Tags: новая социальная формация

НАЗАД, В ДЕРЕВНЮ!

Еще одна либеральная задумка рушится на глазах

Горожане массово ринулись в деревню. Причем не только переждать неблагоприятное время, многие начинают строить долгосрочные проекты. Вот что пишет в Дзене дачник под ником «Деревенский Москвич»: «Многие мои соседи приехали в деревню в конце марта и собираются находиться здесь до осени. Некоторые, как и я, приняли решение переехать в село на ПМЖ, т.е. жить здесь постоянно, а не только в летний сезон. И еще, бросается в глаза следующее: раньше многие дачники не заморачивались с огурцами, картошкой и помидорами (покупая их на местном базарчике), предпочитая засевать приусадебные участки газонной травкой. Теперь этому «сибаритству» пришел край. Практически ни у кого нет газонов и шезлонгов, а видны ровные грядки с рассадой. Соседи активно сажают картошку, уже кушают свою редиску и молодой зеленый лучок»…

Эксперт Госдумы по муниципальному развитию регионов Глеб Тюрин в интервью «Комсомольской правде» предполагает, что сейчас в деревню из городов готовы вернуться несколько миллионов людей.

Политолог Сергей Михеев, некогда активно публиковавшийся в «Столетии», заметил, что эпидемия коронавируса может стать отличной возможностью для пересмотра текущей пространственной модели государства: «Если сейчас есть такая возможность, то надо как минимум собрать информацию и проанализировать: можно ли сделать так, чтобы переселение людей из больших городов в малые (и сельскую местность) подтолкнуло сразу две вещи – развитие инфраструктуры и индустриализацию».

[Читать полностью...]А как же либеральная стратегия географического переустройства России, некогда озвученная руководителем Центрального банка России в бытность ее министром экономического развития Эльвирой Набиуллиной? Суть ее заключалась в том, что малые города России, а тем более села и деревни, нежизнеспособны в силу их низкой конкурентоспособности по сравнению с мегаполисами.

Это, мол, мировая тенденция, так происходит и в Америке, и в Европе. И у нас в ближайшие годы все население, согласно их программе, должно было в перспективе сосредоточиться вокруг двух-трех десятков агломераций.

Называли это – ускоренным сжатием обжитого пространства. Появились даже такие дикие, на взгляд нормального человека, термины, как «пятнистая Россия» и «пустилище пространства».

Мы, провинциалы, в первую очередь ощутили такое географическое переустройство на себе. Происходило укрупнение муниципальных округов. Деревни вымирали. Из малых городов и поселков человеческие и финансовые ресурсы переводились в более крупные. Упразднялись сельские поселения. Районные центры превращались в муниципальные округа. Но и они по истечении времени должны были превратиться в сельские поселения или вообще исчезнуть.

Под эту раздачу могли попасть такие города, как Козельск, Устюжна, Палех, Муром, Гусь Хрустальный, Изборск, Печоры, Тихвин, входящие в золотое кольцо или серебряное ожерелье России, ковавшие ее историю, составляющие ее гордость и славу.

Никакие наши призывы о том, что культура держится именно на провинции, что город всех унифицирует, стирает различия между нациями, что не будет деревни – не будет культуры, не будет нации, не только никого не трогали. Но даже не были услышаны.

И вдруг людские потоки вопреки желаниям либеральных политиков повернулись вспять. Теперь горожане побежали в деревню. Этого не должно было быть в принципе. И не случилось бы, если б… не эпидемия.


Причем они стали не только активно скупать еще имеющиеся пустующие дома, но и изыскивать возможности наладить здесь свой бизнес. Или жить в экологически чистой глубинке, а работать в мегаполисе на удаленке, к чему их уже приучила самоизоляция в связи с эпидемией.

Этак, глядишь, и начнет подниматься Россия.

Не небоскребами мегаполисов, а оставленными на произвол судьбы, запущенными и неосвоенными просторами русской провинции. Той провинции, которая и писала историю державы, ковала ее славу, обороняла от врагов и восстанавливала после войн, пожаров и эпидемий.

Тот же Сергей Михеев пишет: «Мы видим, что именно большие города становятся инкубаторами, рассадниками любой заразы. Большие транспортные хабы, которыми у нас гордились многие, крупные центры скопления людей, в том числе приезжих, они в итоге стали самым большим рассадником эпидемии. И это не только у нас так происходит».

Крупные центры скопления людей – мегаполисы, агломерации – стали самым большим рассадником эпидемии. Но коронавирус высветил не только несостоятельность переселения большинства населения в эти центры.

В стране предстоит еще большая работа над ошибками, содеянными либералами в правительстве. Вирус, как лакмусовая бумажка, проявил всю порочность списанных ими с Запада реформ. И в первую очередь реформ здравоохранения и образования.

Как следует из доклада Центра экономических и политических реформ, только с 2000 по 2015 год число российских больниц сократилось почти вдвое – с 10,7 до 5,4 тысяч. Число больничных коек на 10 тысяч населения – со 115 до 83,4. Число поликлиник снизилось с 21,3 до 18,6 тысяч. Еще меньше их стало за последние четыре года. В провинции 17,5 тысяч населенных пунктов не имеют никакой медицинской инфраструктуры. Более 11 тысяч из них располагаются на расстоянии свыше 20 километров от ближайшего медучреждения.

Сколько ни бились мы, доказывая пагубность таких преобразований, все как с гуся вода. И вот теперь, пытаясь ответить на возникшие эпидемиологические вызовы, власти вынуждены спешно вкладывать огромные деньги в строительство новых больниц.

Впрочем, может это и к лучшему. На место старых больничных корпусов с устаревшим оборудованием приходят современные кластеры. С этого, по идее, и должна была начаться реформа здравоохранения. Насколько было бы легче, если б они были построены несколько раньше!

То же и в образовании. На первый план здесь вылезла та же пресловутая «глобализация». Школы перевели на так называемое подушевое финансирование. Сколько директор сумел привлечь детских душ – на такой бюджет и рассчитывай. В стране открылась настоящая охота за ними. В результате более 26 тысяч, в основном малокомплектных сельских школ перестали существовать, потащив за собой в небытие и сами сельские поселения. В городах же классы оказались переполненными. В иных насчитывалось по сорок учеников.

Ущербность этого проекта проявила опять же эпидемия, посадив и деревню, и город на удаленку. И если городу проще, то в деревне это маята. Далеко не все семьи могут позволить себе компьютер, а если даже и могут, то не везде есть Интернет, а если даже и есть, то не все родители способны наладить своему ребенку программу по дистанционному обучению.

И неизвестно, с какими последствиями все это закончится. А ведь те же малокомплектные школы могли и сейчас продолжать нормальное обучение, учебные площади позволяли им соблюсти все санитарные требования.

Говорят, остановка хозяйственной деятельности во всем мире заметно оздоровила природу. Может и отказ от либеральных реформ оздоровит, наконец, нашу политическую, экономическую, нравственную атмосферу.


Как сказал мне в свое время известный экономист Кирилл Дегтярев, урбанизация в смысле миграции людей из деревень в ранее построенные города – это в числе прочего был и признак усталости нации. Действительно, чего только не сыпалось на ее голову в двадцатом веке: революции, коллективизации, войны, стройки, перестройки. Но восстановление «пассионарности» мы можем ждать в ближайшее время. А может, она уже идёт. Такие процессы глазу не очень заметны. И может – нам суждено стать ее свидетелями?

Специально для «Столетия»

Источник

ЧТО ПРОИСХОДИТ С МИРОМ? НАШЕ БЛИЖАЙШЕЕ БУДУЩЕЕ. Виталий Сундаков



- Что происходит? Это наиболее частый вопрос, которым многие задаются сегодня. Если совсем кратко о совокупно происходящем в мире, позвольте сегодня сказать лишь главное. И в этом главном, единственное, о чем я не буду развернуто говорить, так это о вирусе. Не буду минимум по двум причинам. Поскольку, во-первых, я не являюсь ни вирусологом, ни микробиологом, ни врачом любой другой специализации. И во-вторых, об этом сегодня говорят все, включая тех, кто изъясняется лишь междометиями и посредством мимики.
Итак, что же происходит в масштабах мира? А происходит, друзья мои, очевидная, зримая, давно назревшая перезагрузка, обнуление и трансформация так называемого дальше некуда «зацивилизованного» Мира.
А вместе с этим, происходит «естественно вынужденная» инвентаризация всех ценностей и смыслов.
Осыпается старая штукатурка, обнажая древние фрески и пустые участки которые предстоит наполнить новыми сюжетами. Причем сюжетами, гармонирующими с древними укладами, ценностями и смыслами мудрых предков. Ведь не спроста и не на пустом месте, в мире уже давно отмечен не поддельный, стремительно растущий у всех этносов и народов интерес к этнографическим, историческим, национальным корням своего прошлого.
Прежний Мир меняется у нас, буквально на глазах. «Опоэтизируя» происходящее, можно метафорично сказать, что змея, кусающая себя за хвост, выползает из старой кожи. И в этот болезненный момент она не может добывать пищу, плохо видит и вопреки своему обычному беззвучному и плавному передвижению вынуждена извиваться и цепляться за сухие отжившие сучья и замшелые пни с тем, чтобы освободиться от старой истлевшей кожи, оставив её на этих отмерших корягах.
И уже понятно, что новый мир не предполагает никакой глобализации, во главе с мировым правительством. А спасение утопающих, дело рук самих утопающих. И тех, кому эти утопающие не безразличны. Понятно и то, что примером, абсолютно во всем, нам не могут быть ни Китай, ни Америка, ни Европа, ни Азия, никто-либо кроме нас самих.
Понятно и то, что цивилизация потребления до тошноты обожралась и судорожно склонилась над унитазом… Согласитесь, невежливо, да и опасно предлагать ей в этой ситуации отвернуться от унитаза, и сдержав рвотные конвульсии поглотить ещё дюжину огромных блюд сладкого и жирного.
Словом, если бы нынешней проблемы с нашествием на мир полчищ невидимых невооруженным глазом врагов рода человеческого не было, то подобную проблему надо было бы придумать и осуществить. Как бы цинично это не звучало. И вот, нынешняя, эпидемиологическая битва, легко склонив в свои союзники уже вовсю бушующие войны, - информационную, идеологическую и экономическую, сговорились непременно добить, или взбодрить, заигравшихся в яркие фантики беспечных и корыстных людишек.
И эта, проистекающая на всех ландшафтах битва, согласитесь, все же куда лучше, точнее приемлемей, чем большая война вооружённых до зубов, всех со всеми. Война, грозящаяся охватить всю планету, причем, по любому поводу: - за ресурсы, за смыслы, за религиозные убеждения, за территории, за историческую правду, за власть, за рынок или вообще без видимых причин. Как говорил Портос, - «я дерусь потому что дерусь». Поскольку другие способы быстро и кардинально изменить существующее положение в мире, этому миру попросту либо не известны, либо не эффективны, либо потребуют десятилетий, которых у заколдованного человечества в нынешних условиях, уже попросту не осталось.
Масштабная битва, сражение, война, - мировая она, локальная или гражданская, как и любая иная большая всеобщая беда, - революция, пандемия, голод, стихийные бедствия, масштабные технологические катастрофы, всегда инвентаризируют и мобилизуют, всё и всех, проявляя подлинную шкалу ценностей всех вовлеченных в неё скопом и каждого в отдельности.
Война, или даже подготовка к ней, всегда своеобразным бонусом приносит взрывной рост и технологий, и прежде всего медицины и заботы государства о продовольственной безопасности в расчете исключительно на собственные возможности и оценку производственных мощностей буквально во всех сферах народного хозяйства. Здесь же, и проверка взаимодействий всех уровней власти, и отработка мобилизационных процессов населения с обнаружением убедительных для современников объединяющих мотивов.
Ну и конечно, это новые альянсы и союзы, основанные на реально взаимовыгодных условиях, а не по принуждению, указанию каких-нибудь заокеанских «партнеров», или за компанию с большинством. Также, что очень важно, отчетливое понимание того, что соседи должны дружить. И не важно городские это дачники или сопредельные государства. Когда в доме вспыхнул пожар, надежда на помощь по его тушению, прежде всего на соседей. Даже уже и потому что от порыва ветра, огонь может перекинуться и на них.

ТРУДНО ПОВЕРИТЬ, ЧТО ОНА СДЕЛАЛА ЭТОТ ПРОГНОЗ ТРИ ГОДА НАЗАД...

Привыкла считать её ангажированной пустомелей, которая ни разу ничего путного "не угадала". И вдруг, попался её ролик трёхгодичной давности. Удивительно близко к реальности...

Значит, всё-таки, именно в этом году вся эта наша криминально-прихватизационная мразота побежит из страны, утаскивая за пазухой всё, что только сможет унести? Но тогда и от Гейропки и Пендостана в ближайшие полтора-два года должно ничего не остаться...


"3 года мирового кризиса и новая реальность в 2020 году" - астрологический прогноз Светланы Драган



ОГРАНИЧЕНИЕ СВОБОДЫ. ПОТЕРЯ МЫШЛЕНИЯ. НОВОЕ ХОЗЯЙСТВО. Сергей Переслегин

Переслегин несказанно удивил. Хотя, с трудом верится, что он не понимает, где реальное Православие и где г-н Гундяев, как и то, чем Крестный ход отличается от объезда города на дорогущем внедорожнике с охраной... потрясает уже сама попытка человека с подобной ментальной матрицей выйти за рамки по-человечески "системного", убого-"материалистического" восприятия процессов трансформации Мироустройства.

Во многом с ним невозможно согласиться, просто потому, что в откровенно инфернальных информационных программах коллективного сознания он ничего опасного и дурного не видит. Да и все эти отсылки к либерастическим "флюидам", вроде псевдо-свободы, и готовность использовать затасканный, почти дарвинистский "инструментарий" для "совершенствования" сознания...

Но сам его эксперимент по входу в бурные воды метафизического переосмысления возможностей и задач человека не может не вызывать интереса и даже уважения.



МУТАЦИЯ ЭКОЛОГИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА

Пандемия коронавируса может быть вызвана реакцией ноосферы на проблемы современного общества

Счастье, вписанное огненными буквами в рекламу Канарских островов или солей для ванн, — это абсолютная точка отсчета общества потребления; собственно, это эквивалент спасения

Жан Бодрийяр

С момента появления и распространения по планете коронавируса COVID-19 сторонники версии его искусственного происхождения спорят, какая из стран повинна в его создании, пишет колумнист укранского еженедельника «2000» Ярослав Дмитренко.

Между тем, если и говорить о конспирологии в отношении COVID-19, то куда более логично отдать пальму первенства некоей тайной организации биотехнологов, поставившей задачу изменить образ жизни населения планеты, сделав ее менее вредной для окружающей среды.

Еще более очевидным «углеродный след» вируса COVID-19 становится, если принять на веру естественное происхождение вируса, о чем пишет авторитетное издание Nature.

Распространяясь по планете, коронавирус уже привел к остановке многих предприятий и сокращению спроса на самые различные товары и услуги. Заставил людей изменить привычный образ жизни, сократив контакты и увеличив социальную дистанцию.

Если не принимать во внимание человеческие жертвы, наибольший удар вирус нанес по индустрии потребления, в особенности по его верхнему сегменту. Как отмечает президент Всемирного экономического форума (ВЭФ) Булут Багчи, после распространения коронавируса падение в туристической отрасли составило 70% и уже достигло $ 600 млрд. К концу года эти убытки возрастут до $ 1 трлн.

Если говорить о связанных сферах производства и услуг, включая индустрию развлечений, перевозки и т. д., то все они в комплексе по итогам года недосчитаются $ 5 трлн. Закрытые вокзалы и аэропорты. Остановленные порты и незагруженные суда. Пустые шопинг-моллы, рестораны и кинотеатры. Все это — следствия пандемии COVID-19.

[Читать полностью...]Наряду с этим в социальных сетях можно нередко встретить коллажи с апеллированием к 16-летней шведской экоактивистке Грете Тунберг, выступающей за ужесточение экологической политики.

«С введением карантина воздух стал чище, вода прозрачнее, в привычную среду обитания вернулись птицы и рыбы. Грета, девочка, ты этого хотела?» — иронизируют авторы подобных коллажей.

Конечно, можно по-разному относиться к попыткам людей наделять разумностью окружающую среду. Но вряд ли следует отрицать, что наблюдаемые социально-экономические последствия коронавируса COVID-19 вполне созвучны с концепцией ноосферы, прославившей французского теолога и ученого Пьера Тейяра де Шардена и уроженца Санкт-Петербурга, первого президента украинской академии наук Владимира Ивановича Вернадского.

При этом, само понятие «ноосфера» ввел в обиход французский математик, профессор Сорбонны Эдуард Леруа, прослушавший вместе с Тейяр де Шарденом в 1922—1923 гг. лекции Вернадского в Сорбонне.

Сторонники этой теории полагают, что по мере своей эволюции человечество формирует все более мощную «мыслящую» оболочку Земли — ноосферу, которая занимает господствующее положение по отношению к существовавшей до нее биосфере.

Среди условий формирования ноосферы Вернадский указывал расселение человека по всей планете, преобразование средств связи и обмена, выход в космос, открытие новых источников энергии, равенство всех рас и религий, преодоление голода и нищеты, прекращение войн и другие условия, способные приблизить человечество к идеальному божественному (в понимании Шардена) состоянию.

Как утверждал Вернадский, «человечество в ходе своего развития превращается в новую мощную „геологическую силу“, своей мыслью и трудом преобразующую лик планеты. Соответственно, оно в целях своего сохранения должно будет взять на себя ответственность за развитие биосферы, превращающейся в ноосферу, а это потребует от него определённой социальной организации и новой, экологической и одновременно гуманистической этики».

В настоящее время человечество находится в процессе поиска социальной организации и этики, пребывающих в гармонии с формирующейся ноосферой. Впрочем, стройного учения о ноосфере не существует. Да и само понятие много раз подвергалось критике за утопичность, квазирелигиозность и т. д. Однако сам термин активно используется в публицистике. Можно сказать, он стал устойчивой мировоззренческой составляющей миллионов жителей планеты.

Наличие разумной оболочки планеты, очевидно, предполагает и возможность обратной связи. И именно в ноосферной парадигме сегодня удается логично объяснить суть изменений, происходящих в связи с угрозой распространения COVID-19.

Как сказал бы французский философ Жан Бодрийяр, новый коронавирус стал «реакцией на глубокую мутацию в экологии человеческого рода», когда люди стали окружены не только себе подобными, но в большей степени предметами потребления, воспроизводство которых наносит все больший и больший вред окружающей среде.

Классический пример — пара джинсов, на производство которой затрачивается до 800 л воды. А если проследить этот процесс с момента выращивания хлопка, то на порядок больше. При этом большая часть этого объема водных ресурсов загрязняется пестицидами и красителями. В мире ежегодно производится около 4 млрд. пар джинсов, не считая множество другой одежды.

И вот жители десятков стран мира, в том числе наиболее развитых и богатых, внезапно оказались оторванными от привычной среды обитания, обязательным элементом которой стал повседневный шопинг как способ вознаграждения за преодоление жизненных неудобств и индикатор собственных достижений.

Украинская аудитория социальных сетей в эти дни демонстрирует две наиболее типичные реакции на изменение образа жизни, связанные с возможным распространением COVID-19. Одна из них акцентирует внимание на положительных сторонах карантина и предлагает использовать высвободившееся время для прохождения различных онлайн-курсов, просмотр интересных фильмов или просто для общении с родными, на что раньше не хватало времени.

Другие раздражены вынужденными жизненными неудобствами, выявляют готовность нарушать предложенные им правила поведения и прогнозируют неутешительные последствия, вплоть до неминуемого голода, хотя продуктов на прилавках по-прежнему хватает.

Очевидно, что инспираторы продуктовой паники не всегда связаны с торговыми сетями, которые получают прямую выгоду от ажиотажа, повышая цены на товары первой необходимости, или являются представителями малого бизнеса, который власти закрыли в процессе карантина.

Среди паникеров наверняка окажется немало подверженных влиянию индустрии потребления, которая, как справедливо замечал Бодрийяр, связана со слюноотделением. Не случайно в крупных торговых центрах промтоварные магазины соседствуют с фудкортами. Если ранее совместный прием пищи служил сплочению людей, то сейчас — единению человека и предметов потребления.

Поэтому не удивительно, что люди, вся сознательная жизнь которых прошла в «утонченном концерте потребления» вплоть до максимального исчерпания их экономического потенциала, теперь оказываются наиболее уязвимыми перед последствиями вируса и связанными с ним социальными требованиями.

Не случайно в США люди не только скупают продукты первой необходимости, но и оружие, опасаясь массовых грабежей. Они полагают, что перебои со снабжением, равно как невозможность удовлетворять привычные потребительские практики, могут вылиться в насильственные действия.

Пандемия поставила под сомнение и другие мифы, практикуемые нынешней цивилизацией, в частности о возможности на десятилетия отодвинуть процесс старения с помощью научных достижений.

Еще недавно футурологи, пребывавшие в эйфории от успехов современной медицины, предполагали, что уже к середине XXI в. наиболее богатые земляне смогут достичь возраста 150 лет за счет разработки новых материалов и имплантации искусственных органов. Проблема, мол, сведется лишь к толщине кошелька потенциального долгожителя и готовности оплатить нужные манипуляции.

Однако вдруг выяснилось, что в атмосфере, насыщенной вирусами, подобными COVID-19, пожилым людям можно выжить лишь в замкнутом стерильном сообществе. Если так и дальше пойдет, то, вполне возможно, мы увидим поселения, основанные не по национальному, а по возрастному принципу. Иначе говоря, города пенсионеров, подобные Сан Сити (Аризона, США), станут более распространенным явлением.

При этом нынешний коронавирус, обладающий по сравнению со «свиным» или «птичьим» гриппами меньшим поражающим действием, но более широким ареалом распространения, показал, что не следует сбрасывать со счетов традиционную медицину и оздоровительные практики, имеющие тысячелетнюю историю.

«Практика показала, что китайская традиционная медицина, направленная на очищение легких и поддерживающая иммунную систему, помогает в профилактике и излечении части пациентов, а их иммунитет действительно повышается, особенно, когда нет ни вакцины, ни эффективного лекарства», — подчеркнул недавно на своей странице в Facebook чрезвычайный и полномочный посол КНР в Казахстане Чжан Сяо.

И этому есть все основания верить. К примеру, самый распространенный комплекс китайской гимнастики цигун Ба Дуан Дзинь содержит в своем арсенале упражнения, отдельные интерпретации которых прямо указывают на способность избежать инфекционных заболеваний, в т. ч. дыхательных путей. Немало таких упражнений можно найти в индийской йоге.

В то же время главный тренер сборной Казахстана по триатлону Андрей Глущенко утверждает, что для сокращения заболеваемости китайские власти активно используют спортивное и оздоровительное плаванье.

Этому способствует сочетание двигательной активности, интенсивное дыхание и высокое содержание в воде бассейна хлора, который угнетающе воздействует на вирус.

Но каковы бы ни были последствия нынешней эпидемии, вирусы подобные COVID-19 теперь являются новой земной реальностью, с которой нам всем придется считаться.


В процессе изучения и противодействия вирусу мы получаем подсказки, как нам следует изменить свою жизнь, чтобы избежать смертельной опасности или быть менее подверженными воздействию болезней. В естественный отбор включился ноосферный фактор.

Источник

КРАХ КАПИТАЛИЗМА

Если коммунизм уже в прошлом, что тогда? Социогуманизм

Доктор медицинских наук, общественный деятель Игорь Алексеевич Гундаров представляет идею новой формации - социогуманизм.



Разномастных борцунов и псевдореформаторов у нас сейчас пруд пруди. И, как правило, их всех видно за версту - что за птица. Платошкин из них - самый колоритный... и у него всё прямо на лице написано.

Гундаров, конечно, конкурировать со всеми этими трепливыми и беспринципными "колями в пальто" едва ли сможет. Но он озвучивает и массу вполне жизнеспособных, интересных, новых идей.

С НЭПом он, конечно, намудрил. Но и тема слишком сложная и запутанная. А в остальном - довольно полезно послушать.