Tags: александр зиновьев

АЛЕКСАНДР ЗИНОВЬЕВ: ЖИВИ, ДУМАЙ, ЧИТАЙ, ДЕЙСТВУЙ

Руководитель биографического института Александра Зиновьева, президент международного центра науки и культуры имени Александра Зиновьева Ольга Мироновна Зиновьева про возвращение Зиновьева в Россию и его вклад в мировую политику. Про ловушки советскому народу, и целенаправленный развал СССР.



ОЛЬГА ЗИНОВЬЕВА: «МЫ - ВОПРЕКИСТЫ»



Беседа с вдовой известного философа, логика, социолога и писателя

10 мая – день памяти Александра Зиновьева. Ему принадлежит крылатая фраза: «Целились в коммунизм, а попали в Россию». Он обладал талантом анализировать социальные процессы и делать верные прогнозы. Многие его труды, посвященные критике Запада, капитализма, глобализма сегодня актуальны как никогда. В этом году исполняется 10 лет со дня смерти выдающегося мыслителя, фронтовика и гражданина нашей страны – «великого отщепенца» и «вопрекиста» Александра Зиновьева. О его личности и творческом наследии мы говорим с Ольгой Зиновьевой, вдовой и соратницей философа, основательницей «Зиновьевского клуба» - одной из ярких интеллектуальных площадок современной России.

– Его натура гениально проявляла себя во всем, к чему он прикасался. Александр Александрович был и социальным диагностом, чьи прогнозы всегда точны. При этом он находил яркие слова-образы – катастройка, западнизм... Как ему удавалось делать такой верный анализ общественных процессов?

– Он был абсолютным, если можно так сказать, социальным нервом. Судьба России, русский коммунизм – главные темы его исследований. Как бывают люди с абсолютным музыкальным слухом, он обладал социальным ощущением происходящего. Как говорится, чтобы оценить вкус вина, не надо выпивать целую бочку,. Александр Зиновьев, анализируя ключевые детерминанты текущего момента, мог определять перспективы происходящего. Стал хрестоматийным пример, когда он дал оценку первому приезду Горбачева в Лондон. Горбачев тогда не пошел на могилу Маркса, вопреки существовавшему протоколу советских и партийных функционеров, и Сан Саныч произнес такую фразу: «Оля, это начало эпохи предательства». У меня побежали мурашки, и я спросила: «Как это может быть?». Он ответил: «Ты много раз вспомнишь эту фразу». Так и случилось.

– Да уж, от той геополитической катастрофы, которой закончилось правление Горбачева, мы не можем до сих пор прийти в себя – собрать русский мир. Каковы корни столь разрушительной миссии Горбачева?

– Горбачев очень хотел понравится Западу, королеве и Маргарет Тэтчер. Такой штрих – он очень хотел, чтобы его жену похвалили за английский язык, чем она, как первая леди СССР, действительно отличалась от предыдущих жён вождей. Но всё, конечно же, гораздо глубже, чем просто комплименты. Горбачеву нужно было зафиксироваться в глазах западного истеблишмента как человеку, который готов на «разрядку», на изменение отношений – готов на все! При этом он расплачивался не своей собственной судьбой, а всей страны. Он бросил Советский Союз под ноги ошалевшему от такой легкой победы Западу.

Катастрофа, в которую была ввергнута наша страна в перестройку – в «катастройку», как считал Зиновьев, имела рукотворный характер. Сознательно убирали продукты с полок магазинов. Сознательно останавливали транспорт, который шёл с продуктами в Москву. Нужно было довести столицу до состояния голода и полной дезориентации, когда людям стало казаться, что Запад – единственная надежда. Власти давали головокружительные обещания. Люди с удовольствием верили в эти обещания, будучи плохо информированными, плохо накормленными, становясь иванами, не помнящими родства.

Горбачев получил Нобелевскую премию. Мы знаем всю политизированность этой процедуры. Ему платят бешеные гонорары, когда он сегодня на Западе читает свои лишенные всякого содержания лекции. Ему нравится быть на виду. Он находится на комфортабельном расстоянии от всего, что называется беспокойством о России, он еще позволяет себе давать рекомендации руководству страны. «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». И это - Горбачев. И то, что ему страна платит такой лютой нелюбовью, его нисколько не смущает.

[Читать полностью...]– Один из парадоксов современной России – в ней очень сильны «красные идеалы», но при этом она существует в статусе колонии Запада – об этом Зиновьев тоже провидчески писал.

– Весь ХХ век проходил под коммунистической звездой. Это было движение вперед, движение к знаниям. А сегодня россиянину предлагается довольно бледная перспектива: присосаться к какой-то работе, держаться за нее и помалкивать, когда вокруг идет «оптимизация» – чудовищное слово! Посмотрите, какие разрушительные процессы идут в сфере образования, как оно уничтожается. В самые страшные времена советской эпохи руководство страны не позволяло, чтобы сокращалось образование. Наоборот – делали все возможное, чтобы люди получали знания, учились дальше. Здание университета было построено 8 лет спустя после окончания страшной по потерям Великой Отечественной войны. Страна восстанавливалась из руин, и было воздвигнуто здание не банка, не развлекательного или торгового центра, а здание университета, ставшего символом нашего государства.

– А сегодня вам не кажется, что образование и культурный уровень людей понижают целенаправленно?

– Да, жующей массой управлять легко. Достаточно дать человеку банку пива, посадить перед телевизором, чтобы он смотрел футбол и говорил: спорт –наше все. Чтобы мозги заплывали жиром или вовсе атрофировались. Мозг – должен работать, иначе он отмирает. А сейчас установка – делать так, чтобы люди не думали. Им втюхиваются, выражаясь новоязом, пошлые, пустые, развращающие передачи. Люди потребляют массовую культуру, заглатывают информацию, не анализируя ее. Сидит такой телезритель с пивным пузом и смотрит, как идут сражения на футбольных полях. И это его главный интерес в жизни! Конечно, спорт нужен, и человек должен быть физически здоровым, но не околпаченным, а мыслящим здоровым человеком! А у нас, как и по всему миру, происходит очень умелое и целенаправленное – массовое оглупление населения.

– Таких околпаченных легче привести и к глобализму, с его установкой на тотальный контроль за человеком…

– Вот именно. Человечеству предлагается – за вас будут решать, что вам читать, что смотреть, все будут «очипованы», и это будет новая форма рабства. Один американский профессор Каку так и говорил: «Ничего знать не надо. Мы за вас будем думать». Именно для этого постепенно и целенаправленно разрушается система образования – зачем напрягаться, знать таблицу умножения, знать даты исторических сражений... Чем меньше знаешь, чем меньше потребность искать истину, тем более управляемым становишься. И Александр Зиновьев тоже описывал эту перспективу в своих книгах, когда говорил о глобализме и построении сверхобщества.

– Россия пытается этому всё же как-то противостоять. Все-таки в наш политический лексикон в последние годы вернулось слово «суверенитет».

– И это не может не радовать. Когда, наконец, произошло воссоединение Крыма и России – было ощущение, что в народе возникла какая-то особенная, освободительная пружина. Мы все сплотились вокруг этой идеи. И теперь теплится надежда, что не все потеряно, не все разрушено, хотя по-прежнему Россия находится в полосе чрезвычайных испытаний. Важно хранить верность своей стране. Мы с Александром Зиновьевым всегда ощущали себя патриотами, даже после того как советское правительство нас выбросило за границу, и мы двадцать один год провели в изгнании. Но за рубежом Александра Александровича называли послом советской культуры и науки. Когда началась катастройка, в 90-е годы Зиновьев буквально кричал: «Ну почему вы решили, что западное сообщество будет нам помогать, чтобы мы оправились от той катастрофы, которую они же нам устроили? Почему вы решили, что они будут с любовью поддерживать и взращивать своего конкурента!». Казалось бы, это элементарно…

– Похоже, только сейчас люди «догнали» и осознали эти слова…

– Как сказать? У людей в головах по-прежнему остается всё-таки какая-то лживая картина действительности, словно отраженная в кривом зеркале. Представители власти могут заявить, что у нас нет бедных пенсионеров. Кто-то начинает кивать на Китай, где не платят пенсии... А не честнее было бы вспомнить тот созидательный опыт, который был в Советском Союзе? Это была страна, которая в считанные годы поборола вековую безграмотность. Страна, у которой были великие достижения в области науки и культуры, искусства и образования. Сегодня нам необходимо двигаться вперед, но делать это так, чтобы дорожка памяти не зарастала. Нужно преподавать отечественную историю такой, какой она есть, а не по американским лекалам, когда в сознание внедряются совершенно чужие образы. Один знакомый проводил среди студентов опрос – что такое праздник 1 Мая? Только двое из аудитории в тридцать с лишним человек были в состоянии ответить. Это результаты убийственного внешнего управления всеми процессами в нашей стране. Его цель доказать, что иного пути кроме западного – для нас нет. А мир в самом-то деле не отказался от социалистической идеи. Идея о справедливости – жива...

– У Александра Зиновьева совершенно потрясающая живопись и карикатуры. Это еще одна грань его творческой личности?

– Александр Зиновьев – талант «all round», за что бы он ни брался. Как логик он был первым из трёх ведущих логиков мира. Это ранг. Первая его книга «Зияющие высоты» стала абсолютным бестселлером. А как художнику, ему только стоило взяться за краски - рождались ошеломительные картины, убойной силы и яркости. Он был ренессансной личностью.

– А еще он – родоначальник балов в Институте философии, как говорят его коллеги. Это так?

- Конечно, когда вас любят, вам приписывают абсолютно все. Мы с Александром Александровичем действительно принимали участие в университетских балах и балах в Институте философии и всегда получали первые призы. Это происходило в 60-е годы на Волхонке. Зиновьев – блистательный танцор. Мы были яркой парой. Вальс, вальс-бостон, танго, фокстрот – это наши танцы.

Столько граней у Александра Зиновьева: воин, гражданин, мыслитель, писатель, художник, социолог, логик! То, что он сделал в логике – было достаточно на всю советскую философию. Все, что он делал – это было со знаком высочайшего качества. Абсолютный универсум. Когда говорят, что Зиновьев был антисоветчиком, а потом стал сталинистом – это очень примитивно. Предмет его страсти был всегда один и тот же – Россия. И как ученый – он ставил беспощадные диагнозы нашей стране. При этом он не ликовал как диссиденты, а служил своей родине на разных поприщах. В годы Великой Отечественной войны он совершил 31 вылет в штурмовой авиации, где жизнь измерялась единичными полетами.

– При всем масштабе личности, сегодня Александр Зиновьев, к сожалению, согласитесь, остается немного в тени. На слуху такие спорные фигуры как Солженицын. Почему?

– Идеи Солженицына заключались в том, что он призывал вернуться в прошлое, где видел образцы для подражания и «развития» нашей страны. Как пропагандист вел себя безапелляционно и настырно. Я не занимаюсь критикой Солженицына. Просто он не мой герой. Солженицын – был хорош как инструмент навязывания враждебной идеологии в нашей стране, и Запад его в этом качестве использовал основательно.

– Вы не только храните память об Александре Зиновьеве, но и стараетесь развивать его идеи. Для этого создан «Зиновьевский клуб»?

– Мы не потеряли ни часа после смерти Александра Александровича. От меня ожидали, что я просто захлебнусь в слезах, но я действовала как того от меня ожидал мой муж. Я благодарна Дмитрию Киселеву – он стоит у истоков создания «Зиновьевского клуба». На этой площадке собираются люди, которые не дают дремать нашей общественности или предаваться желудочному ликованию. Может быть, это звучит старорежимно, но моя позиция такова: надо быть настоящим гражданином своей страны, чтобы понять – что такое Родина. Мы не стыдимся нашего прошлого. Мы ценим все то хорошее, что было сделано советской властью и советским народом. Мы прекрасно понимаем, сколько было наломано дров. Но разве бывают большие страны с вегетарианской историей? В эпоху революций и потрясений Франция утопала в крови, и Италия, и Англия, и Нидерланды. Мы осмысливаем русскую историю и ищем образ будущего, мы боремся за Россию, за гражданское общество. Мы - вопрекисты. Зиновьев говорил: «В окружении нельзя поддаваться панике и сдаваться. Когда положение безнадежное, тем более надо прорываться из окружения и идти в наступление».

http://www.livejournal.com/update.bml