Tags: миграция

ЛЮДИ БЕГУТ ИЗ КРУПНЕЙШИХ РЕГИОНОВ И ДАЖЕ ГОРОДОВ-МИЛЛИОННИКОВ

Население бежит из регионов России, отток людей заметен уже даже не из депрессивных и бедных регионов, но и из считавшихся ранее стабильными "середнячками". Миграционные процессы внутри российских субъектов также не вызывают оптимизма, через пару десятилетий (а может и раньше?) ситуация с "ржавым поясом" в США с заброшенными городами-призраками и поселениями может повториться и в нашей части Евразии, скажем прямо – все идет именно к этому.

[Читать полностью...]Что происходит и есть ли какой-то выход из создавшегося положения вещей, разбиралось Накануне.RU.

"Гулящие люди"

Сразу поясним, что мы в этом материале не претендуем на всестороннее исследование вопроса, тем более что, как нам кажется, имеет смысл подождать хотя бы предварительных итогов переписи населения страны. Мероприятие заявлено на осень 2021 года, следовательно, какие-то оперативные, но далеко неполные данные, могут появиться уже к новому, 2022 году. И, видимо, не обойдется без сюрпризов, которые могут как приятно удивить, так и разочаровать. Мы же сейчас обратим внимание на отдельные цифры и факты, которые сегодня известны и которые черпаем мы из официальных и открытых источников.

Мы рассказывали в прошлом месяце о данных Росстата, выкладки которого о смертности, рождаемости и ожидаемой продолжительности жизни в России многие специалисты назвали "катастрофой". Иначе потерю 700 тыс. (!) человек в мирный и точно неголодный 2020 год охарактеризовать действительно сложно, при том, что как отмечают сами же статистики, и на ковид все это не спишешь. Пандемия, вернее, причины роста смертности лишь на 32% были отнесены к коронавирусу. Остальной рост объясняется чем угодно, но не ковидом. Так что, повторимся, списать на болезнь этот чудовищный провал точно не получится.

Двигаемся дальше: опубликованы данные по оттоку и притоку населения в российских регионах. Цифры, если честно, прямо-таки удручающие, за исключением некоторых крупных регионов, прежде всего в центре, на юге страны и в северо-западном "кусте" (это, конечно, Санкт-Петербург и ближайшие районы Ленинградской области, но уже у соседей в Новгородской области или в Карелии дела плохи). Похоже, пока ни власти, ни само население не осознают масштаб проблемы, а зря.

Очень скоро может оказаться так, что есть несколько "островков жизни" вокруг столиц и пары периферийных центров и есть вся остальная огромная страна, населенная неработающими пенсионерами, детьми и деклассированными элементами.

Например, наибольший отток населения за 2020 год зафиксирован в "благополучной", казалось бы, на первый взгляд Омской области, уехало свыше 10,3 тыс. человек. Омск – это вообще-то город-миллионник, если кто забыл, с развитой когда-то машиностроительной отраслью, нефтехимией и т.д. И население – бежит очертя голову! Отток из Иркутской области за год составил более 7 тыс. человек, из Приморского края – 6,2 тыс., Челябинская область потеряла из-за миграции 2,7 тыс. Сплюсуйте эти цифры хотя бы на ближайшие 5-10 лет, прибавьте сюда ту самую естественную убыль, и картина станет вполне себе апокалиптической, а это картина, характерная для подавляющего числа российских регионов!

Список можно продолжать и продолжать, нам тут кажется наиболее занимательным вопрос не о том, кто и куда уезжает, это тоже известно, гораздо интереснее, а как эти все уехавшие устраиваются на новом месте?

В средневековой Руси и позднее, в эпоху империи, был, как известно, термин "гулящие люди", люди, стремившиеся по тем или иным причинам выйти из-под опеки государства и строить собственную жизнь без присмотра чиновника или барина. Есть важное отличие дня сегодняшнего от тех времен – тогда люди бежали на окраины страны из многолюдных административных центров, осваивая безлюдные земли что в Новороссии, что в Сибири. Сегодня наоборот, решающие переехать едут как раз в центр (Москва, Санкт-Петербург, Краснодарский, Ставропольский края, стал популярен самый западный анклав – Калининградская область) в надежде получить работу и, как следствие, получать "столичные" доходы и удовольствия от жизни.

Столичная штучка

Накануне.RU поговорило об этих центростремительных тенденциях с Юрием Крупновым, председателем набсовета Института демографии, миграции и регионального развития, членом федерального совета "Партии Дела".

– Когда мы сегодня видим эти цифры, отток населения даже из внешне благополучной Омской области, что можно сказать? И, кстати, как можно оценить так широко разрекламированный властями "дальневосточный гектар", если даже из крупных городов люди срываются и уезжают?

– Нет, давайте это все-таки разделять, это разные вещи! "Дальневосточный гектар" с самого начала отдавал PR-акцией, для чего это все затевалось и что хотели получить, это к Правительству. Вполне, кстати, допускаю, что кому-то из граждан эта программа и помогла, и хорошо, что помогла! Но мы должны смотреть не на отдельных счастливчиков, а в целом. И вот в целом результат такой, какой имеем.

– Еще можно объяснить, когда люди, скажем, из Рязанской или Курской области переезжают в Москву, это понятно. Но если уезжают из Омска? Они куда едут? Москва же не может им всем предоставить работу, тем более жилье, эти люди куда деваются? И что делают в Москве? Курьерами работают? Возьму поближе пример – отток фиксируется в Челябинской области, а, скажем, в соседнем Екатеринбурге небольшой, но рост населения.

– Люди уезжают в крупные центры, где идет жизнь. Вы говорите, что "подросло" в Екатеринбурге, а выросла в целом Свердловская область? Не думаю, процессы примерно всюду одинаковые.

– Ну да, люди уезжают из деревень и поселений, на первом этапе – в окрестные города, кто-то потом перебирается еще дальше, и окончательная точка для многих – столицы. Так получается?

– Привлекают точно Москва и область, это, конечно же, Санкт-Петербург, еще пару-тройку мест можно назвать. И мотивы населения можно понять – если бюджетная обеспеченность в Москве на одного человека выше примерно в 13 раз, чем в том же Омске, то выбор-то будет очевиден! И не забывайте, мы просто говорим о бюджетной обеспеченности, есть такой показатель, но есть же еще и разного рода внебюджетные траты, они также огромны!

И имеем такой результат – ни один даже самый благополучный и богатый регион просто несопоставим по уровню жизни с Москвой и Подмосковьем. А уровень жизни – это не только зарплата, это и образование, и медицина, и театры, если хотите, весь набор возможностей и развлечений, которые сегодня мегаполис может предоставить человеку.

– Центр просто вытягивает из регионов не только деньги, но и людские ресурсы?

– Да, происходит "обезлюживание" территорий, это заметно даже не по Сибири, это и в центре России уже заметно. Все стремятся в Москву, как когда-то чеховские три сестры. И тут положение не спасти никаким "дальневосточным гектаром" или аналогичной придумкой. Менять надо кардинально политику, но прежде – идентифицировать проблему. И поставить цели, а этого нет и не предвидится.

– А что вы предлагаете?

– Давно перезрел вопрос о переносе столицы куда-нибудь подальше за Урал, да хоть в тот же Омск… Я, конечно же, сейчас чисто теоретически рассуждаю. У нас огромная территория страны, на которой проживает недопустимо малое количество населения. Более того, происходит то, о чем вы и говорите – люди стягиваются, концентрируются в нескольких точках, остальные территории фактически пустеют. Это чем закончится? Как раз надо уходить от идей XX века о глобальных мегаполисах как концентрации рабочей силы и ресурсов, нам нужно осваивать свои земли. И не в Москве, не в Санкт-Петербурге, а за Уралом и дальше, в Сибири и на Дальнем Востоке. И сделать это можно лишь усилиями всего государства, а не программой "дальневосточный гектар".

– Кстати, пару лет назад Сергей Шойгу как глава "Русского географического общества" предлагал такую идею – о переносе столицы в настоящий, географический центр страны, то есть в Сибирь. Вы сторонник этой идеи?

– Да, давно уже предлагал и предлагают идею "размосквичивания", если хотите. Не могут нормально управляться из Москвы такие огромные территории, как у нас, просто нет таких технологий и таких людей. Плюс то, о чем мы и говорим – люди уезжали и будут стремиться уезжать из любого места ближе к столице. Это объективный процесс! Здесь даже не конкретная географическая точка важна, необходимо поменять в целом вектор развития.

– Есть понимание того, кто и когда этим займется?

– В том-то и дело, что нет! Я больше скажу, вот тридцать лет мы строим что-то, а что получилось, кто-то может сказать? У нас сейчас что – капитализм? Но если это капитализм, то он какой-то живодерский. А что хотели построить? И так везде и всюду, куда ни посмотри!

Вопрос же, повторюсь, не в том, чтобы взять и столицу куда-то машинально перенести. Это инструмент для дальнейшего развития страны, а не самоцель! Опять приходим к целям и идентификации проблемы – а что, собственно, мы хотели бы получить? Совершенно ясно же, что нынешний вариант капитализма абсолютно не подходит для развития страны, но тогда встает вопрос – а какой подходит? И вообще, капитализм надо строить или что-то еще? Но это отдельный разговор…


***
Вернемся к тому, с чего начали – стоит подождать официальных итогов переписи населения, показатели потом будут считаться и оформляться еще пару лет, но предварительные итоги появятся раньше. Остается добавить для понимания картины в целом: на конец 2019 года в городах проживало в России 74-75% населения (при общей цифре в почти 146 млн), в стране насчитывается 15 городов-миллионников. И все, как мы сказали, может измениться уже достаточно скоро.

Источник

ЭРДОГАН ЛЕТОМ ПОШЛЕТ В ЕВРОПУ ЕЩЁ 3 МЛН БЕЖЕНЦЕВ



Турция требует от ЕС несколько дополнительных миллиардов евро

В четверг, 11 февраля, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил европейским политикам открыть границы и наводнить Европу беженцами из Сирии, которые скопились на турецкой территории.

«Раньше мы останавливали людей на пороге Европы, мы останавливали их автобусы в Эдирне. Остановили раз, остановили два… Но затем мы откроем ворота и пожелаем им счастливого пути. У нас на лбу „идиот“ не написано. Мы будем терпеливы, но в конце концов сделаем то, что должны. Не думайте, что автобусы стоят там просто так», — заявил Эрдоган.

Причина демарша турецкого лидера — деньги. По словам Эрдогана, с начала сирийского кризиса Турция приняла у себя больше 2,5 млн. беженцев и потратила $ 9 млрд. на их содержание, а дальнейшее их пребывание в стране требует еще больших финансовых затрат. При этом ни Евросоюз, ни ООН не спешат помогать турецким властям.

«Эти € 3 млрд, которые ЕС нам обещал один раз выделить, пойдут не в наш бюджет, а беженцам. И эта помощь должна продолжаться, пока идут боевые действия», — отметил президент Турции.

По словам Эрдогана, помощь ООН ограничилась суммой «всего $ 455 млн», а обещанных европейскими лидерами денег Турция вообще не видела. При этом, отметил глава турецкого государства, ЕС теперь планирует выделить € 3 млрд. не на год, как обсуждалось изначально, а на два.

«Если вы предлагаете € 3 млрд. на два года, тогда говорить не о чем», — подытожил турецкий президент.

По сути, Эрдоган жестко шантажирует Евросоюз, добиваясь увеличения финансирования. Напомним: 10 февраля Der Spiegel опубликовал выдержки из стенограммы переговоров Эрдогана и главы Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера в Анталье. Из стенограммы следует, что турецкий президент умело выкручивает руки европейским партнерам, требуя изменить условия сделки с Анкарой.

[Читать полностью...]Когда Эрдоган спросил, какой будет сумма выплат, Юнкер ответил, что, согласно плану ЕС, Анкара получит € 3 млрд в течение двух лет. Однако президент Турции потребовал увеличить выплаты до € 3 млрд в год, и подчеркнул, что в сделке заинтересован именно Евросоюз, а не Анкара.

«Что ЕС будет делать с беженцами, если сделка не состоится? Убивать их? Речь пойдет не просто об одном мертвом мальчике у берега — их будет десять, пятнадцать тысяч. Как вы намерены с этим справляться?» — цитирует Эрдогана Der Spiegel.

Заметим, что сам Евросоюз принял почти 1,5 миллиона беженцев, и это уже поставило ЕС на грань внутреннего кризиса.

Пойдет ли Эрдоган на реализацию своей угрозы, и что в этом случае ждет Европу?

— Евросоюз, поторговавшись, все же заплатит Эрдогану, — считает политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков. — В турецких лагерях действительно скопилось огромное количество беженцев, а ЕС до сих пор не без содрогания вспоминает лето 2015 года, когда мигранты из Северной Африки и стран Ближнего Востока штурмовали европейское побережье.

Пережить еще одну волну «миграционного цунами» европейцам очень не хотелось бы. При этом надо понимать: сами беженцы на территории Турции с огромным энтузиазмом смотрят в сторону Европы. Они видят, что практически всем мигрантам первой волны Евросоюз предоставил убежище, выделил жилье и социальные пособия, и что живется им среди европейцев очень неплохо.

По оценкам экспертов, летом текущего года в Европу попытаются добраться морем в 2−3 раза больше мигрантов, чем летом 2015-го. Благо, перевозка беженцев стала в регионе бизнесом, которым не занимается только ленивый, и в этот бизнес вложены немалые средства.

На руку перевозчикам играет и тот факт, что силовые структуры европейских государств, встающих на пути трафика, продемонстрировали весьма слабую эффективность. По сути, единственное, что транзитные страны хорошо научились делать — это пропускать беженцев через свою территорию в Северную Европу, построив в колонны и сопровождая охраной с собаками.

«СП»: — Если Эрдоган действительно откроет границы, что будет в Европе?

— Если в Евросоюз из Турции хлынут еще 2−3 миллиона беженцев, политические последствия трудно предсказать. Думаю, возмущение населения ряда европейских стран окажется настолько сильным, что дело закончится сменой правительств.

Возможны, кроме того, вооруженные стычки коренного населения с мигрантами, и формирование отрядов самообороны в городах Европы. В такой обстановке, не исключено, европейская полиция откажется выполнять функции по защите беженцев. Все это может привести к параличу некоторых государственных структур ЕС.

Как раз чтобы избежать этого сценария, европейцы будут платить Эрдогану. Турецкий президент это прекрасно понимает, а потому будет и дальше идти на жесткий шантаж.

Единственное, что может сыграть на руку Европе — это перемирие в Сирии. Об этом, напомню, договорились 11 февраля в Мюнхене участники Международной группы поддержки Сирии. Если теперь интенсивность боев в районе Алеппо и ряде других районов резко снизится, поток беженцев в Турцию не только уменьшится, но и повернет вспять. В этом случае у Евросоюза появятся новые аргументы в торге с Эрдоганом.

«СП»: — Как Россия должна относиться к демаршу Эрдогана?

— Должен сказать, что кое в чем турецкий президент прав. Я считаю, поскольку Евросоюз несет ответственность за разрушение государственных институтов на Ближнем Востоке, он обязан принять всех беженцев из этого региона, и всем им дать жилье, работу и социальные пособия. Именно такую позицию, на мой взгляд, должна сейчас занять Москва.

В конце концов, европейцы, вместе с американцами, разрушали Ирак, Ливию, Сирию. Раз так — будьте добры заплатить по счетам. Я считаю, нам не стоит проявлять сочувствие ЕС в данной ситуации. Евросоюз, напомню, нам не сочувствует: он не идет на отмену санкций в отношении России, и продолжает поддерживать хунту, которая находится у власти в Киеве. Вот и нам с Европой тоже нужно обращаться пожестче…

— Турция является прямым участником сирийского конфликта, — напоминает директор Исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Анкара играла по западному сценарию, и под предлогом демократизации Сирии способствовала дестабилизации всего региона. На мой взгляд, когда Турция сознательно шла на провокацию в Сирии, она должна была понимать, что столкнется с фактором беженцев.

По сути, сейчас Эрдоган косвенно, через беженцев, предъявляет претензии Западу, поскольку последний неоднократно менял векторы своих действий. Правда, эти претензии турецкой стороны имеют вид откровенного шантажа.

Но в действиях Анкары есть и более важный мотив. Через фактор беженцев Турция пытается вернуться в большую политику. До инцидента с российским Су-24М все решения по Сирии принимались четверкой государств — США, Россией, Турцией и Саудовской Аравией. Но сейчас — и мюнхенские переговоры Международной группы поддержки Сирии тому доказательство — сценарии сирийского урегулирования определяют только два игрока: США и Россия. Можно сказать, что Турция из-за ссоры с РФ оказалась полностью выброшенной из этого процесса.

И вот теперь Анкара пытается вернуть утраченные позиции, и даже намекает о возможной сухопутной операции в Сирии. Но такие заявления положения дел не меняют. Все понимают, что Турция — член НАТО — никогда не решится на военное вторжение в Сирию без санкции американцев. И тех же беженцев не пустит в Европу, иначе столкнется с серьезными геополитическими последствиями.

«СП»: — Как тогда расценивать нынешние заявления Эрдогана?

— Как агонию турецкого режима. Боевики «Исламского государства» * определенное время контролировали часть территории Сирии, а сейчас они отступают. В результате, коллаборационисты из местного населения, которые сотрудничали с ИГИЛ, начинают покидать эту территорию. Кроме как в Турцию, бежать им некуда.

США много раз требовали от турок закрыть границу с Сирией, но турки этого не сделали. А сейчас они торгуются -у них действительно скопилась критическая масса беженцев и назревает гуманитарная катастрофа. Такая постановка вопроса никого не устраивает.

Думаю, дело кончится даже не отказом ЕС от увеличения ассигнований на беженцев в Турции. Дело кончится сменой турецкого режима. Эрдоган проиграл по всем направлениям — Ирака, Сирии, ИГИЛ, курдского вопроса. И этот проигрыш имеет огромные негативные последствия для стабильности внутри Турции. Вопрос теперь стоит ребром: как Запад будет разбираться с Турцией, и какая Турция ему теперь вообще нужна…

— Какую сумму получит в итоге Эрдоган от ЕС, будет зависеть только от мастерства переговорщиков, — уверен президент фонда «Миграция XXI век», бывший заместитель директора ФМС РФ Вячеслав Поставнин. — С одной стороны, турецкий лидер, совершенно очевидно, держит Европу за горло. С другой, если он и впрямь откроет для мигрантов границу, ЕС на этот шаг всерьез обидится, и тогда Эрдоган останется один на один в противостоянии с Россией. Такая перспектива главу турецкого государства тоже никак не устраивает, поскольку он нуждается и в международной поддержке, и в поддержке НАТО.

Думаю, Турция и ЕС, обменявшись громкими заявлениями, придут к компромиссу. Если же этого не произойдет, последствия будут печальны для всех сторон, в том числе для России.

Если Турция откроет границы для беженцев, а ЕС, напротив, выставит на своих рубежах заслоны и откажется принимать беженцев, поток мигрантов хлынет во все стороны. В частности, в Россию. И что мы в этом случае будем делать — вопрос открытый.

Именно поэтому, на мой взгляд, проблема конфликта интересов Турции и ЕС носит международный характер, и не имеет простого решения…
_________________________________________________________________
* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

http://svpressa.ru/world/article/142246/