! Представил, как выруливаю на старт… «Мордвин», прикрой – я МиГ-21…». Фантазия разыгралась: это же «спарка», и сам Девятаев уже сидит в передней кабине, я сзади. Вперед! На старт!
И снова, как тогда – всеобщий шок, а самолет в небе. Перехватят натовские истребители? Не успеют – пять минут полета и ты в нейтральном воздушном пространстве. А там еще четверть часа над морем, и можем заходить на посадку в Храброво под Калининградом. Разве что наши перехватят. Но все равно на свой аэродром приведут. А там… встретят, как и Девятаева в 45-м году – в особый отдел отправят, выяснять, кто и зачем прилетел. Нет, пожалуй, пусть стоит этот МиГ здесь…
Я решил заглянуть в один из заброшенных капониров, где, вероятно, мог стоять и тот «Хейнкель-111». Двинулся вдоль сетки, ограждавшей летное поле, по изрытой кабанами тропе. По пути попадались детали самолетов, торчащие из земли, быть может, обломки тех машин, которые были разбомблены налетами британской авиации. Тропа проходила в зарослях тростника, стоявшего в человеческий рост, но все же охрана меня заметила. В нашем понимании иностранец, с фотоаппаратом (а также картой и компасом в планшетке), пробирающийся к аэродрому – шпион. В немецком понимании, наверное, тоже. Правда, аэродром теперь уже был вовсе не военным, а гражданским объектом. Охранник предупредил меня, что идти дальше, к капонирам, «ферботен» – запрещено, и отпустил «шпиона» с миром. Отпустил-то отпустил, а сам пошел к полицейской машине, стоявшей у диспетчерской аэропорта. Не хватало еще объясняться с полицией. У меня в сумке, как назло, весь шпионский инструментарий – и карта острова, и компас, и видеокамера… Погони, к счастью, не было. А вот за самолетом Девятаева немцы отправили аса-истребителя капитана Гюнтера Хобома. Михаил Петрович позже пояснил, почему быстрый «мессер» не смог его «догнать и уничтожить». Преследователь считал, что беглецы полетят на восток, к своим. Там, над Польшей, он и искал угнанный «Хейнкель-111».

Но Девятаев не сразу полетел на восток. Прикинув по топливомеру, что горючего достаточно, он решил сделать небольшой крюк в сторону Швеции. И летел не над облаками, а прямо над волнами, как делал когда-то на У-2. Конечно, это было тоже небезопасно, но особого выбора не было.

***
Почему немцы выбрали Пенемюнде в качестве испытательного центра ракетной техники? Во-первых, это почти необитаемая часть острова Узедом, здесь легче осуществлять контроль за допуском на секретный объект, почти со всех сторон море. Во-вторых, по морю можно было доставлять тяжелые грузы и тяжелую технику. Для этой цели в Пенемюнде построили гавань. В-третьих, упавшие при неудачном запуске ракеты надежно похоронит море. Да и вся здешняя мекленбургская округа – самая малонаселенная часть Германии и самая заболоченная местность центральной Европы. Интересно, что несколько веков назад эти земли были заселены прибалтийскими славянами – ободритами. Эта уникальная славянская ветвь была практически полностью ассимилирована германскими племенами уже в позднем средневековье. «Наследие, оставленное ободритами в Германии, огромно, – утверждает энциклопедия, – это немалый вклад и в этногенез сегодняшних северных немцев, и в сложение балтийской морской торговой сети, ставшей предшественницей знаменитого Ганзейского союза. Значительный вклад внесли ободриты в историю Дании и Восточной Европы, в том числе немаловажна их роль и для эпохи становления Древней Руси». На карте Передней Померании и еще южнее почти вся сельская топонимика славянская: Луков, Квасов, Гадов, Колос, Зарниц…
Два года назад ехал я по Восточной Польше, и вдруг увидел посреди парка в городе Константинове хвостовую часть Фау-2. Это что еще за притча?! Стал выяснять, и узнал, что в последний год войны немцы разместили филиал ракетного полигона в генерал-губернаторстве, как тогда называли в Третьем рейхе присоединенную Польшу. Однако запуски отсюда большей частью были неудачными. За обломками Фау стали охотиться польские подпольщики и партизаны. Собранную информацию они отправляли в Лондон. Потому и стоит в Константинове памятник с надписью «Они спасали Лондон». Тогда уж, чтобы соблюсти историческую справедливость, надо в Лондоне поставить памятник Девятаеву с надписью «Он спас Лондон от немецких ракет». Ведь именно после угона Хе-111, воздушного пульта управления Фау, люфтваффе прекратило испытания нового поколения ракет, предназначенных в первую очередь для ударов по столице Британии.
Но вернемся в Пенемюнде. А что делает здесь советская подводная лодка К-24, ставшая ныне U-461?
Из исторического формуляра подводной лодки: «Заложена на заводе «Красное Сормово» в 1961 году… Принята в ВМФ в 1965 г. Неоднократно ходила на боевые службы в Средиземное море, Атлантический океан, Северное море… В 1984 году за выполнение задач в Средиземном море экипаж был награжден вымпелом министра обороны «За мужество и воинскую доблесть»… Входила в состав Черноморского, Северного и Балтийских флотов. В 1994 году при выводе советских войск из Латвии была оставлена в порту Лиепая в удовлетворительном состоянии… В июле 1994 года продана Дании. Стояла в Копенгагене как туристический объект. В 1998 году перепродана немецкой фирме и поставлена в Морском музее Пенемюнде».
Такая вот морская история с военной географией. Ракетная дизель-электрическая подводная лодка 675 проекта нашла свою последнюю гавань в Пенемюнде. Понятно, что здесь она как бы продолжает историю ракетной техники на бывшем ракетодроме. Вот вам ракеты, перекочевавшие с земной тверди, как говорили в старину, «на зыбкое лоно морей».

Но почему историю немецкой ракетной техники продолжает наша субмарина? Логичнее, чтобы ее продолжали американские ракетоносцы, чьи ракеты вобрали в себя идеи Вернера фон Брауна, переправленного из Пенемюнде в США со всем техническим архивом.

Советские подводные лодки этого проекта сыграли свою роль в холодной войне на океанских просторах. Ракетное вооружение К-24 (она же потом К-461, она же U-461) по конструктивному решению обеспечивало возможность как одиночных пусков крылатых ракет П-6 или П-5 из любого контейнера, так и проведение четырёхракетного залпа в последовательности стартов 4-1 и 3-2. Для старта контейнеры поднимались на угол 15°, а затем из них вылетали крылатые ракеты П-5 для стрельбы по площадям или же противокорабельные самонаводящиеся ракеты П-6. У этих ракет совершенно иная родословная. Как свидетельствует ветеран советского и российского ракетостроения Борис Черток, один из ближайших соратников С.П. Королёва, академик РАН, Герой Социалистического Труда, «до исторического дня 4 октября 1957 года зарубежные публикации высказывались в том смысле, что русские используют немецкий опыт и немецких специалистов для создания своих ракет.
Все эти разговоры и писания кончились после того, как мир увидел в небе первый искусственный спутник. Этот спутник вывела на орбиту знаменитая первая межконтинентальная ракета Р-7, свободная от ”родимых пятен” немецкой ракетной техники. Ее создание явилось скачком в новое качество и позволило Советскому Союзу занять лидирующее положение в космонавтике».
Так что наш подводный ракетоносец стоит в Пенемюнде совсем не по делу. Ему бы у наших музейных причалов стоять… Тем более, что из всей серии этих подводных лодок в «живых» осталась только эта – уникальный памятник отечественного судостроения.

***
До революции в армии и на флоте существовало такое понятие – честь оружия. Оружием нельзя было добивать поверженного врага, оружие полагалось освящать, оружие, даже устаревшее, не бросалось в груду металлолома, и уж, тем более, оно не должно было служить противнику. Всякий военный корабль, даже списанный на слом – это не просто глыба металла. Это часть территории страны. Это оружие, даже если с его палубы демонтированы пушки. Кем только не клятое царское правительство выкупило у Японии свои цусимские броненосцы, в том числе и крейсер «Варяг». Выкупило ради державной чести, а не по военной нужде (к 1916 году и «Полтава», и «Пересвет» и «Варяг» весьма устарели).

В наши времена понятие «честь оружия» изрядно поистерлось, особенно в «лихие 90-е». Корабли беспощадно и бессмысленно резались «на иголки», распродавались в любые страны и в любые руки, из них устраивали плавучие рестораны, глумились над боевым железом, как могли.

Скорбный памятник такому бесчестью – крейсер «Мурманск», проданный за рубеж и выброшенный в шторм на норвежские скалы…
Продавали мы и свои подводные лодки бывшим противникам по беспримерной холодной войне в мировом океане якобы на металл, а фактически на потеху и глумление. Мы не победили в холодной войне, но мы заставили считаться с присутствием в Атлантике, Средиземном море, Тихом и Индийском океанах наших подводных лодок и ракетных крейсеров. Не американский флот, а тем более не финский, шведский, испанский, канадский вытеснили их из мирового океана. Нужда заставила Россию стянуть свои эскадры в базы…
Ни Горбачев, скоропоспешный объединитель Германии, ни Ельцин, дирижировавший оркестром, грянувшем «Калинку», ни одного дня не служили в армии, хотя и считались Верховными главнокомандующими. Сказали бы им о чести оружия, небось, пожали бы плечами: не слыхали о такой.

***
Двадцатый век не баловал наш флот блестящими викториями. Может быть, потому и не баловал, что флот был достаточно силен, чтобы искушать его без нужды. Но честь самого крупного географического открытия века принадлежит русским морякам – Северная Земля, на 42 тысячи квадратных километров приросла суша на картах мира. И "голубая лента" Атлантики для подводных лодок тоже принадлежит нам – 42 узла развила под водой первая в мире титановая атомарина К-222.

И рекорд глубины погружения для боевых подлодок, поставленный К-278 – 1025 метров! – тоже еще никем не превзойден. И запускать ракеты из-под воды с макушки земли – с полюса – как это сделала недавно атомная ракетная лодка "Новомосковск", тоже пока что никто, кроме наших подводников, не умеет.

… На U-461 гостеприимно проложен трап. Но смотреть отсеки я не пошел, зная по печальному опыту подобных «музеев холодной войны» в каком неприглядном, комически-издевательском виде изображают «евроисторики» наших подводников. Достаточно было посмотреть на путаницу флагов, поднятых над кораблем: вопреки всем правилам, даже международным, на носовом гюйс-штоке вместо гюйса развевался флаг ВМФ СССР, а над рубкой реял красный флаг торгового флота СССР. Но даже если правильно поднять флаги, все равно возникает протест: флаг ВМФ СССР сегодня стал историческим флагом, на всевозможных торжествах его часто поднимают вместе с Андреевским флагом. Никто не имеет права поднимать над своими кораблями (даже если это «приватизированные» подводные лодки) флаги иной морской державы. Нельзя допускать профанации государственных символов России. Следить за этим обязаны сотрудники посольства РФ в Берлине. И в данном случае – военно-морской атташе давно уже должен был заявить протест по поводу незаконного подъема наших флагов над плавучим объектом, на рубке которого намалеван номер фашистской подводной лодки «U-461», бесславно погибшей в Бискайском заливе в 1943 году. Теперь в одном из отсеков этого «музея» сидит на унитазе манекен российского подводника, прикрывшего срам «морской душой» – флотской тельняшкой.

***
А все-таки памятник Девятаеву в Пенемюнде стоит, как стоят мемориалы в честь героя на его родине в мордовском селе Торбеево и в столице Татарстана. Стоят памятники и причастному к его трудной судьбе академику Сергею Павловичу Королеву – в Москве и других городах. Возможно, когда-нибудь им поставят общий памятник, где они будут вместе, как в Пенемюнде. Ведь в подвигах их много общего: один вырвался из лагеря на волю, другой преодолел силы земного тяготения и вырвался в космос.


Источник

КОЛИЧЕСТВО ДУРАКОВ В СТРАНЕ ПОСТЕПЕННО СНИЖАЕТСЯ

Оригинал взят у pyhalov в Количество дураков в стране постепенно снижается
http://www.rbc.ru/society/08/05/2017/5910492d9a79476087ab4f04

ФОМ отчитался о росте одобрения роли Сталина в войне

Опрос Фонда общественного мнения зафиксировал, что половина россиян положительно оценивают роль Сталина как руководителя государства в Великой Отечественной войне. В 2005 году такую оценку давали 40% опрошенных

Число россиян, которые положительно оценивают деятельность Иосифа Сталина в годы Великой Отечественной войны, выросло за последние 12 лет на 10%, свидетельствуют данные опроса Фонда общественного мнения (ФОМ).

​В 2005 году так ответили 40% участников опроса, в 2017 году с положительной оценкой роли Сталина во главе государства согласились уже 50% респондентов. Число тех, кто оценивает роль Сталина отчасти положительно, отчасти отрицательно, практически не изменилось (31 и 30% соответственно).

​Доля россиян, которые дали отрицательную оценку деятельности Сталина, сократилась с 11% в 2005 году до 8% в 2017 году. Также сократилась доля неопределившихся респондентов: с 18 до 11% упало количество ответов «затрудняюсь ответить»...

В феврале 2017 года опрос Левада-центра, посвященный отношению к историческим личностям, зафиксировал, что одобрение Сталина достигло исторического максимума за 16 лет — если в марте 2016 года с «восхищением», «уважением» и «симпатией» к Сталину относились 37%, то в январе 2017 года это число выросло до 46% россиян. В апреле 2017 года оказалось, что количество россиян, которые среди деятелей революции с наибольшей симпатией относятся к Сталину, утроилось с 1990 года, увеличившись с 8 до 24%.



ТАЙНА 22 ИЮНЯ: ВТОРОЙ ЭШЕЛОН ЗАГОВОРА ТУХАЧЕВСКОГО?



Пытался ли кто-то устроить военное поражение для смещения Сталина?

Сегодня, когда в России отмечается День Памяти и Скорби, стоит задуматься о том, какой ценой далась не только Победа, но и что скрывало за собой ее начало.

Действительно ли Сталин до самого конца был уверен, что Гитлер не нарушит пакт о ненападении и потому "беззаботно не готовился к войне"? Или шла подготовка по подмене военных планов?

Известный историк, литератор, полковник КГБ в отставке Арсен Мартиросян, один из крупнейших исследователей сталинской эпохи, в интервью Накануне.RU рассказал о своем видении событий 22 июня 1941 г., которые он изложил подробно в своей последней книге "Тайна 22 июня. Итоги исторического расследования". Также он проводит аналогии с днем сегодняшним и с сожалением констатирует: события последнего года – такие, как открытие "Ельцин-центра", памятная доска Маннергейму, – легко могут трактоваться как предательство собственного народа властью.

Вопрос: 22 июня – дата начала Великой Отечественной войны. И вокруг этой даты есть много мифов. Самый распространенный - что Сталин не был готов к войне?

Арсен Мартиросян: Что касается готовности Сталина. Он начал подготовку к будущей войне с 1925 г. Потому что в октябре 1925 г. состоялись пресловутые Локарнские соглашения, предтеча Мюнхенского сговора, они, по сути, были одинаковые – гарантии западных границ Германии и никаких гарантий по восточным границам. То есть - нападай на СССР, иди на восток.

Как только Сталин об этом узнал, он сказал: "Локарн выпустил дух войны на свободу". С этого момента его давняя идея о том, что надо строить социализм в отдельно взятой стране, приобрела конкретные черты. После этого были разработаны планы индустриализации, подъема экономики. К концу 20-х гг. стало ясно, что и Запад тоже начал готовиться к войне. Франция с 1926 г. начала строительство линии Мажино, это тоже был своеобразный сигнал, Англия ввела запрет на продажу Советскому Союзу оборудования, машин, это была так называемая "золотая блокада" – то есть продавали либо за золото, либо за зерно. Ни золота, ни зерна не было.

Вопрос: Золота не было?

Арсен Мартиросян: Золото откуда? Его разворовали во время Гражданской войны и революции, причем разворовали здорово. Кое-что удалось Сталину вернуть для нужд индустриализации, отсюда, собственно говоря, пошла непосредственно сама индустриализация, коллективизация и культурная революция. А если бы не было этих трех столпов советского социализма, не было бы и нашей Великой Победы в 1945 г.

[Читать полностью...]В ходе первой же пятилетки был создан фундамент военно-промышленного комплекса Советского Союза, запущены первые 900 предприятий – и тракторные заводы, и танковые заводы, и ряд других производств. Темпы строительства, темпы экономического развития были чрезвычайно высокие, в первую пятилетку каждые 29 часов в строй входило предприятие, во второй пятилетке каждые десять часов – рост в три раза, в третьей, не законченной из-за войны, в строй входило предприятие каждые семь часов (по сравнению с первой пятилеткой в четыре с половиной раза увеличивались темпы).

К началу войны мы имели вполне развитый, вполне приличный военно-промышленный комплекс, который был в состоянии обеспечить вооруженные силы современным на тот период времени оружием.

Вопрос: И действительно оно у нас было?

Арсен Мартиросян: У нас были хорошие танки, знаменитые Т-34, КВ и так далее. Да, было немалое количество и предыдущих поколений танков, старые БТ-7, БТ-5. Все это было. Были и старые истребители, и знаменитые "Ишачки" И-16, и "Чайка" И-153. Но были и новейшие Як-1, ЛаГГ-1, МиГ-1, МиГ-3. Скажу даже больше – у нас перед войной уже в 1938 г. был разработан истребитель И-180 Поликарпова, который по своим показателям был, в общем-то, истребителем конца Второй мировой войны – это только впоследствии оценили. А на его базе к 1941 г. был разработан истребитель И-185 – тот вообще превосходил всех и вся по всем показателям. Всех и вся – подчеркиваю – во всем мире. И был истребителем-вершиной Второй мировой войны. К сожалению, из-за того, что при первом испытательном полете погиб Чкалов, истребитель этот был отставлен в сторону. Но все без исключения авиаконструкторы создали свои истребители, которые я перечислил, Як-1, ЛаГГ-1, МиГ-1, МиГ-3, все они выросли из шинели И-180 и И-185.

Мы обладали хорошим оружием, обладали в достаточном количестве, были десятки миллионов снарядов, миллиарды запасов различных патронов, огромное количество ГСМ, фуража для лошадей, огромное количество танков, огромное количество самолетов.

Вопрос: То есть полная глупость, что не были готовы? К войне готовились задолго?

Арсен Мартиросян: Армия была достаточно прилично (не скажу, что супер, это было бы нечестно и необъективно) оснащена и могла дать очень хороший, зубодробительный ответ. В отдельных случаях она и дала его.

Почему в начале войны произошла такая трагедия? Не от того, что Сталин был не готов или что-то запрещал – нет. К сожалению, наши генералы, особенно "верхние", что называется, в частности речь идет о Тимошенко как наркоме обороны и Жукове как начальнике Генерального штаба – они избрали катастрофически опасную стратегию вступления вооруженных сил в неизбежную войну. По основному плану, который был доложен руководству страны, предусматривалось активной обороной и активными действиями по сковыванию сил противника принять и отразить первый удар гитлеровской военной машины.

Вопрос: Почему мы не могли объявлять открытую мобилизацию?

Арсен Мартиросян: Под прикрытием этих действий должна была состояться мобилизация основных войск, потому что мы не могли объявлять открытую мобилизацию – это означало бы войну, и сосредоточение основных сил на нужных нам направлениях. И только после этого, и только при наличии благоприятной обстановки планировался переход в решительное контрнаступление с переходом на территорию противника, где его и разгромили бы. Нормальная, абсолютно естественная логика любого нормального генерального штаба. Вопреки этой логике, особенно с приходом Жукова на должность начальника Генерального штаба, все стало подменяться – в результате получилось, что они избрали метод контрнаступления главным методом. То, что должно было стать следствием, стало главным методом. В результате войска начали готовиться к немедленному встречно-лобовому ответному удару по факту нападения. Формально, вроде бы, ничего плохого – в лоб врезать с ходу. Но что за этим стоит? Для того, чтобы войска подготовить по такой схеме, нужно сосредотачивать основные силы на каком-то отдельном направлении. Они сосредотачивали на юго-западном направлении, то есть на плацдарме Киевского округа. Но мало того, что надо сосредоточить основные силы – последствия этого сосредоточения таковы: основная часть линии границы прикрывается узенькой, тоненькой, "жиденькой", как пишут сами генералы впоследствии, цепочкой дивизий.

Вопрос: Что получилось?

Арсен Мартиросян: На каждую дивизию приходится от 40 до 60 км линии обороны. А по уставу полагалось 8-10 км максимум. Дивизия – это основная единица, которая должна была охранять границу и оборонять ее, некоторые дивизии не были укомплектованы полностью личным составом (по уставу апреля 1941 г. дивизия наша должна была иметь 14 тыс. 483 человека личного состава, а подавляющее большинство имело 8-10 тыс., до норматива не доходило). В результате получилось что – мало того, что им "влупили" по 40-60 км, в зависимости от округа, так на метр обороны вместо положенных около 2 бойцов оказалось 0,1 бойца, 0,16 бойца и так далее. Извините, такую оборону не то, что ребенок – комар проломит. Ну что может 0,1 бойца, если против него прет почти 5 здоровенных мужиков? Ничего.

Вопрос: У немцев на некоторых отрезках было численное превосходство?

Арсен Мартиросян: В пересчете на одного пехотинца из плоти и крови получалось превосходство в момент нападения от 300 раз до 64 тыс. раз в ряде случаев. Можете себе представить, чтобы человек нормальный выдержал такое превосходство? С пограничниками, например, в 64 тыс. раз было. Кто это выдержит? Это еще, слава Богу, они держались как-то, ни одна из пограничных застав не отошла без приказа – держали, погибали все, либо отходили только по приказу. Еще какой урон наносили немцы, мы сразу поняли, что не туда ввязались, что называется. Но в любом случае – как живой человек может выдержать такую мощь? Понимаете, что получилось – формально у немцев не было такого количественного превосходства, но в результате этого идиотизма в арифметике, который я сейчас привел, получилось, что одну нашу дивизию "лупят" как будто 10-20-40 дивизий противника. Хотя на самом деле на поле боя этого не было.

Вопрос: Это оплошность генералов?

Арсен Мартиросян: Это уже сознательность, потому что они подменили стратегию. Это уже сознательность и последствия сознательных действий по подмене стратегии.

Дальше. Они ведь прекрасно знали, что на острие германской армии идут танковые механизированные войска. Они не просто знали, они четко это дело проанализировали – если взять доклад Жукова на декабрьском совещании высшего комсостава в 1940 г. – там четко видно, что он прекрасно все знал, хотя, конечно, не сам написал. Написал его помощник, полковник Баграмян. Но все равно – прочитал, значит, уже знал. То же самое Тимошенко показал – да, знает. Спрашивается – какого же лешего, если вы все знаете, вы противотанковую оборону строите из расчета 3-4 ствола на километр фронта? Что будет с этими тремя-четырьмя стволами, если против них в авангарде наступления прет 30 танков? И каждый стреляет. Максимум два залпа – эти три ствола закопаны в землю.

Вопрос: И так – во всем?

Арсен Мартиросян: Авиация передового базирования оказалась в зоне прямой досягаемости вражеской артиллерии. Самолеты наши не заправлены, у самолетов не то вооружение. Кто отдал приказ? До сих пор непонятны конкретные причины, за что расстреляли генералов ВВС. Все их считают невинными жертвами, агнцами божьими, но, извините, ни Смушкевич, ни Рычагов на такую роль не тянут. Потому что приказ о снятии вооружений с самолетов передового базирования пришел от командования ВВС РККА, а это – Смушкевич и Рычагов. С артиллерии тяжелой поснимали прицелы – всю оптику сняли, особенно с гаубичной. Извините, на черт нужна пушка? Понятно любому малышу – не нужна пушка, если на ней нет прицела. Тем более гаубица – она стреляет навесно, как ты будешь стрелять без всяких прицелов? А только с помощью тяжелой артиллерии можно отсечь передовые отряды нападающего противника от основных его сил. Начнешь вот так вот бить, отсекаешь основные силы, а те, кто прорвались, их уже легче будет раздолбать. Были лишены возможности работать, хуже того – в ряде мест подтянули артиллерию со снятыми прицелами прямо к границе якобы для смотра. В первый же день – бабах – все раздолбали либо захватили. Кончилось тем, что мы в течение двух-трех месяцев потеряли практически всю тяжелую артиллерию. Заново пришлось создавать.

Вопрос: Речь о чем – это заговор генералов?

Арсен Мартиросян: Очень даже похоже, я не стесняясь об этом пишу, что это была попытка умышленно устроить военное поражение, на фоне военного поражения осуществить государственный переворот со смещением Сталина. Я считаю, что это фактически второй эшелон заговора Тухачевского – тот провалился, расстреляли, а второй эшелон, к сожалению, остался. Не всех можно было вычислить, потому что в военном деле единственный критерий истины – это война. Самый кровавый критерий истины. Пока не случилось войны, генералы очень хорошо себя показывали, бодро рапортовали – все прекрасно, все отлично, а как только война – бац – и оказалось…

Хотите верьте, хотите нет – командующий Киевским военным округом, который сразу стал Юго-западным фронтом, до обеда 22 июня не разрешал привести войска в боевую готовность. В 4 часа утра по московскому времени немцы начали основные боевые действия, а он до обеда не разрешал приводить войска в боевую готовность.

Вопрос: А когда Сталин сказал, что мобилизация должна быть?

Арсен Мартиросян: Мобилизация была объявлена только 23 июня официально. Потому что если бы раньше объявили, то в суматохе первого дня получилось бы, что мы агрессор. По тем временам объявление всеобщей мобилизации означало объявление войны. Сталин сделал все, чтобы ни у одной сволочи в мире не было шанса обвинить Советский Союза в агрессии. Все сделал вплоть до того, что до 12 часов дня 22 июня мы пытались в эфире открытого радио договориться с японским правительством о том, чтобы они выступили посредником перед Германией, чтобы вернуться обратно в статус-кво довоенный. Японцы формально приняли это, но немцы, естественно, послали их, ничего не удалось. Но до последнего Сталин делал все, чтобы всех лишить возможности обвинить Советский Союз в агрессии.

В отношении приказов. Момент, когда количество сигналов о [начале нападения] 22 июня достигло максимального пика – 47 раз, – было примерно к 18 июня. Нужно было окончательно убедиться, ведь объявление войны, приведение войск в боевую готовность, вывод в пограничную зону – самые опасные шаги.

И 18 июня, когда шквал разведывательной информации достиг апогея, Сталин приказывает ВВС и пограничникам совместно провести воздушную разведку по всей линии границы в пределах компетенции Западного военного округа, то есть Белорусского округа. И ранним утром командир 42-ой истребительной дивизии, генерал-майор Георгий Захаров вместе со своим штурманом садятся в знаменитый "кукурузник" и облетают всю эту границу, каждые 35 км садятся на землю, на крыле пишут донесения, пограничники бесшумно подходят, забирают донесения по своим каналам в округ, и из округа пограничного - в Москву. Пограничники - это же были войска НКВД, а у них своя линия связи была. К вечеру была комплексная картина, что происходит – да, немцы выдвигаются на исходные позиции.

Все, уже лавина пошла, причем такая лавина, что ее не остановить, и обратно она не свернет. 18 июня все было окончательно установлено. Именно 18 июня со стороны Сталина пришел приказ о приведении войск в полную боевую готовность.

Вопрос: Таким образом, получается, у генералов было четыре дня, чтобы привести армию в полную боевую готовность?

Арсен Мартиросян: Да, более того, знали, что главный удар будет по Бресту. В послевоенное время те самые командиры, которые сидели на брестском направлении, чудом выжили в войне, они сами написали, что они знали, и знал, естественно, командующий Западным округом Павлов. Спрашивается - ты почему, мерзавец, тогда не вывел войска из Брестской крепости? С четырех до пяти утра мы потеряли, вы только вдумайтесь – три дивизии с ходу. Прямо в гущу живых тел начали падать снаряды. А ведь его за год до этого предупреждали, что надо убрать оттуда дивизии, бывший командир, командующий четвертой армией Чуйков Василий, впоследствии знаменитый герой Сталинградской битвы и маршал Советского союза, он же требовал, он орал, кулаком стучал – требовал, чтобы убрали эти дивизии. А ему в ответ "молчать", и все. Дошло до того, что его "сослали" во внутренний орловский округ. Поставили другого командира, тот тоже попытался вякнуть, но так и оставили до конца. При том оставили, в том числе и по согласованному с начальником генерального штаба Жуковым специальному разрешению.

Вопрос: Путаница со временем начала войны в мемуарах у Жукова – почему наш военачальник вдруг начал писать время по берлинскому поясу – то есть в "три часа"? О чем это говорит?

Арсен Мартиросян: Да, есть такое. Но вообще непонятно, кто конкретно писал, и что там осталось от Жукова. Потому что ему на 500 страницах главная военная цензура и партийная цензура выдали список замечаний, рекомендаций и пожеланий. Что дописать и переписать. 500 страниц, вы представляете, что это такое? Целый том. Что там после замечаний осталось от Жукова – я уже не знаю. Теперь, что касается этих часов. Он то ли, откровенно говоря, не отдавал себе отчета, что он пишет. То ли, действительно, на старости лет "сбрендил". Потому что действительно, он применил берлинское время. Я в своей фундаментальной работе "22 июня. Блицкриг-предательство" привел полный перечень сообщений с погранзастав – в котором часу начали стрельбу немцы. Причем с переводом на московское время. Пограничники отчитываются по московскому времени. Местное-то местное, но когда идет отчет в Москву, они отчитываются только по московскому времени. У него несуразица получилась и с этим перебежчиком, изъезженным Альфредом Лисковым. Его привели в штаб пограничников, когда уже до начала нападения то ли час оставался, то ли полчаса. Что он мог сообщить еще, тем более, что можно было бы сообщить Сталину? Почему он так написал – я не понимаю. В "03.01 мне звонили с Черноморского флота". Вообще, странное дело, почему он на Черноморский флот ссылается? То ли от того, что вице-адмирал Октябрьский был его "корешем", то ли почему? Ведь куда уместней было бы сослаться на Балтийский флот. А если уж по-честному, так надо было ссылаться на сообщения командующих округами. Ведь основную тяжесть принимают на себя сухопутные войска, а не флот.

Вопрос: Ваша книга - с подзаголовком "Анатомия предательства" в названии, то есть Вы считаете, что вся эта "неготовность" генералов была не всегда просто оплошностью?

Арсен Мартиросян: Я показал, как они шли год к подмене плана обороны, в чем суть этой подмены, уже очень подробно показал по каждому округу, что происходило с применением данных комиссии Покровского, в сопоставлении с конкретными боевыми действиями, и, наконец, в сочетании с данными военной контрразведки. И то, что накануне было и то, что в первые дни – это все позволяет детально показать "анатомию" того, что произошло там и как. Как оценивали те или иные стороны те или иные события.

Вопрос: Как Сталин допустил этот "генеральский заговор", ведь и был 1937 г., когда тоже зачистка шла?

Арсен Мартиросян: Не всех вычислили, кого могли вычислить, пока не начались неуправляемые процессы. И оппозиция, в том числе и военная оппозиция, приняла тогда решение – еще в 1936 г. – о том, что как только их будут арестовывать, каждый из них должен сдавать как можно больше невинных людей. Что называется, "закладывать". И они сдавали. Кто по 100, кто по 150 человек – это будет огромный вал проверок, документов, это будет тормозить систему, вызывать в народе панику, страх и недоверие к власти. Ну, вы представляете, берем логику контрразведки (и вообще любого правоохранительного органа) – вот подследственный, он называет 100 человек своих сообщников. Каждого из них, значит, надо проверить. И вот начинается, две-три бумаги собрали, надо человека задержать, проверять его. А этот, например, еще сто человек сдал. Два-три раза натолкнулись на таких, и от арифметической прогрессии задержанных мы переходим к геометрической. В результате - гигантское количество людей оказались репрессированы. Ни за что, ни про что. Но что это, вина Сталина? Или самой Лубянки? Это вина оппозиционеров, которые сдавали невинных людей, тащили их за собой.

Вопрос: Есть доказательства, примеры?

Арсен Мартиросян: Например, Михаил Кольцов (настоящее имя — Мойсей Фридлянд, псевдоним в Испании — Мигель Мартинес, журналист - прим. ред) старший брат Бориса Ефимова художника- карикатуриста. Борис Ефимов до конца своей жизни на телевидении фиглярничал, что, мол, не знает, за что братика арестовали. Братика арестовали за дело. Ну, во-первых, этот журналист не за что носил звание комкора, то есть генерал-лейтенанта ему присвоили по дружбе, хорошие деньги ему платили, 3 тыс. руб. доход, собственный выезд, санатории и льготы. Так вот этот "милый" журналист помимо того, что он занимался очень неблаговидными делами, из-за чего руководство испанской компартии написало даже Сталину, он, как только попал на Лубянку, тут же "сдал" свыше 100 человек. Вот что делать с этой сотней человек? Или Мейерхольд. За что взяли – одно дело, но зачем ты сразу на 100 с лишним человек написал доносы? Зачем? Эти люди потом долго "отмывались". А кто-то не "отмылся". В целом, в 1937-1938 гг. было около 4 млн доносов. Вот что произошло. В принципе справедливо начатая операция по очищению армии и общества и на самом первом этапе очень даже обоснованная, аргументированная операция, в итоге превратилась в кровавую вакханалию.

Вопрос: Может, их заставляли писать эту сотню доносов на Лубянке? Применяли к ним силу?

Арсен Мартиросян: Да кто может заставить на невинного человека писать донос? Ну, вот, Рокоссовский – выбили зубы. Никого не оговорил. Генерал Горбатов тоже. Будущая жена маршала Катукова в 1937 г. тоже попала "под раздачу" - ни на кого не написала доносов. Зато те, кто доносов не писали, оставили очень интересные свидетельства – они пишут, что сидели с такими-то, такими людьми и что эти люди, когда возвращались с очередного допроса, приходили и так удовлетворенно сообщали всей камере: "Вот, сегодня заложил еще 17 человек!", "А вот я сегодня еще 50 заложил". И радостно хихикал на всю камеру, пока морду не разбивали.

Вопрос: А почему оппозиция пошла на такой шаг?

Арсен Мартиросян: Дело в том, что Сталин, будучи откровенно принципиальным партийным деятелем, в 1935 г. открыто их предупредил – кончайте вашу возню подпольную, не до этого сейчас. Кончайте, иначе будет произведена чистка. 15 мая 1935 г. открытым текстом предупредил, что создается специальная комиссия по проверке членов партии. Более того, он открыто генералам 4 мая 1935 г. сказал – кончайте строить заговоры, я знаю, что вы собираетесь кое-кого из нас убить. В открытую сказал. Нет, чтоб прекратить, пока вас не перестреляли. Нет, они до конца все вели, и в итоге и армия пострадала - конечно, когда высший командный состав попадает в такую ситуацию, моральный дух армии падает. Все эти факты архивными документами подтверждаются. В том, что я рассказал, нет ни одного слова выдумки или предположения. Все четко подтверждается архивными документами. Как после этого оценивать действия оппозиции? Как оценивать все эти вопли в отношении репрессий?

Вопрос: Сейчас 1937 г. сделали символом всего периода правления Сталина.

Арсен Мартиросян: В отношении гражданских лиц спихивать просто все на Сталина, вообще задумку репрессий – преступление. Ведь не он инициатор. Что произошло? 5 декабря 1936 г. приняли Конституцию, самая демократичная конституция того времени во всем мире. Впервые в истории России должны были состояться тайные альтернативные выборы. При тайном голосовании. Мало того, что оппозиция пыталась палки ставить в колеса еще в период, когда создавался проект конституции. Так или иначе, Сталину удалось довести дело до конца. Но дело в том, что оппозиция прекрасно поняла – с помощью этих новых выборов в новый Верховный совет, Сталин планирует произвести мирную ротацию всего правящего элемента. А их примерно 250 тыс. Кстати, НКВД примерно на такое количество расследований и рассчитывал. Понять-то они поняли, а вот что делать? Расставаться со своими креслами не хочется. А они же прекрасно в то время понимали одно обстоятельство – за предыдущий период они такого натворили, особенно в период индустриализации и коллективизации, что народ с большим удовольствием не только их не выбрал бы, но еще и башку бы им разбил. Многие секретари были по локоть в крови.

Вопрос: Тот же Хрущев?

Арсен Мартиросян: Да, Хрущев один чего натворил. Так вот, для того, чтобы как-то принизить роль этих новых выборов накануне введения в действие инструкции об этих выборах, был пленум ЦК ВКП(б), после этого пленума группа первых секретарей во главе с Хрущевым и первый секретарь Западно-Сибирского Крайкома ВКП(б) Роберт Эйхе, самая жесточайшая фигура среди кровожадных вампиров – эти два мерзавца начали давить на Сталина, что надо сначала почистить ряды граждан от всякого контрреволюционного элемента, кулаков и прочих и остатков буржуазных партий, царских элементов. И только потом проводить выборы.

А почему они на кулаков вообще насели? А дело в том, что в 1934-1935 гг. генеральный прокурор СССР Вышинский провел массовую реабилитацию и возвращение обратно так называемых "выселенных" крестьян по делам коллективизации и "О трех колосках". Он провел реабилитацию. Они вернулись озлобленные. С одной стороны, были благодарны советской власти, молились на Сталина, но, с другой стороны, были злы на этих первых секретарей лично, которые их упекли. Там было полное самоуправство – в одной из областей Хатаевич, этот милый человек, понимаете, объявил фактически гражданскую войну в ходе коллективизации в своем отдельно взятом регионе. В результате чего Сталин вынужден был ему пригрозить, что расстреляет сходу, если не прекратишь издеваться над людьми. Конечно, народ это все помнил в 1937 г., они бы просто галочки на выборах поставили – и эти кровопийцы пошли бы куда подальше.

Сталин действительно планировал такую операцию по мирной ротации, он открыто об этом сказал американскому корреспонденту в марте 1936 г. Говарду Рою. Он заявил, что эти выборы будут хорошим хлыстом в руках народа по смене руководящих кадров, прямо так и сказал - "хлыстом". Разве вчерашние "боги" своих уездов потерпят хлыст? Они требовали санкции на чистки. Сталин был вынужден дать им разрешение, но он поступил очень хитро – он дал им короткий срок, пять дней. Из этих пяти дней один день – это воскресенье. Он рассчитывал, что они не уложатся. А оказывается, эти мерзавцы уже имели списки. Буквально на второй же день пошли телеграммы с мест – первые Хрущев и Эйхе. Потом своего дружка Эйхе, которого в 1939 г. расстреляли по справедливости за все его жестокости, Хрущев реабилитировал первым в 1954 г.

Вопрос: Вы исследовали феномен предательства некоторых представителей высшего военного руководства СССР. Предательство имело место не только до войны, но и после смерти Сталина? Кстати, вы неоднократно говорили – убийства Сталина?

Арсен Мартиросян: Точно убежден, что было убийство. Количество фактов свидетельствует о том, что его убили. Ну, самый простой пример, который знает любой – когда умирает человек, по старинной традиции ему кладут на глаза пятаки, чтобы веки закрылись. Если в полевых где-то условиях – просто проводят рукой, закрывают. Врач высшей категории Чеснакова, которая была приглашена к умирающему Сталину, положила пятаки. Так веки не закрывались под тяжестью пятаков. Это означает, что он был отравлен. Потому что веки застывают в том положении, в котором организм был отравлен. Вот в этом положении они застывают. Потом приходится силой закрывать.

Вопрос: Как Вы удачно сказали в одной из своих книг: история - это разведка, разведующая назад и, возможно, о сегодняшних реалиях мы сможем узнать только в будущем. Но все же, на каком историческом пути Россия сегодня, по-Вашему? Есть аналогия с "предательством элиты" в 1937 г., когда чиновники у кормушки не хотели оставлять свои теплые места, но и работать тоже не могли, их бы просто не выбрали?

Арсен Мартиросян: Вы абсолютно правы, ситуации очень похожи. Очень похожи, потому что у Путина, судя по всему, не хватает сил либо решимости - при всем том, что он достаточно решительный человек – справиться со всеми этими негодяями. Но меня что поражает. Во многих печатных изданиях разве что только матом не кроют, остальное все пишут - критикуют Правительство и министров – особенно транспорта, экономики, Набиуллину ту же самую - так критикуют, ну вы меня извините, легче расстрелять уже, чем дальше критиковать. Ну, спрашивается почему же ты, мил человек, не видишь?

Ладно, все считают, пытаются насаждать мнение, что он "своих" не сдает. Хорошо, допустим, это так. Допустим, что это очень благородная черта. Он, значит, считает себя ответственным за них. А почему эти мерзавцы не считают себя ответственными перед тем, кто им дал такую власть, такие блага и такие возможности? Почему они не считают себя ответственными за то, что он фактических сохраняет им жизнь? Ведь если их снять – их разорвут.

Это хорошо, что мы слабенького Башара Асада поддерживаем, хорошо, что Крым вернули, но сколько не кричи "халва-халва" - во рту слаще не будет. Работать надо, надо, чтоб эти черти работали. Тот же самый Мантуров или Улюкаев, который кличку получил "водолаз" – он каждый раз дно измеряет. Изучает "дно падения", в интернете стихи сыну пишет, они есть, почитайте – "в этой стране жить нельзя, это поганая страна, уезжай, сыночек туда". Или тот же самый Кудрин. За то, что этот "специалист" провозглашает, его бы в свое время, как его предыдущего коллегу Бриллианта-Сокольникова, наркома финансов – расстреляли. Абсолютно за те же самые мысли, которые проповедует Кудрин. Я обалдел, когда увидел даже одну и ту же цифру – Сокольников в начале 30-х гг. пропагандировал необходимость развития не более, чем на 7% в год. И Кудрин – то же самое ляпал.

Вопрос: Это когда нам надо было выйти на уровень – каждые семь часов по предприятию?

Арсен Мартиросян: Да, Сталину надо было темп накопления резко увеличить, а для этого 16-25% нужно было, так и давали в предвоенные годы. Это вообще фантастика, ни одно государство в мире не могло себе такого позволить, и до сих пор никто не может перекрыть этот рекорд. Вот, что делалось.

Вопрос: А ведь были и "авторитарные режимы" (в чем обвиняют Сталина), были и "либеральные свободные", вот, хоть сейчас у нас - "свобода рынка и демократия" – а темпов таких нет. Почему? Какая-то суть была другая, идея созидательная?

Арсен Мартиросян: Да, созидательная идея, у нынешней власти нет идеи. Когда я услышал, что Путин поехал открывать "Ельцин-центр", я сказал – все, конец твоему авторитету, товарищ полковник. До этого он умудрился достаточно серьезно дистанцироваться и фактически "очиститься" от ельцинского прошлого. Ведь он уже третий раз президент. Сто раз повторили его слова, что развал Советского Союза – это великая геополитическая катастрофа, он много критиковал порядки 90-х. Никто не собирался уже и колоть его этим ельцинским прошлым. И вот- 7 млрд еще туда вбухали.

Вопрос: Ну, вкладывают во что? В идеологию?

Арсен Мартиросян: А какая идеология "ельцинизма"? Это идеология разрушения. Разрушения личности, разрушения общества, государства, Родины. Путин пытается восстановить то, что было разрушено при Ельцине. Но таких темпов, как при Сталине, они уже достигнуть не могут. При Ельцине разрушали с такой же скоростью, как при Сталине – строили. Очень быстро. На одной внешней политике патриотизм не работает. Люди это чувствуют, вот скоро выборы в Госдуму, и будет большой перекос, будет много скандалов, и "бриллиантовые" чиновники будут вынуждены пойти на фальсификации. Потому что многие не пройдут, народ устал от этих лощеных попугаев.

Вопрос: Накануне Дня Памяти и Скорби установили табличку маршала Маннергейма в бывшем Ленинграде – это тоже своего рода предательство?

Арсен Мартиросян: Нельзя было такому человеку ставить памятную доску в городе, жители которого до сих пор остро хранят память о тех невинных жертвах блокады, которая была устроена в том числе и при помощи финских войск. Как можно было это сделать? Попытки Мединского как бы оправдаться перед населением Петербурга, которое возмущенно кричало – не надо этого устанавливать – попытки его заявить, что "не надо быть святее Папы Римского", Сталина в этом вопросе, который взял под защиту Маннергейма, несостоятельны.

Мединскому стыдно, как доктору исторических наук, такие вещи говорить, он прекрасно ведь знал, что Сталин не тронул Маннергейма только по одной причине - потому что это была согласованная позиция с Западом, коли он выводит Финляндию из войны, то его не будут преследовать, как военного преступника. Вот и все. Вот почему Сталин не тронул Маннергейма. Брать его под защиту – он не брал. Это был преступник. И Сталин прекрасно знал, но он ради того, чтобы уменьшить жертвы советского народа, чтобы поскорей избавиться от этого фронта с Финляндией, пошел на такой шаг.

Кто надоумил Мединского? Что такое из себя Финляндия представляет, что вы так кланяетесь перед ней перед 22 июня? Маннергейм своим преступным поведением 1920-1922 гг. до войны доказывал, что он враг Советского Союза. Почему вы не вспомнили, что 11 июня 1941 г. Финляндия подписала официальный договор с гитлеровской Германией о совместном нападении на Советский Союз? Почему никто не вспомнил, что Финляндия объявила нам войну раньше, чем Гитлер на нас напал? Потому что 17 июня в Финляндии была объявлена всеобщая мобилизация, по тем временам – это автоматически означает войну. Почему вы не посмотрели в сторону Пискаревского кладбища, где сотни тысяч невинных жертв лежит? Почему вы ставите памятник такому негодяю, как Маннергейм? Он перечеркнул все свои заслуги перед Российской Империей, перед Россией - я их не отрицаю, но он их перечеркнул, потому что участвовал в таких преступлениях, на его совести такое количество жертв. Почему нельзя было прислушаться к голосу питерцев?

Идите, поклонитесь могиле Гесса, езжайте в город, где родился Гитлер, и там походите, поставьте венки – то же самое будет. Как можно не учитывать мнение всего народа, да даже конкретных жителей конкретного города, так жестоко пострадавшего в годы войны – на тебе, ставят памятную доску человеку, который участвовал в организации этой блокады?!

В России происходит предательство народа, и это страшно и опасно.

http://www.nakanune.ru/articles/111817/

"БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК" СТАЛ СОЦИАЛЬНОЙ СЕТЬЮ



Заработал интернет-портал "Бессмертный полк России", который создан на основе технологий социальных сетей. Он призван объединить потомков участников Великой Отечественной войны по всему миру.

Движение "Бессмертный полк России" объединит около 300 миллионов человек по всему миру, передает "ТВ Центр".

В Интернете начала работу социальная сеть, с помощью которой потомки участников Великой Отечественной войны смогут найти однополчан своих отцов и дедов. Как показал опыт прошлого года, для людей очень важно сохранить память о воевавших родственниках. Только в Москве 9 мая прошлого года с фотографиями бойцов на Тверскую улицу пришли около полумиллиона человек. Всего за год "Бессмертный полк" превратился в масштабное общественное движение.

"Мне странно, что раньше это движение не началось. Движение, на мой взгляд, удивительное, движение бесценное, потому что оно не организовано властями, какими-то организациями, а родилось изнутри и мгновенно было поддержано", - заявил актер Василий Лановой.

http://www.tvc.ru/news/show/id/89819

НИКОЛАЙ СВЕРБЕЕВ: «ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ КАКОЙ-ТО ДРУГОЙ СТАНОВИТСЯ…»

Ветеран Великой Отечественной размышляет о прошлом и настоящем

Николаем Петровичем Свербеевым мы дружим давно. Кавалер орденов Отечественной войны I и II степени, он избирался председателем сельсовета и председателем колхоза, был инструктором райкома КПСС, зав. отделом пропаганды, много лет работал главным государственным инспектором по закупкам сельхозпродукции, главным экономистом районного управления сельского хозяйства.

- Николай Петрович, вы как-то сказали: «Книг о войне написано много, но правду о ней так до сих пор никто и не сказал». Так какая же она – правда о войне?

- Это уж больно объемное понятие-то. Все гораздо проще.

[Читать полностью...]- Проще с какой точки зрения?

- Более бестолково, что ли. В книгах все не всамделишное, надуманное.

- А как же писатели-фронтовики?

- У них больше человеческих отношений, меньше батальных сцен, чем у тех авторов, кто пороха не нюхал. Но все равно любое художественное произведение создается по законам жанра, а жизнь, тем более жизнь на войне, никаких законов не признает. Да, у фронтовиков война больше похожа на войну – у Константина Симонова, Юрия Бондарева…

- Виктора Астафьева…

- К Астафьеву у меня свое отношение. У нас в запасном полку условия были еще хуже, чем он описывает в романе «Прокляты и убиты», но мы воспринимали это как должное. Война, откуда быть изобилию-то? Да и как разрушенной стране накормить такую армию. У него просто фантазия работает. А правду – ее, наверное, и не написать.

- И все-таки, что такое война? Грязь, труд, работа, атаки, «ура»?

- Да как сказать. Для нас, танкистов, это был огромный труд. И огромное истязание. Мы вот как в сундук четыре человека сунуты. Снизу от аккумуляторов несет электролитом, от пушки – пороховыми газами. Бесконечный запах. И куда ни сунься, везде обо что-то да стукнешься. Пальцы отдавлены, на теле всюду синяки. Как свободная минутка выдастся, надо смотреть за ходовой частью, за электрооборудованием, а то и башню не развернуть. За всем надо смотреть. Большая. бесконечная работа. Уже до того утыркаешься, что ни о каком страхе не думаешь.

- Я почему спрашиваю? Для нынешнего компьютерного поколения война – игра, стрелялки. Убить компьютерного человечка – развлечение. А если тебя убьют, не страшно, у тебя ведь еще пять жизней. В крайнем случае, можно начать игру сначала. Смотришь сейчас, что делается на Украине – молодые ребята, почти дети, убивают с такой легкостью, как будто в игру играют.

- Нет, они воспитаны так. Весь Запад Украины – у них другие исторические, культурные, языковые традиции. И это все время подогревается и культивируется.

- Хорошо, обратимся к другому примеру. 93-й год, Москва, Останкино, стреляют. Мы, журналисты, прячемся от пуль в кустах, а рядом, как ни в чем не бывало, гуляют мужики с собачками, дамочки с детскими колясками. Для них это телевизор, они зрители, их не убьют. И убивали.

- Да простой человек не понимает и не соображает ничего. Эти-то, с Западной Украины, немного соображают. Но им вот внушили…

- А у вас на войне чувство страха, опасности постоянно было?

- Да все время. В танке, правда, оно пропадало. Там и некогда ни о чем думать, а кроме того, ты ничего не видишь. Просто ждешь, когда в тебя бухнет.

- А когда из боя выходили? Вы вышли, а другой экипаж не вышел…

- Ну так ведь уж… . Как-то притерпишься. Привыкаешь и к крови, и к смерти. Человек на войне какой-то другой (я не объясню) становится. Жалко тех, кто погиб. Но в то же время и сам ждешь. Я это не могу даже описать.

- Вы в каком году на фронт ушли?

- В 43-м. Еще и 17 лет не было. Попал в учебный полк в Марийской республике. Там было два лагеря – Кундыш и Сурок. Шутили еще: «Как посмотришь в котелок, виден Кундыш и Сурок». Но ведь тогда пайка – худая или хорошая – она солдату и доставалась.

- И после учебки вас направили…

- В Белоруссию, а 5-ю танковую армию. Но в городах мы не были. Так, где придется. Потом перешли на территорию Литвы под Шауляем. Вышли к Балтийскому морю в районе Паланги. Я первый раз в жизни море увидел. Там еще немецкие корабли стояли и нас обстреливали.

- Вас там и ранили?

- Ранили на границе Латвии и Литвы. Многих тогда повыбило, и мы были на переформировании. Меня направили в противотанковую батарею. Я ведь по военной-то специальности был артиллеристом. В ту ночь на посту стоял. И в 4 часа утра к нам подобралась немецкая разведка. Ночь была лунная, я почувствовал что-то неладное, забеспокоился. А тут уж мне немец, в кожаной куртке, в очках, кажется, пистолетом тычет. Сумел, подобрался. Ну, я в него выстрелил, другого штыком (стукнул, не стукнул – не знаю), третьего прикладом. Тут и в меня стали стрелять. В ноги, в живот. Приклад от карабина – в щенки. Может, он меня и спас. Я упал, еще какого-то солдатика собой накрыл, В это время наши разведчики подоспели, они, видать, за немцами по пятам шли. Но я этого уже ничего не помню. Пять пуль во мне сидело. Вот вся моя война и приключения.

- Потом домой?

- Нет, упросил оставить в армии. Определили в учебно-ремонтную танковую часть как ограниченно годного к военной службе. Еще три операции после этого перенес. Вот и дожил до сегодняшних дней. А если бы домой пришел – в голод и разруху, может, и умер бы.

- Много говорилось о вьетнамском, афганском, чеченском синдроме. У вас был какой-нибудь послевоенный синдром? Ощущения ненужности, обманутости?

- Об этом как-то не думалось тогда. Это сейчас начинают философствовать. Никакого синдрома. Мы совершенно по-другому мыслили. Что потопаешь, то и полопаешь.

- Вы ушли на фронт мальчишкой, а пришли…

- Да мальчишкой, не мальчишкой ушел, а уже год конюхом отработал, любое дело крестьянское мог делать. Я 8-й класс оканчивал в войну, в 42-м. И ходил в школу через день. Потому что работал. Один день корм на ферму вожу, на другой – в школу иду. Но учился хорошо.

- Из какой деревни на войну уходили, туда же и вернулись?

- Да.

- Вот вернулся – раненый, фронтовик, инвалид, грудь в орденах…

- А через дом говорят: «Наш совсем не вернулся». Никто с тобой особо не считался.

- …и никакой гражданской специальности не было.

- А крестьянская специальность всегда со мной. Пахать, косить я с 10 годов умел. Что скрывать, жили бедно, голодно, но тогда было будущее. Цель. Она позволяла терпеть и холод, и голод, и нужду. А сейчас, вроде, сыты, пьяны, нос в табаке, а будущего нет. Мы о Родине думали. Нынче же о своем кармане многие думают, о своем благополучии.

- Перед Днем Победы вы мне признавались, что часто листаете Книгу памяти, и это для вас самое главное чтение…

- Эта книга имеет для меня особую ценность, потому что многих знал лично. А потом по фамилиям-то узнаешь. Что вот был чей-то отец, брат. Я когда читаю, до того представляю всех этих людей. Какие они были хорошие! Вот из одной деревни, рядом с ним сидел за одной партой – Шурка Царев. Вот Петька Капралов, Гришка Васильков, Саша Смирнов, Ванька Смирнов, Ефремов Коля. Господи, никого не стало.

Беседовал Александр Калинин

Тверская область
Специально для Столетия


http://www.stoletie.ru/obschestvo/nikolaj_sverbejev_chelovek_na_vojne_kakoj-to_drugoj_stanovitsa_689.htm


Неужели таких людей в истории России больше не будет?...